PORTLAND, USA
амс-состав х гостевая х сюжет х faq х внешности х новости

октябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » bamboleo, bambolea;


bamboleo, bambolea;

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://funkyimg.com/i/2LUWo.gif http://funkyimg.com/i/2LUWp.gif
Vito Pastrone & Francis Banks;
18 мая 2015 года. Квартира блядуна Вито;
Разнести всё к чертовой матери или сжечь дотла, вот в чем вопрос.

+3

2

Цокот женских каблучков разнесся по пустому фойе, пока миниатюрная девушка направлялась в сторону лифта. На ходу поприветствовала местного охранника, высокого и статного, особенно по её меркам 157 сантиметрового эльфа (гномом лучше её не называть).
- Алан, давно не виделись, - одарив его искренней улыбкой, не той, с которой она обычно встречала всех посетителей на работе; Фрэнки задорно помахала мужчине, параллельно нажимая на вызов лифта и поглядывая на электронный циферблат сверху.
- Прекрасно выглядите. Вы сегодня к своему?
- Да, а к кому же еще, - машинально поправляя укладку, девушка прикусила нижнюю губу, лишь бы спрятать расползающуюся на лице улыбку.
Как только двери распахнулись Фрэнсис поспешила скорее запрыгнуть в лифт и нажать на нужный этаж, чтобы скрыться от взгляда веселящегося охранника. Помнится, первое время ему жутко нравилось смущать девушка, потому он часто обращался к ней «миссис Пастроне», от чего она жутко краснела и не знала, куда деться. Кто же мог знать, что эти его шуточки скоро станут реальностью?
- «К своему», - мысленно завизжав от восторга, Фрэн спрятала раскрасневшееся лицо в ладонях, а затем сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться и взять себя в руки. Поправив наушники, в которых сейчас лилась латиноамериканская мелодия, Бэнкс бегло посмотрела на циферблат часов, мысленно подсчитывая, сколько у неё есть времени на подготовку.
В одной руке покачивался небольшой кремовый торт, ради которого Фрэнсис пришлось всю неделю пить чай без сахара, а потом придется еще месяц бегать по утрам, но ради сегодняшнего сюрприза она на многое была готова. Второй рукой она копошилась в сумке пытаясь найти ключи от квартиры, а заодно не уронить бутылку дорогого вина, которую ей когда-то давно презентовали на работе, но Фрэн всё жмотилась откупоривать её без повода. Но сегодняшний день прямо располагал ко всему, а потому девушка задорно пританцовывала в пустом лифте под зажигательную латину, выписывая бедрами восьмерку и постукивая высокими каблучками пока кабина не замерла и не отворила перед ней дверь.
Перед самой квартирой Фрэнки в очередной раз с тёплой улыбкой перечитала свою переписку с Вито, где сообщалось, что мужчина сегодня задержится допоздна. Но девушка не привыкла унывать, потому отпросившись с работы пораньше она запланировала романтический ужин при свечах и прочим, и прочим, что обычно делают во всех этих романтических фильмах. Ведь из-за работы в последнее время им так редко удавалось остаться наедине, что Фрэнсис начинала изнывать от одиночества.
Квартира встретила знакомым полумраком и ароматом мужской туалетной воды. Фрэн редко удавалось быть здесь одной, так как она всегда уважала личное пространство и не пыталась быть навязчивой, как она думала. Хотя всё её близкие знакомые отлично знают, что ненавязчивой она вообще не может быть, это у неё заложено в пассивном состоянии, что Фрэнки всегда будет много и везде.
Оставив на кухне заветный торт с вином, девушка направилась прямиком в спальню, отгоняя предвкушение и похотливые мыслишки. Сейчас ей требовалось осмотреть фронт предстоящих работ, подготовить свечи, бокалы, а так же не забыть бы про лепестки роз и прочие романтические нюансы.
Подсознательные колокольчики уже давно били тревогу: свет в холле был включен, вторая пара ключей лежала на комоде, хаотично разбросанные повсюду мужские вещи, всё так кричало и предупреждало девушку, но она была слишком поглощена своими мыслями, потому попросту не замечали ничего вокруг. Собственно, пока не пересекла порог комнаты.
Глаза довольно быстро привыкли к стоящему в спальне полумраку, а потому без труда выцепили два извивающихся в постели тела, чья белоснежная кожа играла бликами от льющегося из коридора света. Эту спину Фрэнки узнала бы с закрытыми глазами, так как сама не один раз шастала по ней своими шаловливыми ручонками. Но вот со вторым телом всё оказалось гораздо интересней. Повернув голову под углом в 45 градусов, девушка попыталась рассмотреть второго человека, пока в какой-то момент её глаза широко не распахнулись, осознав всё то, что сейчас разворачивалось на её глазах. Её жених усердно жарил какого-то голозадого... мужика.
Резко включив в комнате свет, девушка впилась взглядом в Вито, позволив себе позабыть про второго несчастного, которому досталась роль второго плана в этой трагикомичной сцене.
- Ах ты... ты... - Её глаза хаотично забегали по постели, пытаясь подобрать подходящее слово, которое бы описало всё то, что девушке хотелось бы выплеснуть наружу. В очередной раз наткнувшись взглядом на чей-то член, а в данной ситуации их было больше, чем один, Фрэнсис судорожно вздохнула, понимая, что теперь не скоро захочет поесть венских колбасок. - Ах ты пидор.
Телефон выскользнул из её рук, а из упавших наушников полились задорная испанская песня Bamboleo в исполнении Gipsy Kings. Резко развернувшись на пятках, девушка быстро покинула комнату, чтобы в следующий миг вернуться обратно с тортом в руках.
- Я тебе сейчас устрою такое бамболейло, сукин ты сын, - Фрэн лишь зло ухватилась за проклятый бант, одним рывком сдирая его вместе с прозрачной крышкой. - Кастрировать тебя мало!
В следующий миг с легкой подачи руки, в Вито отправился килограммовый кремовый тортик, о котором Фрэнки так долго грезила в последние дни. Ничего, в её жизни будут еще шикарные торты, а вот для Вито там теперь места не будет.

+4

3

Вито не любит тишину. Даже самая отвратительная какофония станет лучшей музыкой для его ушей, если её альтернативой будет являться полное безмолвие. Ему всегда нужно, чтобы было громко, чтобы шум, гам и пьяный смех заглушали молчание обиженной вселенной. В тишине окутанной вечерним сумраком квартиры хлопки одного обнажённого тела о другое ему определённо досаждают, вынуждают действовать усерднее. Он хочет слышать его стоны, его мольбы не останавливаться, его громкую реакцию на связывающее их обоих удовольствие. Вито любит секс, любит столь сильно, как никогда и никого в своей жизни не любил. И эта любовь удивительно взаимна, она прочнее любой служебной интрижки или затянувшегося романа. Коснись здесь, проведи там и чужое тело зазвучит не хуже заводной латиноамериканской мелодии, что звучит из наушников одной совсем не вовремя вошедшей в комнату дамы.
Отгородившись надёжными дверями от всего окружающего мира хочется быть уверенным хотя бы в такой банальной вещи, как невозможности быть застигнутым врасплох. Мой дом – моя крепость, проникнуть в которую можно лишь по личному приглашению хозяина ну или если у тебя имеется второй ключ. И торжественно вручив будущей жёнушке этот самый железный способ лёгкого проникновения в собственную квартиру Вито даже и подумать не мог, что подобное опрометчивое решение способно будет привести к столь неожиданным последствиям.
Ворвись кто-нибудь сейчас в комнату и закричи о молниеносно приближающемся конце света, мужчина не повёл бы и ухом и продолжил бы втрахивать в кровать своего более чем хорошего друга. Но не гонец со страшной вестью нынче заглянул во всё ещё холостяцкую спальню, а женщина, во сне и наяву мечтающая видеть эту самую кровать в качестве брачного ложа. И ни для кого не секрет, что даже самый страшный апокалипсис не способен соперничать в количестве оказываемого на окружающих ужаса с разъярённой женщиной. Женщиной, неожиданно осознающей тот факт, что из ранга красавицы-невесты ей придётся вернуться к стадии взрослой и самостоятельной старой девы.
Откажись красотка от излишних комментариев, смогла бы сэкономить на подписке на pornhub, пусть даже в перечень доступных видеороликов и входило бы лишь одно, но такое качественное гей-порно. Стоит признаться, хозяин квартиры был слишком увлечён развлечением своего гостя, чтобы оглядываться по сторонам или прислушиваться к звукам, доносящемся из других комнат. Но стоило недо-миссис Пастроне произнести своё первое «ах», как истинный носитель столь гордый фамилии мгновенно открыл зажмуренные в экстазе глаза и с нескрываемым ужасом уставился на невесту. Недовольное мычание откуда-то снизу, вызванное вынужденной остановке, лишь дополнило оттенков и без того красочной картине.
Наверно, не существует в мире более распространённого страха готовящейся выйти замуж девушки, чем страх застать своего суженного в постели с другой. Но что остаётся делать тем несчастным, которым выпала честь увидеть своего будущего мужа в постели с другим? Ну уж точно не бросаться такими обидными словами, как «пидор». Имей ситуация несколько иные обстоятельства, со всей свойственной ему горячностью Вито бросился бы с головой в полемику, доказывая несостоятельность данного термина. Но не сегодня. Сегодня он был согласен чёрными несмываемым маркером написать у себя на лбу столь громкое слово из пяти букв, лишь бы только заполучить шанс не попасть под руку униженной женщины.
- Милая, ты всё неправильно поняла…
Всё ещё находясь в довольно компрометирующей позе, он самым жалобным голосом пытается урвать возможность оправдаться, пусть даже «понять правильно» данное положение дел фактически невозможно.
Её бегство даже не кажется капитуляцией, оно лишь возможность застывшей в лучших платоновских традициях живой скульптуре прийти в себя и наконец-таки разделиться. Никогда ещё Вито не видел, чтобы Джерри собирал разбросанные по всей квартире вещи с такой высокой скоростью. Его любовник чуть было не сбивает с ног вернувшуюся с тортом Фрэнки, по ходу дела подбирая с пола то ли свою, то ли не очень одежду. И мужчина знает, что это к лучшему. Что этот бой ему предстоит выстоять в одиночку.
- Ну зачем ты так, - в лучших традициях дамских мелодрам наивкуснейший тортик проносится прямо над головой вовремя пригнувшегося негодяя.
Судорожно окидывая взглядом всегда казавшуюся столь просторной комнату, Вито неожиданно осознаёт, что для собственного спасения бегством её будет определённо недостаточно. Расправленная кровать его единственная баррикада, способная спасти от каких-нибудь иных менее сладких снарядов. Он стоит за ней как за деревянной стеной в надежде, что она сможет уберечь его от праведного гнева своей невесты. Ему хочется выть от досады – вся способная прикрыть его мужское достоинство одежда осталась в коридоре, а разгуливать с голым задом в подобной ситуации ну совсем уж не хочется.
- Эй, красотка, не злись, - он поднимает руки вверх, ведь совершенно безоружен и готов немедленно сдаться. – Давай просто поговорим, а? Ты ведь знаешь, я люблю только тебя…
Фирменная улыбка красуется на его губах естественнее, чем снег лежит на крышах домов в зимнее время года. Всем своим видом он пытается показать обыденность ситуации и глубокую непринуждённость. Однако не было в жизни Вито и дня, когда он бы чувствовал себя более неловко, находясь абсолютно без одежды.

+3

4

С досадой наблюдая, как бисквит медленно сползает по стене, оставляя за собой кремовые подтеки, Фрэн даже на секунду задумалась, что из этого можно было бы сделать отдельный вид искусства, почти как брызги красной краски на белоснежном полотне художника. Переведя свой взгляд на Вито, девушка лишь возмущенно сдула со лба выбившуюся прядь волос, к сожалению, от её идеальной укладки осталось лишь одно название и беглое селфи, сделанное во время обеденного перерыва. Сейчас ей больше бы хотелось оставить брызги крови своего недо-жениха на одной из стен этой комнаты, и девушка многое бы отдала, чтобы осуществить желаемое.
- Красотка? Милая?! Засунь эти льстивые словечки туда, где только что побывал твой член, - Бэнкс хаотично шарит глазами по стоящим рядом предметам, пытаясь оценить обстановку и определить, что можно использовать в дальнейшем разговоре, который, как чувствовала девушка, будет малоприятным, особенно для самого Вито.
Прозвучавшие далее "я люблю только тебя", такие желанные слова, от которых ранее подкашивало коленки и сердце бросалось в безумный пляс, сейчас лишь пронзили грудную клетку сотней раскаленных лезвий, что Фрэнки моментально стало дурно от нахлынувших эмоций. Она всё еще ощущала этот жалкий трепет, отдающий теперь тупой болью и понимала, что еще не скоро сможет избавиться от собственных чувств, но и мириться с происходящим она тоже не собиралась. Она была человеком, который не привык закрывать глаза на проблемы и убегать от реальности.
- Лучше заткнись, не желаю слышать никаких оправданий, - в порыве гнева машинально делает шаг вперед, слыша, как под ногами хрустят осколки собственного сердца. Переведя взгляд на пол Фрэн поняла, что это было далеко не сердце, а жалобно мигающий смартфон, который сейчас более тесно познакомился с острием её шпилек. Глаза девушки моментально защипало, почему-то несчастный телефон, за который она еще даже не выплатила кредит, ей стало жаль даже больше, чем себя. Бэнкс всегда славилась своим вспыльчивым характером, она не привыкла проявлять слабость не перед кем, какая бы ситуация не была, но вид погасшего под ногами телефона стал последней каплей.
Это только в тупых комедиях, героиня, оказавшаяся в подобной ситуации, развернется и даст дёру, Фрэн же лишь смахнула с глаз выступившию влагу, которую она никогда не назовёт слезами, слишком гордая для этого, а потом закатала свои рукава, так как ей предстоит теперь объяснить Вито, как именно он был не прав играя с эмоциями хрупкого девичьего сердца, и не важно, что Фрэнки было далеко не 20 лет, в душе ей вечно будет 18.
Как по всем законам Золушки, мигом снятая с ноги злосчастная туфелька тут же отправилась в полет, искать своего принца. Словно бумеранг, кружа в воздухе, обувка описала дугу в сторону Вито, чтобы в конце с противным звуком вонзиться в висящую на стене картину. В мужчину Фрэнки конечно не попала, но изуродованное полотно изрядно грело душу.
- Это же был подлинник? - Не останавливаясь на достигнутом, девушка схватилась за ранее облюбованную настольную лампу, которую резким движением сдернула с комода, с противным звуком вырывая провод из раздосадованной розетки. Придерживая тару обеими руками Фрэн стала медленно раскачивать свой снаряд, как бы прицеливаясь в цель.
- И когда ты планировал сообщить мне о своих пристрастиях? До свадьбы, или после? - Её глаза угрожающе сузились, оглядывая обнаженный силуэт своего возлюбленного. Ранее она бы многое отдала лишь бы раздеть его догола и собственноручно исследователь каждый сантиметр этого тела, сейчас же Фрэнки желала лишь разочек попасть в этого изворотливого упыря. - Или ты собирался меня всю жизнь держать в неведении? - Раззадоренная собственными словами она всё же запустила в Вито лампой, наслаждаясь звуками разбивающегося стекла. Раз в вампира не так легко попасть, то стоит хотя бы ловить удовольствие от разрушения его жилья.
Ковыляя в одной туфле по комнате, в поисках новых не привинченных предметов, Фрэнки наконец-то вспомнила, что она не только обиженная женщина за тридцать, но еще и ведьма. Растянув губы в сладкой улыбке, девушка сфокусировалась на Пастроне, который, как мог, пытался скрыть свой неподобающий вид. С помощью телекинеза она выцепила с кровати помятую простыню, ею же и стала гонять вампира по комнате, хлестая мужчину по голому заду и приговаривая:
- Чем я тебе не угодила то? В твоей жизни было так мало анала, а? Так я тебе сейчас подсоблю...

+1

5

О том, что Фрэнки женщина страстная, Вито, конечно знал. В этом она не уставала убеждать его всякий раз, стоило им оказаться один на один: оставшись вместе ночевать, а порой даже на рабочем месте. Но в том, насколько страшна его избранница может быть в гневе, мужчине представился шанс убедиться только сейчас. Он был совершенно уверен в силе собственного очарования и слепоте любви прекрасной ведьмы, а потому уповал на максимальное быстрое устранение конфликта и бурное примирение. Кто бы мог подумать, что в миниатюрной красотки за стойкой информации может таиться такая сокрушительная тяга к разрушению прекрасного?
Почему-то под её метающим молнии взглядом Пастроне хочется поскорее прикрыться и выдавить виноватое «простите, мэм». Обычное «я мужчина и могу делать всё, что вздумается», предательски забивается под кровать, оставляя Вито отдуваться за проступок в гордом одиночестве. Все её грубые словечки он настойчиво пропускает мимо ушей, в надежде на благосклонность жалостливой стороны Фрэнки. Может быть безоговорочная покладистость поможет сменить гнев на милость, и они вместе посмеются над неловкостью ситуации?
Вместе с дорогим смартфоном похрустывает не только сердце разочарованной женщины, но и все ещё теплящиеся мечты вампира на мирное разрешение конфликта. В этот миг он окончательно осознаёт, что единственный способ для него сегодня выбраться из собственной квартиры живым, это уже не просто безоговорочная капитуляция и признание своей страшной вины, а максимально скорое спасение бегством.
Тем временем главное оружие любой уважающей себя дамы стремительно пролетает мимо головы владельца прекрасной коллекции картин и своим самым острым местом впивается в один из лучших её экземпляров. Теперь настаёт черед Вито хвататься на сердце и пронзительно верещать о том, что Фрэнки пробила его насквозь.
- Это же Боттичелли!
Полным искреннего горя голосом вскрикивает он и закрывает ладонями лицо. Пусть снаряд так и не достиг предназначавшейся ему цели, однако меткости женщине определённо не занимать – великий Данте лишился своего и без того единственного глаза. Трагедия Пастроне по своим масштабам сравнима быть может лишь с горем матери, потерявшем своего драгоценного ребёнка. Однако теперь сомнений быть не может – если Бэнкс не способна непосредственно покарать провинившегося жениха, то не побрезгует отыграться на тщательно нажитом имуществе. И это мысль пугает Вито куда сильнее, чем вероятность быть поджаренным заживо.
- Я не могу понять, почему ты так злишься. Ты была, есть и будешь единственной женщиной в моей жизни, - звучит минимум как полнейшая глупость, однако не смысл слов сейчас волнует и без того поражённого в самое сердце вампира, а несчастная лампа, выплясывающая круги в руках своего очаровательного палача. – Ради всего святого, Фрэн, поставь лампу на место.
Естественно, его жалостливая просьба остаётся проигнорированной. Злость и бессилие переполняют лишённого какой-либо защиты тело и удержать в себе полный праведного гнева выплеск эмоций Вито не представляется возможным:
- Сука!
Да, всё это барахло, которого в жизни вампира было как минимум много, которое он всегда мог себе позволить и о котором не было нужды сожалеть. По крайней мере о лампе уж точно, да и с обезображенным Данте тоже можно было бы что-то придумать. Но это его барахло, которое не то что портить, а даже трогать кто-либо другой просто не имеет права.
Проблески слабоумия и отваги, активно сдерживаемые воспитанием в духе «женщин бить нельзя», всё-таки проскальзывают на волю, наделяя несчастного слабой решительностью. Вито тянется к оставшейся на кровати простыне, твёрдо решив покончить с собственной наготой, что так не вовремя решила поучиться доставлять мужчине дискомфорт. Но его отчаянная попытка бесследно исчезает в пучинах женской свирепости.
Наверное, не было да и не будет в жизни Пастроне больше такого момента, когда бы он чувствовал себя настолько унизительно как сейчас, мечась по собственной спальне в попытке увернуться от хлестающей его простыни. Подобный ход со стороны нахальной ведьмы очень больно ударяет как по самооценке вампира, так и по мягкому месту. Мысленно воздавая хвалу своей нечеловеческой ловкости, Вито носился по комнате как ужаленный кролик, в порой даже удачных попытках отскочить в сторону от очередного удара разбушевавшегося предмета.
- Твою мать, Фрэнки! Что ты себе позволяешь?!
Не представляется возможным узнать, как долго мог бы продолжаться такой забег с единственным одним препятствием, если бы не единовременно возникшее и принятое Пастроне решение по предотвращению затянувшегося унижения. Определённо недолго думая, Вито делает рывок в сторону своей недавней невесты, сжимает ту в своих крепких объятиях и вместе с нею заваливается на расправленную кровать. Если хочешь продолжать драться простыней, то будь добра ухитриться на попасть по самой себе.
- Что за детский сад, Фрэн? Давай поговорим как взрослые люди!

+1


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » bamboleo, bambolea;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC