PORTLAND, USA
гостевая х сюжет х faq х внешности х НАМ 2 МЕСЯЦА; БУХАЕМ, ТОВАРИЩИ

ноябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » нужные персонажи » нужные


нужные

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ КТО
имя, прозвища, сокращения имени
http://funkyimg.com/i/2EcfT.png http://funkyimg.com/i/2EcfT.png http://funkyimg.com/i/2EcfT.png
выбранная внешность латиницей

дата рождения и возраст:
ответ
вид; уровень:
иные третьего и выше уровня принимаются после обсуждения с амс

лояльность:
двор порядка; двор хаоса; отступники
род деятельности:
ответ

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

в свободной форме

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

все, что вы хотите добавить к заявке

ПРИМЕР ПОСТА

текст поста


шаблончег
Код:
[quote][align=center][size=16]СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ КТО[/size]
[size=10]имя, прозвища, сокращения имени[/size]
[img]http://funkyimg.com/i/2EcfT.png[/img] [img]http://funkyimg.com/i/2EcfT.png[/img] [img]http://funkyimg.com/i/2EcfT.png[/img]
[size=10]выбранная внешность латиницей[/size][/align][/quote]
[table layout=fixed width=100%]
[tr valign=top]
[td][align=center][b]дата рождения и возраст:[/b]
ответ
[b]вид; уровень:[/b]
иные третьего и выше уровня принимаются после обсуждения с амс
[/align]
[/td]
[td][align=center][b]лояльность:[/b]
двор порядка; двор хаоса; отступники
[b]род деятельности:[/b]
ответ[/align][/td]
[/tr]
[/table]

[quote][align=center][size=16][font=Arial]ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ[/font][/size][/align][/quote]
в свободной форме
[quote][align=center][size=16][font=Arial]ДОПОЛНИТЕЛЬНО[/font][/size][/align][/quote]
все, что вы хотите добавить к заявке

[spoiler="[align=center][font=Arial][size=10]ПРИМЕР ПОСТА[/size][/font][/align]"]текст поста [/spoiler]

0

2

PRIEST
nicholas connolly
http://i.imgur.com/qgIMbvL.gif https://i.imgur.com/BjAkb9X.gif https://i.imgur.com/iXHNeOE.gif
dominic cooper

дата рождения и возраст:
дата за вами; ~100 лет
вид; уровень:
перевертыш; V уровень

лояльность:
Двор Хаоса
род деятельности:
чистильщик

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Разыскивается один (1) преподобный со своими скелетами в шкафу (и, пожалуй, на заднем дворе). Кто-то упрямый и своевольный, которым ни черта не получится манипулировать так просто.
Мы с тобой познакомились буквально на стыке веков: даже и не знаю, что занесло меня в твою церквушку на окраине Портленда в рождественскую ночь 1999 года. Я никогда  не была религиозна, просто стало так по-человечески любопытно, есть ли что-то особенное в том, чтобы в христианский праздник оказаться в окружении икон перед алтарем.
Особенное я нашла.
Тебя.
Странно было увидеть в качестве священника перевертыша. Даже смешно, хотя я честно старалась принять смиренный вид, застыв взглядом на твоей белоснежной колоратке, словно ничего интереснее в этом храме не было. Ты проповедовал вдохновенно, серьезно, еще немного, и я бы согласилась стать прихожанкой именно ради веры, а не потому что мне было интересно ловить твои взгляды и, давай признаем, безмолвно с тобой флиртовать. Более чем за век своей жизни я ни разу не была со священником - даже удивительно, не правда ли, падре? Само собой, у меня не было ни единого шанса остаться к тебе безразличной.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Мне нравится стоять перед тобой на коленях, а ты не то чтобы особо против этого.
В о з м о ж н о, тебе придется долго и весьма подробно мне объяснять, что такое любовь.
Tempus colligendi lapides.

ПРИМЕР ПОСТА

Робин не появлялась очень долго. Слишком долго, как казалось Нортону, уже некоторое время продолжавшему меланхолично и размеренно опустошать бутылку янтарного виски. Никто не спорил, что её могли убить. Нортона эта мысль не то, чтобы огорчала, но и особой радости с облегчением не приносила. В конце концов, Робин была единственной, кто на постоянной основе мог привнести в обыденную жизнь Нортона хоть немного хаоса. Вряд ли хоть кто-нибудь во всем мире знал, чего можно ожидать от неё в следующий момент. Поэтому Нортон постарался не думать о возможных последствиях задания, перевернутого с ног на голову. Вместо этого в голове щелкнул некий тумблер, который быстро вернул Нортону его тщательно взращенный эгоизм, заставив отпустить размышления о Робин.
«Надеюсь, никто из четверых не выжил, не хотелось бы возиться еще и с ними».
Нортон оглянулся, беглым взглядом окинув редких ночных посетителей бара. Ничего интересного: кто-то сидел один, погруженный в свои мысли, кто-то с собеседником тихо говорило своем. Да и что тут могло быть интересного среди ночи? Разве что на редкость бодрый бармен, который явно не хотел спать вообще и сейчас лениво смотрел бейсбол по небольшому телевизору в углу барной стойки. Когда же Нортон  всё-таки вновь вернулся к наблюдению за холлом, Робин уже проходила под аркой, ведущей в бар. На плече у неё висела знакомая сумка - невесело ей, наверное, было тащить эту тяжесть под дождем.
- Я взяла твой лук, поднимайся.
- Это было необязательно, - вместо благодарности заметил Нортон, но тем не менее поднялся на ноги и пошел навстречу. Он задержал Робин, схватив за плечо, чтобы забрать себе сумку с луком и с неудовольствием зацепился за её раздраженный взгляд. Что-то было не так. Взор Нортона опустился к застегнутой до самого горла куртке, а затем вновь вернулся к бледному лицу Робин.
- Во всяком случае, ты жива, - без определенной цели изрек Нортон, прежде чем перекинуть лямку сумки через плечо и пойти на полшага позади долгожданной спутницы. Лишь оказавшись в лифте, он вновь обратил свое внимание на Робин:
- Поднимемся ко мне, - это было сказано тоном, совершенно не терпящим возражений. Нортон впервые подумал о том, что с Джулией всё было куда проще еще и благодаря её регенерации. Приходилось меньше беспокоиться из-за её ран и не нужно было отвлекаться на каждый выпад противника в сторону своей напарницы. С учетом того, с каким завидным постоянством Нортон ловил чужие пули или атакующие способности – он бы уже давно был мертв, если всё время отвлекался бы на Джул. Хотя, конечно, первое время он действительно беспокоился за неё. Нет, это беспокойство никуда не исчезло и сейчас, просто стало фоновым ощущением, и Нортон на заданиях в  «поле», обычно даже не смотрел на напарницу, занятый собственным выживанием.
А сейчас же ему пришлось вспомнить, что рядом стоит обычный человек. Такого даже к целителям-мутантам не потащишь. Во-первых, потому что Робин работает на Инициативу. Во-вторых, потому что сама Робин  начнет орать и бить посуду, стоит только Нортону заикнуться об Организации Х. Потому он благоразумно промолчал об этой заведомо провальной идее. В целом, Нортон не сомневался, что в Берлине есть целители от Организации, но... Но. Не судьба. Не тот случай.
Наконец раздалась мелодичная трель лифта, и створки медленно распахнулись, пропуская их в слабоосвещенный пустой коридор. Мягкий ковер под ногами глушил шаги, пока Нортон шел впереди Робин, на ходу вытаскивая из кармана брюк ключ-карточку от номера. Если Робин и думает, что увидит в его номере что-то эдакое, то там ничего нет. Лук сейчас при самом Нортоне, а еще одна сумка в номере содержит только одежду, паспорт, страховку и визу. Ничего лишнего, ничего личного. Нортон открыл дверь в номер и отступил назад, пропуская Робин. Наверное, пора было перестать удивляться тому, как рядом с неё всё раз за разом идет совершенно не так, как планировалось. Нортон подавил неуместный вздох и зашел в номер вслед за Робин, с тихим стуком закрыв за собой дверь.
- Что случилось? Выкладывай.

+3

3

brother & sister in arms his lovers
samael[she] && pilate[he]
https://i.imgur.com/4viLvGj.gif https://i.imgur.com/8H31ZvZ.gif
lena headey & noah taylor

дата рождения и возраст:
~220 y.o.she || ~350 y.o.he
вид; уровень:
перевертыш; IV уровеньshe
маг; IV уровеньhe

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
инквизиторshe || чистильщикhe

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

его нарекли пилатом, некогда отправившим сына божьего на распятье; ее нарекли самой смертью.

они вдвоем уже 100 лет; с третьим, кто леввеем зовется, — еще только пока 50. иероним ласково зовет ее сэм, а его — цезарем (правда, тот, в честь кого посмели назвать, на деле был лишь префектом. «ты любишь преувеличивать,» — хрипя, шепчет на ухо дознавателю маг). самаэль ухмыляется, пилат же вновь тяжело вздыхает, изредка скалясь. «ах, милый леввей,» — молвит супруга (правда, супругами они не являлись; время уже перевалило за 100, а их до сих пор держало что-то вместе, так бы давно разошлись) пилата, — «попался бы ты лет на сто раньше нам.»

она действительно несла смерть, он — сжигает мосты (тот понтий пилат тоже некогда мост сжег, приговор подписав).

леввей помнит, что встретились они только после второй мировой войны. он шептал себе тогда: я должен быть один, влача жалкое существование на обломках порушенных немцами стран европы. они подобрали его и изменили; именно им идея принадлежала его отныне иеронимом леввеем звать (он не помнил имен своих в те времена; а может имя было только одно, память любит шутить), а маг был не против. за все время, что знали трое друг друга, они неплохую службу сослужили; со временем клятв, двору хаоса принесенных, связь их только окрепла.

когда маги практикуются, самаэль стоит в стороне, в тени, и наблюдает за ними исподлобья. они были ее без остатка (остальных она просто любила за крики их, стоны, услаждавшие слух ее пред смертью, а может от страха); когда приходит во время спарринга ее очередь, пилат отступает в тени, отмечая про себя с мимолетной улыбкой на устах, что их союз нечто большее, чем окружающим казалось (кто-то шептал о покровительстве дознавателя, вторые утверждали о вынужденном перемирии на почве их якобы вражды, третьи...третьи считали временными обстоятельствами).

на спине чистильщика шрамы от удара кнутом (пилат говорит, что в подвалах пыточных во время одной из войн), на лице самаэль — шрамы глубокие (она с неприязнью отмечает о драке, из которой вышла побежденной). клятвами связанными, они не нарушат обет принесенный. уж слишком многого натерпелись.

ее нарекли смерть приносящей, его — именем префекта, приговор вынесший.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

1 пилат и самаэль, — неоднозначная пара, часто подвергающаяся настроению и к радикальным переменам уже привыкшие. именно они подобрали, перевоспитали и переделали иеронима леввея (также и имя ему это дали) в то, кем он предстает сейчас. и о каннибалистических наклонностях последнего тоже в курсе, посему должность дознавателя для леввея считают идеальной (мяско ням-ням). любовь в их понимании не то прекрасное чувство, скорее это просто притяжение трех изуродованных существ, которые кроме как друг друга в этом мире более никого не принимают.

2 люблю играть кровькишкираспидорасило, преимущественно все мои посты - это 50/50 чернухи и страданий, с небольшой примесью сцен 18+ и вьетнамских flashbacks. жажду на данных персонажей игроков, которые смогли бы привносить собственные оригинальные идеи, к тому же были бы весьма адекватные. (не прочь был бы вообще увидеть примеры игры). при желании можно сменить внешность и имя у пилата, но неплохо было бы согласовать это.

ПРИМЕР ПОСТА

персиваль знает: времени у него осталось мало.

персиваль считает теперь не насечками на стенах, персиваль завел себе календарь, отсчитывающий оставшееся время до деактивации. каждое утро шепчет он себе: «очередной день», и выполняет ему предназначенное. вот они, перед ним, на алтаре во имя создателя, — дожидающиеся рождения своего. они живые; почти живые, система жизнеобеспечения на данный момент поддерживает ту частичку, к которой люди относятся с пренебрежением. создатели его молвят, что это жизнью зовется; элдридж же кривит губы недовольно. жизнь свою они не ограничили, в то время как жизнь, ах нет, жизнью это сложно назвать, — существование звучит лучше, — проходит пред теми, кого смертные в качестве подобных себе создали. дэус реплика стоит над собственным созданием, изучая данные с планшета (они говорили ему: «дыхание — это жизнь», аббадон дышит, существо им созданное тоже). закрывая глаза, персиваль перебирает всевозможные варианты событий: вот первый тест, вот шаг, вот репликант созданный пытается речь и жесты сымитировать; а вот вариант, где его создание против создателя оборачивается, пытаясь задушить, убить, сломать шею. а вот вариант, где тестовый субъект просто сидит на краю алтаря, где жизнь создается, и смотрит бессмысленно на персиваля.

персиваль знает: времени у него осталось мало.

пред ним — здание подпольных боев репликантов. репликант визор свой на правом глазу подправляет, дождь на кончиках пальцев его играет ночной блюз, а может это рядом сидевший бродяга просил подаяния, да только капли дождя на коробку промокшие падали как утешение ему. сэр персиваль (кто-то произносит его так, пробует на кончике языка он сам как это звучит, но оставляет висеть «сэр» на беззвучных устах своих) идет мимо жертвы этого города, внимания своего даже не обращая на мольбы бездомного («спорим, сэр, у вас найдется пару зелененьких на обед такому бедолаге как мне,» — вслед бросает элдриджу мужчина, спустя две минуты проклятиями сыпля в спину), и только дождь одного утешает, а второго осыпает благословением своим. дождь шепчет персивалю, что он тоже скоротечен, — и в ответ лишь дождю улыбка, преисполненная сожаления.

хочешь попробовать? это вкусно
joi у нас свой, качественный
тебе понравится

венец неоновый его голову устилает; элдридж дожидается пока допуск его к арене подтвердится. старик шаркает и постоянно кашляет, готов в ноги к нему броситься и молит, чтобы достопочтенный господин не убил его. по левую руку отирается торговец синтетических наркотиков, по правую, — ему толкают планшеты-каталоги с предложениями купить животных или же заказать кого-нибудь себе на ночь («у нас есть свой joi» — «у нас есть то, что ты потерял и желаешь вернуть»), и на мгновение руки дрогнут, протянутся к одному из каталогов, но тут же остановит себя в попытке обрести утерянное. перси идет вслед за старцем сгорбленным, потерянно осматриваясь по сторонам.

персиваль знает: времени у него осталось мало.

персиваль считает во время раунда сколько шагов сделал соперник репликанта, им созданного некогда в лабораториях «солт». его детище — идеальное оружие массового убийства, руками голыми готовый создателю своему шею свернуть; вот пятисотый, а может и шестисотый шаг, уклонение в сторону, — и противник падает на холодный пол арены, не подавая признаков жизни более. в карманах пиджака его, — синтетический наркотик отрава ему, но отрава, удовольствие приносящие в последние недели существования.

после боя элдридж идет вслед за старцем в отведенную комнату для него, принимает наркотик и падает на подушки (грязные и сальные, запачканные кровью и чей-то слюной, — впрочем, уже неважно реплике). времени у него осталось мало, — он надеется, что наркотик этот остаток времени сократит гораздо более существеннее, нежели чем на самом деле надо. тело охватывают судороги и дрожь по спине пробегает, а ему кажется, что девушка с голограммы к нему обращается.

– ты хочешь меня? я исполню твое любое желание, — молвит она, подходя к элдриджу.

но в ответ ничего не получает.

цилиндрическая линза в щель роговицы . ?


элдридж поправляет покрывало на плечах своих в закусочной. тело все еще судорогами сковано, из носа кровь, руки дрожат. (попробуй лапшу от мистера чана, лапшу со вкусом дождя) эдди смит во многом с ним соглашается; во многом с ним вступает в жаркие дискуссии, но в ответ человек все равно не получает ни единого слова, — слова ныне товар редкий и на вес золота у персиваля.

имплант не цепляется за полимерные петли


эффект от наркотика уже проходит. меж тем, лапша со вкусом дождя от мистера чана на вкус как полимерная резина (правда, резины никогда не пробовал, черт его знает, может это лапша и есть резина, продаваемая вместо лапши, быть может спросить мистера чана? он знает про лапшу все), а момент, когда перед ним предстает сам эдди смит собственной персоной потерян.

персиваль знает: времени у него осталось мало.

на экране визора он сам собственной персоной, и на планшете, который аккуратно дрожащими все еще руками кладет персиваль перед эдди, висит лишь одно утверждение:

ты потеряешь клиента.

Отредактировано Hieronymus Lebbaeus (2018-10-04 19:10:36)

+3

4

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ДРУГ И СОЮЗНИК
Ричард Мауэр
https://i.imgur.com/oOwIPyt.gif https://i.imgur.com/9odOKWG.gif https://i.imgur.com/DZesZLl.gif
james purefoy

дата рождения и возраст:
350 лет +/-
вид; уровень:
V-IV уровень, маг/вампир

лояльность:
двор порядка, теневой двор
род деятельности:
любое на выбор/в теневом дворе помощник и правая рука

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Темная личность с темными намерениями. Поговаривают, что в прошлом Ричард, будучи молодым и немного импульсивным, пытался свергнуть Принца Двора Хаоса в Лондоне до того, как перешел к законникам. Но Верг знает, что это не правда. Верг вообще знает о нем все, ведь именно он помог выбраться из хаоситов, куда Ричарду пришлось вступить из-за родителей.
Верг знает о нем не только по сухим документам, которые доставали для него знакомые из айти отдела, смотря укоризненно и недружелюбно, но, уже позже, по спокойным разговорам с бокалом или косяком — все на выбор, конечно же, а Вергилий никогда не был привередливым.
Они становятся лучшими друзьями — конечно, странно называть так людей, которые видятся только на работе и разговаривают по душам отстраненно, будто впервые. Но у Ричарда никого, кроме Вергилия нет (не верят, боятся, думают, что предаст), а Вергилий за столько лет брака просто устал от жены.

Они переезжают в Портленд не вместе — Ричард верен Лондону, как истинный британец, и возмущен таким скорым побегом друга совсем в другую страну — но долго задерживаться он здесь не может. Без Вергилия не грустно, без Вергилия никак, но та стена защиты и опеки, которую воздвиг Вергилий, спала с его отъездом, а законники бывают иногда такими суками. Столько лет прекрасной службы, но никаких возможностей продвинуться по должности, ведь он «всего лишь хаосит». Приходится пойти на жертвы, потому что Британию он любит всем сердцем, а вот Портленд больше похож на деревню из старых таких рассказов, окутанных всякой мистикой и глупостями. Верг рад его переводу, дает лучшие рекомендации, состоя уже во главе СБ, а в Портленде мало кто знает о прошлом Ричарда. Тут его принимают спокойно, тут можно завести новых знакомых и, наконец-то, показать весь свой потенциал. Не рад он только порядкам, которые сложились за столько лет, но кого это волнует.
Ричарда, как оказалось, очень.
Вергилий действительно думает, что знает о друге все, но только все знать невозможно — это становится ему уроком, когда в девяносто пятом году, через два года после создания Теневого Двора, Ричард сам приходит к нему с фразой о том, что собирается помогать. Вергилий пытается строить из себя дурака, но сдается быстро, принимая друга в их, на тот момент, маленький Двор. Ричард помогает устранить утечки информации, к сожалению, с жертвами, а Вергилий до сих пор пытается понять зачем ему все это, но внятного ответа так и не получает.
Правая рука, помощник и верный союзник. Предан не Вергу, а движению, но никогда не забывает, что Вергилий и есть это движение. Ужасно наплевательски относится к Принцу, но уважение проявляет — какая разница кому кланяться, если этот кто-то все равно в скором времени умрет.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Я вижу Ричарда, как спокойного, уверенного в своих действиях и умного мужчину, способного расположить к себе людей, который не станет бросаться в пропасть и Вергилия попридержит с его-то амбициями. Главное, что он не тупая куча мускул, которая умеет только выполнять приказы.
Имя можно обсудить, как и родственные связи. Рамок никаких не ставлю, разыгрывайте перса, как хотите, не упуская суть. Если хотите уровень выше, то стучитесь амс форума.

Посты пишу долго, будем честными. Если вы перегораете после двух недель ожидания, то я вас сильно огорчу. Присылайте пост, стучитесь в гостевую, свяжитесь прежде, чем писать анкету, я вкину в вас интересующую инфу. Все организуем.

ПРИМЕР ПОСТА

Вергилий жил прекрасной размеренной жизнью, которая радовала его каждый божий день и дарила спокойствие и любимое дело. Курса эдак до второго, естественно. Он понятия не имел с какого момента его жизнь покатилась в то, во что она прикатилась, но примерно предполагал, что с тех самых пор, как познакомился с Джессикой и благополучно сыграл свадьбу. Затишье перед бурей и иллюзия светлого будущего — он никогда так не ошибался, когда верил в то, что проживет жизнь обычным психиатром и защитит докторскую или кандидатскую там. И эта фатальная ошибка стоила ему нервов, но лучше бы жизни.
Он был практически уверен (процентов эдак на девяносто), что началось все именно с жены, а дальше по накатанной: группировка, протестные движения, люди вокруг, развод, предательство и Оливер. Что более ахтунговое сказать было сложно. Еще с самого начала, когда никто не вламывался к нему домой в часов пять утра, вскрывая замки поджирая продукты в холодильнике, Вергилий мог с уверенностью сказать, что, конечно же, группировка. Он и думать не мог, когда поступал на врача, что в итоге возглавит де-юро террористов, что, в общем-то, неудивительно. Вряд ли бы нашелся какой-нибудь ребенок из богатой семьи и всем тем, что душа пожелает, думающий: «о да, террористы это самое то. Еще бы долбоеба с опасной способностью себе приручить и вообще по красоте». Это его и сгубило.
Уверенность в собственной стабильности в жизни как-то не давала смотреть на ситуацию здраво, а оглянувшись уже и не скажешь, когда он осознал масштабы катастрофы, которую изменить уже было нельзя. Ибо фактически он вне закона, а шутки про педофилию и пустой холодильник — стали обыденным продолжением или окончанием дня, все зависело от времени суток, когда Оливеру ударяла моча в голову, а сдержать свои неуемные поры было уже невозможно. И не то, чтобы он жалел о подобранном Оливере, который был, как чистый лист — только успевай обрабатывать — но все же иногда желание запихнуть его в колодец и заставить там просиживать остатки своей недолгой жизни, постепенно заливая его водой, перевешивало все нормы морали, нравственности и прочей шушеры, которую так пытались вдолбить родители каждому ребенку, как только он учился нормально ходить. Но косплеить Эстр из Шерлока хотелось меньше всего, поэтому он просто уходил в бар, находя там молоденького мальчика и девочку — главное глянуть паспорт, потому что затяжные суды с изнасилованием несовершеннолетнего — последнее, что ему хотелось бы — и топил после все свои мерзкие и успокаивающие порывы.
Правда, иногда эти порывы топились не до конца, помахивая с самого дна своими ручонками и напоминая о себе. Например, в такие моменты, как сейчас.
Громко хлопнувшая дверь — знак того, что у кого-то шило в жопе активизировалось — заставляет Уильяма подскочить с кровати так, будто это его родители зашли к ним на огонек. Возмущенное «ты же говорил, что не женат», Вергилий прослушивает. Ржет только мысленно, отправляя Уилла в список тех, кто думает, что трахать с молоденькими и просто мальчиками могут только женатые и серьезные мужчины, у которых под пять детей и кредиты на миллионы. Это, все же, было обидно — ему-то казалось, что впечатление такого человека он не создает.
Следить за концертом не то, чтобы оно удовольствие, но желание прервать его вспыхивает на первых фразах про марафон и сходит на нет. Будь это что-то не такое важно, то Оливер бы не стал выпроваживать кого угодно из дома Вергилия с таким рвением, а значит это что-то казалось их группировки, ибо других совместных и важных дел у них двоих не находилось.
Смотря на растерянный вид Уилла, который ожидал жены с выводком детишек, а получив вместо этого сомнительного пацана такого же возраста, как он сам, даже смеяться не хочется. Хочется просто глаза позакатывать и смотреть на Оливера пронзительно и укоризненно, но этого он не делает — знает, что не сработает. Поэтому просто откупоривает бутылку вина и наливает в свой бокал. Поесть они как-то ничерта не успели, зато успели обсудить нынешнюю политическую обстановку и равенство мутантов и людей — смышленый парень попался и интересный, даже жаль его вот так провожать вместе с Оливером и извиняться из-за срочности возникших дел.
— Ты…
А, ну конечно же
Сказать он ничего не успевает, поэтому просто приходится тяжело смотреть на Оливера в надежде пробудить хотя бы немного совести, прекрасно зная, что это бесполезно. Но дело, на удивление, оказывается действительно важным, поэтому где-то посередине монолога с возмущениями, он осушает свой бокал и достает из холодильника контейнер со свининой и брокколи — здоровый ужин посреди ночи сомнительно здоровый, но жопой чувствует, что это первая еда Оливера если не за сутки, так за полдня точно — и закидывает в микроволновку.
— Кто?  — он достает чистую тарелку с вилкой и ставит перед Оливером, туда же рядом опускается стакан с соком.  — Если русские, то нахуй посылать нельзя, как и внутренних спонсоров. Не трогай, оставь все как есть. И кстати, ты это мог бы это и написать мне в сообщении, а не отрывать меня от важных дел. Свинину не безвкусную сам достань из микроволновки.

Отредактировано Virgil Crawford (2018-10-05 01:49:37)

+3

5

dessert is served, m'lord
deidre driscoll
https://i.imgur.com/kFXNRPr.gif https://i.imgur.com/WTEUV5M.gif https://i.imgur.com/aHukRol.gif
peter capaldi

дата рождения и возраст:
1905; 113 y.o.
вид; уровень:
инкубIV lvl.

лояльность:
двор порядка
род деятельности:
инквизитор

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

у инквизитора бывают не самые лучшие дни.

законник перед зеркалом потрескавшимся стоит (зеркало как нельзя лучше описывает состояние жизни его эдак последних нескольких лет), рука левая невольно дергается к шраму на боку, — что было удалено из него, что доживало последние дни? вот оно, его отражение; вот за спиной инкуба миражи прошлого предстают (один из них скалится довольно, на губах кровь), а вот по правую руку его письмо раскрытое на полу валяется. пожиратель сентиментален: до сих пор письма шлет вместо электронных, в одном признавался даже, что пергамент лучше передает настроение (угол правый нижний бумаги скомканной испачкан кровью; в письме извиняется дознаватель за испорченную бумагу, подмечая, что лет тридцать назад в лицо бы сам сказал при встрече очередной, а встречи он жаждет и ждет с нетерпением). дейдр проклятиями осыпает письмо присланное да жалеет о встрече, сорок пять лет назад пережитой.

у инквизитора бывали не самые лучшие дни.

с тех пор как получил дрисколл на память автограф авторства хаосита прошло сорок пять лет. инкуб инквизитор ныне; «палач» — дознаватель; они разным дворам присягнули. иной поклялся мучителя своего убить, испив до дна; хаосит, наверное, смеется над жертвой своей в закоулках камеры над очередной жертвой. дейдр ненавидит одержимость свою, день от дня его иссушающую, но и в безумие хаосита верить с годами перестал. когда дрисколла спрашивают: «ты веришь, что даже самые отчаянные могут быть прощены?», он отвечает: «да», и взгляд прочь отводит.

дейдр дрисколл прилетает в новый свет в погоне за мечтой своей.

письма на новый адрес инкубу теперь не приходят; старые от хаосита хранит он, перевязав бинтами очередными (очередными за сорок пять лет, до сих пор фантомные боли испытывает). молиться дейдр не умел, — так и не научился мольбам, которые ему матушка в детстве да церковные заутренние молебны внушали. война пришла тогда; на войне молитв не требовалось.

дейдру дрисколлу кажется, что вся его жизнь один сплошной не самый лучший день.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

1 люблю играть кровькишкираспидорасило, преимущественно все мои посты - это 50/50 чернухи и страданий, с небольшой примесью сцен 18+ и вьетнамских flashbacks. жажду на данного  персонажа игрока, который смог бы привносить собственные оригинальные идеи, к тому же были бы весьма адекватные. (не прочь был бы вообще увидеть примеры игры).

ПРИМЕР ПОСТА

персиваль знает: времени у него осталось мало.

персиваль считает теперь не насечками на стенах, персиваль завел себе календарь, отсчитывающий оставшееся время до деактивации. каждое утро шепчет он себе: «очередной день», и выполняет ему предназначенное. вот они, перед ним, на алтаре во имя создателя, — дожидающиеся рождения своего. они живые; почти живые, система жизнеобеспечения на данный момент поддерживает ту частичку, к которой люди относятся с пренебрежением. создатели его молвят, что это жизнью зовется; элдридж же кривит губы недовольно. жизнь свою они не ограничили, в то время как жизнь, ах нет, жизнью это сложно назвать, — существование звучит лучше, — проходит пред теми, кого смертные в качестве подобных себе создали. дэус реплика стоит над собственным созданием, изучая данные с планшета (они говорили ему: «дыхание — это жизнь», аббадон дышит, существо им созданное тоже). закрывая глаза, персиваль перебирает всевозможные варианты событий: вот первый тест, вот шаг, вот репликант созданный пытается речь и жесты сымитировать; а вот вариант, где его создание против создателя оборачивается, пытаясь задушить, убить, сломать шею. а вот вариант, где тестовый субъект просто сидит на краю алтаря, где жизнь создается, и смотрит бессмысленно на персиваля.

персиваль знает: времени у него осталось мало.

пред ним — здание подпольных боев репликантов. репликант визор свой на правом глазу подправляет, дождь на кончиках пальцев его играет ночной блюз, а может это рядом сидевший бродяга просил подаяния, да только капли дождя на коробку промокшие падали как утешение ему. сэр персиваль (кто-то произносит его так, пробует на кончике языка он сам как это звучит, но оставляет висеть «сэр» на беззвучных устах своих) идет мимо жертвы этого города, внимания своего даже не обращая на мольбы бездомного («спорим, сэр, у вас найдется пару зелененьких на обед такому бедолаге как мне,» — вслед бросает элдриджу мужчина, спустя две минуты проклятиями сыпля в спину), и только дождь одного утешает, а второго осыпает благословением своим. дождь шепчет персивалю, что он тоже скоротечен, — и в ответ лишь дождю улыбка, преисполненная сожаления.

хочешь попробовать? это вкусно
joi у нас свой, качественный
тебе понравится

венец неоновый его голову устилает; элдридж дожидается пока допуск его к арене подтвердится. старик шаркает и постоянно кашляет, готов в ноги к нему броситься и молит, чтобы достопочтенный господин не убил его. по левую руку отирается торговец синтетических наркотиков, по правую, — ему толкают планшеты-каталоги с предложениями купить животных или же заказать кого-нибудь себе на ночь («у нас есть свой joi» — «у нас есть то, что ты потерял и желаешь вернуть»), и на мгновение руки дрогнут, протянутся к одному из каталогов, но тут же остановит себя в попытке обрести утерянное. перси идет вслед за старцем сгорбленным, потерянно осматриваясь по сторонам.

персиваль знает: времени у него осталось мало.

персиваль считает во время раунда сколько шагов сделал соперник репликанта, им созданного некогда в лабораториях «солт». его детище — идеальное оружие массового убийства, руками голыми готовый создателю своему шею свернуть; вот пятисотый, а может и шестисотый шаг, уклонение в сторону, — и противник падает на холодный пол арены, не подавая признаков жизни более. в карманах пиджака его, — синтетический наркотик отрава ему, но отрава, удовольствие приносящие в последние недели существования.

после боя элдридж идет вслед за старцем в отведенную комнату для него, принимает наркотик и падает на подушки (грязные и сальные, запачканные кровью и чей-то слюной, — впрочем, уже неважно реплике). времени у него осталось мало, — он надеется, что наркотик этот остаток времени сократит гораздо более существеннее, нежели чем на самом деле надо. тело охватывают судороги и дрожь по спине пробегает, а ему кажется, что девушка с голограммы к нему обращается.

– ты хочешь меня? я исполню твое любое желание, — молвит она, подходя к элдриджу.

но в ответ ничего не получает.

цилиндрическая линза в щель роговицы . ?


элдридж поправляет покрывало на плечах своих в закусочной. тело все еще судорогами сковано, из носа кровь, руки дрожат. (попробуй лапшу от мистера чана, лапшу со вкусом дождя) эдди смит во многом с ним соглашается; во многом с ним вступает в жаркие дискуссии, но в ответ человек все равно не получает ни единого слова, — слова ныне товар редкий и на вес золота у персиваля.

имплант не цепляется за полимерные петли


эффект от наркотика уже проходит. меж тем, лапша со вкусом дождя от мистера чана на вкус как полимерная резина (правда, резины никогда не пробовал, черт его знает, может это лапша и есть резина, продаваемая вместо лапши, быть может спросить мистера чана? он знает про лапшу все), а момент, когда перед ним предстает сам эдди смит собственной персоной потерян.

персиваль знает: времени у него осталось мало.

на экране визора он сам собственной персоной, и на планшете, который аккуратно дрожащими все еще руками кладет персиваль перед эдди, висит лишь одно утверждение:

ты потеряешь клиента.

Отредактировано Hieronymus Lebbaeus (2018-10-11 20:23:45)

+1

6

СТАРШИЙ СЫН
У старинушки три сына:
Старший умный был детина,
Средний сын и так и сяк,
Младший вовсе был дурак.

http://funkyimg.com/i/2NYYF.gif http://funkyimg.com/i/2NYYJ.gif
will tudor

дата рождения и возраст:
∽1900 год, 117
вид; уровень:
вампир, V

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
инквизитор Двора Хаоса

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Три прекрасных мальчика, воспитанных в атмосфере постоянной борьбы за место под солнцем и постоянной грызни между собой, которую никто не пресекает. То, что каждый из вас все еще не отдал концы - исключительно ваша заслуга, не моя, и уж тем более не остальных родственников. Я защищаю вас ото всех, но не от друг друга, я люблю каждого и ни одного, потому что любовь - это роскошь. А роскошь вам, сосункам, еще надо заслужить.
Старшего я обратил в 20х годах прошлого века. Сын алкоголика и сбежавшей домохозяйки, с раннего детства он впитывал одну лишь ненависть окружающих и мечтал лишь об одном - вырваться из отчего дома. Это ему удалось, только вот последующие попытки ввязаться в мафиозные игры закончились не лучшим образом. Или наоборот лучшим - ведь именно тогда, когда его пустили плавать с бетонной обвязкой на талии, мы и познакомились. Старший - моя гордость, самый жестокий и безнравственный из всех, жуткий иногда до такой степени, что даже меня пробирает.
Эмброуз лучше братьев знает, каким жестоким я могу быть, а потому лучше всех умеет изображать послушание. Ключевое слово - изображать, по факту он уже очень давно живет лишь своим умом, а последнее время и вовсе начал зарываться, проверяя отца на прочность.
Смерть брата все сильно изменила. Эмброуз ненавидел его, он ненавидит обоих братьев и сводную сестру, но н всегда был уверен в одном - со мной они все в безопасности. Со мной им ничего не грозит.
Эмброуз чувствует себя...преданным? Да, преданным. Если отец не в силах защитить собственных детей - как ему верить? Да и нужен ли тогда такой отец?..
Эмброуз не глуп и знает, что я не был бы там, где я есть, если бы был глуп или подставлял спину для удара хоть кому-нибудь, но, как мне кажется, не теряет надежды однажды возвыситься на моих костях. Я трогательно умиляюсь каждый раз, кода думаю об этом. Как раз перед тем, как в очередной раз отвесить подзатыльник, сшибающий с ног или впечатывающий в стену.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Внешку можно обсудить, имя в теории тоже
В целом Эмброуз должен быть таким трогательно гаденьким парнишей, но ни в коем случае не дураком. Он знает свое место и хорош понимает, может ли занять место выше, но при этом его присутствие в моей жизни держит меня в тонусе и не дает забывать, что удара стоит ждать отовсюду. В конце концов, я сам его таким и воспитал.

ПРИМЕР ПОСТА

Даллон чувствует себя охрененно хорошо сейчас. В голове ни одной прочной мысли, все сознание затуманено уже не голой яростью, а еще и четким осознанием - он сильнее. Пускай Ури будет отбиваться, пускай даже вмажет ему - плевать. Он сильнее и сегодня Ури, а не ему валяться перемазанным слюнями и кровью.
Потому что Уикс не остановится. Нет в мире такой силы, которая смогла бы сейчас заставить его передумать, потому что это то, чего он действительно хочет. Он никогда еще так не хотел мести, как сегодня. как в этт момент, когда чертов король наконец отрывает свой зад от стула, потому что Уикс уже близок к тому, чтобы стащить его с места самолично. Кулачи чешутся почти до реального, во, даже пальцы подрагивают от предвкушения.
Ури не боится, но это и хорошо - Даллон ведь тоже не боялся. А еще он тоже четко осознает, что будет и что ему этого не избежать -это видно по взгляду.
И тем не менее он все равно пытается его образумить. Просто для галочки, очевидно, потому что оба ведь понимают, как на самом деле обстоят дела.
Даллон шел сюда, чтобы отстоять свою честь и репутацию вместе с правом на личную жизнь, но сейчас он совсем не думает об этом. Только о том, как вечером будут болеть руки у него, и насколько хуже будет Ури.
Только зачем он так близко сейчас? Хочет заставить чувствовать себя некомфортно? Не выйдет, Даллона таким не проймешь, особенно сейчас. Или что, решил построить агрессивному педику глазки в надежде, что голубое сердечко дрогнет при виде его мордашки на расстоянии одного вдоха?
Это злит.
Злят собственные мысли о себе, которые они ему навязали. Злит то, что они ни черта о нем не знают, но уже придумали ему целую легенду, просто чтобы проще было его избить.
Он улыбается, но улыбка не выглядит такой дружелюбной, как у Брендона - скорее хищной.
-Тут вот какое дело, - пародирует он его, смахивая с плечей короля невидимую взору пыль - я не собираюсь избивать тебя до отключки. Мне это не нужно, - он пожимает плечами и разводит руками - ты в моих глаза и так не айс, зачем делать тебя еще уебищнее.
И снова эти гейские мотивчики. Кажется, без них теперь никуда.
Он говорит, поддерживает беседу, можно сказать, но все тело уже рвется в бой - он слишком долго копил всю эту злую энергию внутри себя, и теперь она хочет вырваться наружу.
-Но ты прав, мне нужна моя репутация. И так как ты ее похерил, то у меня нет выбора кроме как забрать твою, - да, Даллон действительно думал об этом в последнее время. Он ведь ничем не хуже Ури, да и при короле он был достаточно долго, чтобы знать, как дела делаются - так что, уж не злись, но я собираюсь заставить тебя плакать. До-о-олго и горько, пока не потекут слюни и сопли. И я хочу снять это. И тогда уже завтра от тебя и твоей поганой шайки останутся только имена в досье, а про меня никто больше ничего вякнуть не посмеет.
На самом деле, ему к черту не сдалась эта власть. Он говорит это только потому что на нужна Ури, и он намерен отобрать у него то единственное, что нужно ему в этой школе. Даллону нужны были лишь покой и безопасность - Ури пришел и забрал их разом. так что вполне справедливо сделать тоже самое для него.
Он раздавит его гордость и раскрошит самоуважение.
-Спесь - вот и все твое отличие от меня, Ури. А ты сам знаешь, насколько легко от не избавиться.
Он бьет раньше, чем заканчивает фразу, и, когда Ури сгибается пополам от удара под дых, хлопает его по щеке и толкает, чтобы тот рухнул на колени.
Он хочет пробить ему с ноги прямо по роже, хочет видеть, как разлетятся по классу его зубы, но...Никаких ударов по лицу. Не сразу, во всяком случае.
Он присаживается на корточки рядом с Ури и снова хватает его за затылок, теперь уже тыча в пол.
-Мы с тобой поиграем. Я бью - ты встаешь. Я снова бью - ты опять встаешь. Ты не встаешь - я выбиваю тебе зубы или ломаю коленную чашечку, -голос тихий и вкрадчивый, даже какой-то слишком спокойный - и да, -он усмехается, - пожалуйста, сопротивляйся. Воспользуйся возможностью, которую не дал мне.
Может показаться, Даллон наслаждается тем, что делает, но это не так. Мучить людей ему никогда не было в радость, но вот видеть, как они ломаются - это было приятно. Сломать Ури - почти честь для него, во всяком случае, так он это ощущает.
-Все понял? - заботливо спрашивает он - тогда вставай.
Он отпускает, напоследок толкнув посильнее, не особо заботясь, догонит Брендон пол или нет.
Ури наверняка думал, что отделается рядовым избиением, но Даллон почти сразу понял, что от него толка не будет. Все только пожалеют их прекрасного лидера, а его станут гнобить еще больше - как и сказал Ури. То, что происходит сейчас - авторская программа, почти импровизация. Даллон и сам не знает, откуда все это сейчас берется в нем, но глушить это он не намерен. Пока еще рано. А остановиться он ведь всегда успеет, да?
Он выпрямляется, хрустя от напряжения шеей и ждет, пока Ури поднимется следом.
Перемена обещает быть насыщенной, если их конечно не прервут раньше, но Даллон уже думает о том, что лучше бы было все же подкараулить его за пределами школы. Что ж, если в этот раз не выгорит - попробует в следующий, потому что спускать все на тормозах он не намерен в любом случае. Он должен защитить себя сейчас, если не хочет, чтобы его раздавили завтра окончательно.
Ури поднимется - у него нет иного выбора, да и ударил Уикс не так сильно в первый раз, так что силы все еще при Брендоне. Если глуп - будет просто стоять. Если умен - попробует отбиваться. Если очень умен, но труслив - ударит в лицо и попытается сбежать. Даллон готов ко всем вариантам, но мечтает, что Ури выбрал последнее, потому что ничто сейчас не доставит ему большее удовольствие, чем впечатать его светлый лик в Периодическую Таблицу на стене.

Отредактировано Claude Gore (Сегодня 00:01:13)

+1

7

ДРУГ В БЕДЕ НЕ БРОСИТ
Morgan Basil
http://funkyimg.com/i/2M5yT.gif http://funkyimg.com/i/2M5yV.gif http://funkyimg.com/i/2M5yU.gif
landon liboiron

дата рождения и возраст:
200-220 лет
вид; уровень:
маг, IV уровень

лояльность:
двор хаоса;
род деятельности:
полностью на ваш выбор, но чтоб денег платили много

придержан сладкий

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Впервые он встречает Моргана, когда ему 13. Они с родителями тут проездом - заскочили навестить седьмую воду на киселе, щедро разбавленную еще бог знает чем. Их не представляют друг друга как братьев, кузенов или еще бог знает кого и слава богу - сходства в них, разумеется, ни на грамм. Они друг другу не нравятся.
Морган то и Морган это. МорганМорганМорган круглыми сутками с тех пор, как это ничтожество стало покорять магические науки. Долбаный мальчик-гений, которому все дается слишком легко. Будто бы Арне виноват, что у него не получается. Будто бы Арне это вообще должно волновать. Он его ненавидит.
Он говорит, что скорее говна поест, чем поедет к нему. Мать дает подзатыльник, а могла бы кинжалом в пупок, так что Арне замолкает. Да, конечно. родителям будет спокойнее, если неумелое и незамотивированное чадо не будет слоняться в одиночку по миру. но Морган? Чертов Морган? Из всех возможных вариантов именно этот...кусок магии?
-Это вилка для рыбы, Морган. А это десертная. Положи чайную ложку и не позорься, - он закрывает глаза и сильно давит на веки пальцами. Его раздражает неотесанность и незнание норм этикета. Это же так просто, черт возьми. Почему он вообще должен возиться с таким, как Бэйзил?
-Арне, если круг не будет ровный, ни черта не произойдет. Не зажигай свечи раньше времени. Здесь ударение падает на о, а не на е, скажешь неправильно - и мы взлетим на воздух, - объясняет терпеливо, водя пальцем по странице. Они это проходили уже не раз и не два, но слушатель из Арне так себе. Морган даже не сомневается, что сегодня все снова пойдет не так, но не теряет надежды на то, что однажды у Челля получится. И зачем ему возиться с таким, как Арне?
Богатый, воспитанный, но слабый маг и нищеброд из сильного рода - смесь гремучая. Но они почему-то так и не взорвались.

-Говорю тебе, от нее одни беды, - хватает за плечо и пристально смотрит в глаза - она только мешает. Почему ты не мог найти себе кого-нибудь из нашего круга, а не чертову суккубшу?
Арне смотрит недоуменно и отступает на шаг назад. Это не его дело. Ео жизнь не вращается вокруг Моргана и уж тем более не принадлежит ему. Как он вообще нашел в себе наглости ему это высказать?
-Не беспокойся об этом, - мягко отвечает.

-А что, если мы не готовы?
-Мы готовы.
Арне видит твое сомнение. Видит, но игнорирует. Быть может, если бы он тогда обратил внимание - все бы сложилось иначе. Быть может, Бэйзил бы не струсил в последний момент. Быть может, Арне бы не был предан женщиной, которую любил. И уж точно не валялся в гробу последующие сто лет, полагая, что так теперь будет всегда. Но он не заметил, и вышло то, что вышло. Поздно жалеть, хотя Бэйзил, конечно, будет. Он бросил Арне- и это всю сотню лет его преследовало. Он бросил его и решил откопать через сотню лет, замученный ночными кошмарами и предсказанием старой ведьмы.
Ну, доброе утро.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

в заявке много меня, потому что в их отношениях много меня и вообще я считаю, что мир крутится вокруг меня, но при этом морган - мой единственный друг, и я скорее дам себя закопать еще раз, чем его потеряю
харли квин моего джокера, короч
и да, он влюблен в Арне много лет, а я вообще в упор не замечаю, и вообще у меня есть дочь, которую он ненавидит до самых печенок, и так сильно желал ей смерти, что проклял, и когда я об этом узнаю, наступит ДРАМА
любовно жду и обещаю также любовно любить http://sf.uploads.ru/zlEj5.png

ПРИМЕР ПОСТА

Даллон чувствует себя охрененно хорошо сейчас. В голове ни одной прочной мысли, все сознание затуманено уже не голой яростью, а еще и четким осознанием - он сильнее. Пускай Ури будет отбиваться, пускай даже вмажет ему - плевать. Он сильнее и сегодня Ури, а не ему валяться перемазанным слюнями и кровью.
Потому что Уикс не остановится. Нет в мире такой силы, которая смогла бы сейчас заставить его передумать, потому что это то, чего он действительно хочет. Он никогда еще так не хотел мести, как сегодня. как в этт момент, когда чертов король наконец отрывает свой зад от стула, потому что Уикс уже близок к тому, чтобы стащить его с места самолично. Кулачи чешутся почти до реального, во, даже пальцы подрагивают от предвкушения.
Ури не боится, но это и хорошо - Даллон ведь тоже не боялся. А еще он тоже четко осознает, что будет и что ему этого не избежать -это видно по взгляду.
И тем не менее он все равно пытается его образумить. Просто для галочки, очевидно, потому что оба ведь понимают, как на самом деле обстоят дела.
Даллон шел сюда, чтобы отстоять свою честь и репутацию вместе с правом на личную жизнь, но сейчас он совсем не думает об этом. Только о том, как вечером будут болеть руки у него, и насколько хуже будет Ури.
Только зачем он так близко сейчас? Хочет заставить чувствовать себя некомфортно? Не выйдет, Даллона таким не проймешь, особенно сейчас. Или что, решил построить агрессивному педику глазки в надежде, что голубое сердечко дрогнет при виде его мордашки на расстоянии одного вдоха?
Это злит.
Злят собственные мысли о себе, которые они ему навязали. Злит то, что они ни черта о нем не знают, но уже придумали ему целую легенду, просто чтобы проще было его избить.
Он улыбается, но улыбка не выглядит такой дружелюбной, как у Брендона - скорее хищной.
-Тут вот какое дело, - пародирует он его, смахивая с плечей короля невидимую взору пыль - я не собираюсь избивать тебя до отключки. Мне это не нужно, - он пожимает плечами и разводит руками - ты в моих глаза и так не айс, зачем делать тебя еще уебищнее.
И снова эти гейские мотивчики. Кажется, без них теперь никуда.
Он говорит, поддерживает беседу, можно сказать, но все тело уже рвется в бой - он слишком долго копил всю эту злую энергию внутри себя, и теперь она хочет вырваться наружу.
-Но ты прав, мне нужна моя репутация. И так как ты ее похерил, то у меня нет выбора кроме как забрать твою, - да, Даллон действительно думал об этом в последнее время. Он ведь ничем не хуже Ури, да и при короле он был достаточно долго, чтобы знать, как дела делаются - так что, уж не злись, но я собираюсь заставить тебя плакать. До-о-олго и горько, пока не потекут слюни и сопли. И я хочу снять это. И тогда уже завтра от тебя и твоей поганой шайки останутся только имена в досье, а про меня никто больше ничего вякнуть не посмеет.
На самом деле, ему к черту не сдалась эта власть. Он говорит это только потому что на нужна Ури, и он намерен отобрать у него то единственное, что нужно ему в этой школе. Даллону нужны были лишь покой и безопасность - Ури пришел и забрал их разом. так что вполне справедливо сделать тоже самое для него.
Он раздавит его гордость и раскрошит самоуважение.
-Спесь - вот и все твое отличие от меня, Ури. А ты сам знаешь, насколько легко от не избавиться.
Он бьет раньше, чем заканчивает фразу, и, когда Ури сгибается пополам от удара под дых, хлопает его по щеке и толкает, чтобы тот рухнул на колени.
Он хочет пробить ему с ноги прямо по роже, хочет видеть, как разлетятся по классу его зубы, но...Никаких ударов по лицу. Не сразу, во всяком случае.
Он присаживается на корточки рядом с Ури и снова хватает его за затылок, теперь уже тыча в пол.
-Мы с тобой поиграем. Я бью - ты встаешь. Я снова бью - ты опять встаешь. Ты не встаешь - я выбиваю тебе зубы или ломаю коленную чашечку, -голос тихий и вкрадчивый, даже какой-то слишком спокойный - и да, -он усмехается, - пожалуйста, сопротивляйся. Воспользуйся возможностью, которую не дал мне.
Может показаться, Даллон наслаждается тем, что делает, но это не так. Мучить людей ему никогда не было в радость, но вот видеть, как они ломаются - это было приятно. Сломать Ури - почти честь для него, во всяком случае, так он это ощущает.
-Все понял? - заботливо спрашивает он - тогда вставай.
Он отпускает, напоследок толкнув посильнее, не особо заботясь, догонит Брендон пол или нет.
Ури наверняка думал, что отделается рядовым избиением, но Даллон почти сразу понял, что от него толка не будет. Все только пожалеют их прекрасного лидера, а его станут гнобить еще больше - как и сказал Ури. То, что происходит сейчас - авторская программа, почти импровизация. Даллон и сам не знает, откуда все это сейчас берется в нем, но глушить это он не намерен. Пока еще рано. А остановиться он ведь всегда успеет, да?
Он выпрямляется, хрустя от напряжения шеей и ждет, пока Ури поднимется следом.
Перемена обещает быть насыщенной, если их конечно не прервут раньше, но Даллон уже думает о том, что лучше бы было все же подкараулить его за пределами школы. Что ж, если в этот раз не выгорит - попробует в следующий, потому что спускать все на тормозах он не намерен в любом случае. Он должен защитить себя сейчас, если не хочет, чтобы его раздавили завтра окончательно.
Ури поднимется - у него нет иного выбора, да и ударил Уикс не так сильно в первый раз, так что силы все еще при Брендоне. Если глуп - будет просто стоять. Если умен - попробует отбиваться. Если очень умен, но труслив - ударит в лицо и попытается сбежать. Даллон готов ко всем вариантам, но мечтает, что Ури выбрал последнее, потому что ничто сейчас не доставит ему большее удовольствие, чем впечатать его светлый лик в Периодическую Таблицу на стене.

Отредактировано Arne Kjell (2018-11-19 17:44:37)

0

8

MINA
лапочка-дочка
http://funkyimg.com/i/2NYUq.gif http://funkyimg.com/i/2NYUr.gif http://funkyimg.com/i/2NYUs.gif
Billie Lourd

дата рождения и возраст:
около 150
вид; уровень:
вампир, V уровень

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
всемирно известная певица, музыкант, модель и девочка-загадка

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Моя гордость. Первое обращенное мною дитя, прекрасное и невинное. Грустная девочка, приговоренная к смерти за убийство отчима. Первая "это будет большой ошибкой, я запрещаю" от моего собственного Создателя и первое непослушание. Юная, глупая сиротка, вся в сcадинах и синяках, принимающая предложение не думая и не сомневаясь. Красивое чудовище, вся в грязи и благодарных слезах. Первое тепло, зародившееся в моем сердце за очень долгие годы.

Моя отрада. Послушная и верная, делающая все, что я скажу. Не отступающая ни на шаг, робко выглядывающая из-за плеча, с недоверием косящаяся на каждого, кто подойдет слишком близко. Немногословная и упорная, талантливая и харизматичная. Упорное "не стоило ее обращать" Создателя.

Моя беда. "Запри ее где-нибудь, или я добьюсь, чтобы ее клеймили" - приказ, который я уже не мог игнорировать. Моя свободолюбивая красавица, замахнувшаяся на того, кто был не под силу. Моя грозная воительница, решившая доказать, что она сильнее, чем кажется. Моя прекрасная дочь, утратившая ко мне всякое доверие.

Моя дыра в сердце. Любовь, которая сильнее преданности Создателю. Любовь, заставившая отпустить и прогнать. Любовь на расстоянии, через экран мониторов, через бесконечные статьи и фото из журналов. Любовь на бумаге, которую я не выкину никогда. Любовь с закрытыми глазами через песни о предательстве и боли одиночества. Любовь, о которой другие дети не знают. Единственная безусловная, наполненная горечью и тяжестью собственной вины перед двумя самыми близкими созданиями.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Мина - девочка сама себе на уме. Мина не думает, Мина делает и дает другим разобраться с проблемами, которые создает.
Мина - звезда мира людей, актриса или модель. Может, даже певица.
Она может вернуться, чтобы помириться или же чтобы причинить мне еще большую боль - я приму ее любой.
Приходи, дочь, буду тебя любить.

ПРИМЕР ПОСТА

Даллон чувствует себя охрененно хорошо сейчас. В голове ни одной прочной мысли, все сознание затуманено уже не голой яростью, а еще и четким осознанием - он сильнее. Пускай Ури будет отбиваться, пускай даже вмажет ему - плевать. Он сильнее и сегодня Ури, а не ему валяться перемазанным слюнями и кровью.
Потому что Уикс не остановится. Нет в мире такой силы, которая смогла бы сейчас заставить его передумать, потому что это то, чего он действительно хочет. Он никогда еще так не хотел мести, как сегодня. как в этт момент, когда чертов король наконец отрывает свой зад от стула, потому что Уикс уже близок к тому, чтобы стащить его с места самолично. Кулачи чешутся почти до реального, во, даже пальцы подрагивают от предвкушения.
Ури не боится, но это и хорошо - Даллон ведь тоже не боялся. А еще он тоже четко осознает, что будет и что ему этого не избежать -это видно по взгляду.
И тем не менее он все равно пытается его образумить. Просто для галочки, очевидно, потому что оба ведь понимают, как на самом деле обстоят дела.
Даллон шел сюда, чтобы отстоять свою честь и репутацию вместе с правом на личную жизнь, но сейчас он совсем не думает об этом. Только о том, как вечером будут болеть руки у него, и насколько хуже будет Ури.
Только зачем он так близко сейчас? Хочет заставить чувствовать себя некомфортно? Не выйдет, Даллона таким не проймешь, особенно сейчас. Или что, решил построить агрессивному педику глазки в надежде, что голубое сердечко дрогнет при виде его мордашки на расстоянии одного вдоха?
Это злит.
Злят собственные мысли о себе, которые они ему навязали. Злит то, что они ни черта о нем не знают, но уже придумали ему целую легенду, просто чтобы проще было его избить.
Он улыбается, но улыбка не выглядит такой дружелюбной, как у Брендона - скорее хищной.
-Тут вот какое дело, - пародирует он его, смахивая с плечей короля невидимую взору пыль - я не собираюсь избивать тебя до отключки. Мне это не нужно, - он пожимает плечами и разводит руками - ты в моих глаза и так не айс, зачем делать тебя еще уебищнее.
И снова эти гейские мотивчики. Кажется, без них теперь никуда.
Он говорит, поддерживает беседу, можно сказать, но все тело уже рвется в бой - он слишком долго копил всю эту злую энергию внутри себя, и теперь она хочет вырваться наружу.
-Но ты прав, мне нужна моя репутация. И так как ты ее похерил, то у меня нет выбора кроме как забрать твою, - да, Даллон действительно думал об этом в последнее время. Он ведь ничем не хуже Ури, да и при короле он был достаточно долго, чтобы знать, как дела делаются - так что, уж не злись, но я собираюсь заставить тебя плакать. До-о-олго и горько, пока не потекут слюни и сопли. И я хочу снять это. И тогда уже завтра от тебя и твоей поганой шайки останутся только имена в досье, а про меня никто больше ничего вякнуть не посмеет.
На самом деле, ему к черту не сдалась эта власть. Он говорит это только потому что на нужна Ури, и он намерен отобрать у него то единственное, что нужно ему в этой школе. Даллону нужны были лишь покой и безопасность - Ури пришел и забрал их разом. так что вполне справедливо сделать тоже самое для него.
Он раздавит его гордость и раскрошит самоуважение.
-Спесь - вот и все твое отличие от меня, Ури. А ты сам знаешь, насколько легко от не избавиться.
Он бьет раньше, чем заканчивает фразу, и, когда Ури сгибается пополам от удара под дых, хлопает его по щеке и толкает, чтобы тот рухнул на колени.
Он хочет пробить ему с ноги прямо по роже, хочет видеть, как разлетятся по классу его зубы, но...Никаких ударов по лицу. Не сразу, во всяком случае.
Он присаживается на корточки рядом с Ури и снова хватает его за затылок, теперь уже тыча в пол.
-Мы с тобой поиграем. Я бью - ты встаешь. Я снова бью - ты опять встаешь. Ты не встаешь - я выбиваю тебе зубы или ломаю коленную чашечку, -голос тихий и вкрадчивый, даже какой-то слишком спокойный - и да, -он усмехается, - пожалуйста, сопротивляйся. Воспользуйся возможностью, которую не дал мне.
Может показаться, Даллон наслаждается тем, что делает, но это не так. Мучить людей ему никогда не было в радость, но вот видеть, как они ломаются - это было приятно. Сломать Ури - почти честь для него, во всяком случае, так он это ощущает.
-Все понял? - заботливо спрашивает он - тогда вставай.
Он отпускает, напоследок толкнув посильнее, не особо заботясь, догонит Брендон пол или нет.
Ури наверняка думал, что отделается рядовым избиением, но Даллон почти сразу понял, что от него толка не будет. Все только пожалеют их прекрасного лидера, а его станут гнобить еще больше - как и сказал Ури. То, что происходит сейчас - авторская программа, почти импровизация. Даллон и сам не знает, откуда все это сейчас берется в нем, но глушить это он не намерен. Пока еще рано. А остановиться он ведь всегда успеет, да?
Он выпрямляется, хрустя от напряжения шеей и ждет, пока Ури поднимется следом.
Перемена обещает быть насыщенной, если их конечно не прервут раньше, но Даллон уже думает о том, что лучше бы было все же подкараулить его за пределами школы. Что ж, если в этот раз не выгорит - попробует в следующий, потому что спускать все на тормозах он не намерен в любом случае. Он должен защитить себя сейчас, если не хочет, чтобы его раздавили завтра окончательно.
Ури поднимется - у него нет иного выбора, да и ударил Уикс не так сильно в первый раз, так что силы все еще при Брендоне. Если глуп - будет просто стоять. Если умен - попробует отбиваться. Если очень умен, но труслив - ударит в лицо и попытается сбежать. Даллон готов ко всем вариантам, но мечтает, что Ури выбрал последнее, потому что ничто сейчас не доставит ему большее удовольствие, чем впечатать его светлый лик в Периодическую Таблицу на стене.

Отредактировано Claude Gore (2018-12-08 17:50:22)

0

9

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ЛУЧШАЯ ИЗ ЛУЧШИХ
Миранда Оруэлл
https://i.imgur.com/TtLOd1f.gif https://i.imgur.com/kd103Iw.gif https://i.imgur.com/TW7MVpk.gif
sarah rafferty

дата рождения и возраст:
205 лет +/-;
вид; уровень:
суккуб/ведьма, IV;

лояльность:
двор порядка, теневой двор;
род деятельности:
секретарша СБ/помощница в теневом дворе;

занята

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Она знает все обо всех. Возможно, это какая-то суперспособность или магические штучки, но Вергилий не уверен. Возможно, это фотографическая память от рождения, которая позволяла ей запоминать не только имена и лица, но и почти-что-полное досье на каждого интересующего ее или Вергилия человека, к этому он склонялся больше. Они знакомы дай бог знает сколько времени, а фраза «да как ты заебал, Вергилий», звучала из ее уст так часто, что еще чуть-чуть и это можно будет считать его полным именем. Конечно, звучала она только наедине, где не надо было строить из себя светскую леди и соблюдать правил субординации. Вергилию оставалось только смириться.
Они начали работать вместе уже в Портленде, когда он только переехал туда, а она еле перебивалась шестым уровнем в свои шестьдесят девять лет — не велика заслуга. Вергилий понятия не имел, чем же зачаровала его Миранда — он склонялся все еще к обаянию, данному ей от природы — но почти сразу же согласился принять ее в свои секретарши. Наверное, ему нужен был друг и советник, который бы помог ему с дочерью, здесь, в Портленде, а ей нужна была карьерная лестница и признание других иных.
Он считает ее своим детищем, конечно же, ведь именно он помогал ей подняться во Дворе Порядка, помогая в вырастить свой уровень до четвертого.
Она платила ему своей верностью и заботой о дочери, с которой Вергилию все сложнее и сложнее получалось справляться.
Именно она первая узнала о переходе дочери к хаоситам, пытаясь взбодрить своего босса, и она первая же узнала о повышении до главы СБ еще до этого самого повышения. И не удивительно было, что именно она стала одной из первых его помощниц, когда Вергилий организовал Теневой Двор — мечты стать правой рукой и советницей принца льстили, да и у нее было свое предвзятое отношение к хаоситам, причин которого Вергилий не спешил узнавать.
Спали ли они? Скорее нет, чем да. Вергилий предпочитает соблюдение субординации, а Миранда понимает, что если отношения перейдут на другой уровень, то это не повышение — откат назад. Да и чувства лишь мешают трезво смотреть на ошибки своего босса, а потом тыкать его в них носом с довольной улыбочкой.
Она всегда была предана ему и верна в той же степени, в которой Вергилий доверял ей. Никаких тайн и секретов, да и как скрыть что-то от человека, который запоминает буквально все, что увидит?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Почему она ненавидит хаоситов - на ваше усмотрение. Они могли украсть ее плюшевого мишку, а могли покромсать на куски сестру и замять это.
Есть наметки на прошлое и настоящее.
Ищу игрока, который не испугается деструктивных отношений Вергилия с его дочерью.
Посты пишу долго, будем честными. Если вы перегораете после двух недель ожидания, то я вас сильно огорчу. Присылайте пост, стучитесь в гостевую, свяжитесь прежде, чем писать анкету, я вкину в вас интересующую инфу. Все организуем.

ПРИМЕР ПОСТА

Вергилий жил прекрасной размеренной жизнью, которая радовала его каждый божий день и дарила спокойствие и любимое дело. Курса эдак до второго, естественно. Он понятия не имел с какого момента его жизнь покатилась в то, во что она прикатилась, но примерно предполагал, что с тех самых пор, как познакомился с Джессикой и благополучно сыграл свадьбу. Затишье перед бурей и иллюзия светлого будущего — он никогда так не ошибался, когда верил в то, что проживет жизнь обычным психиатром и защитит докторскую или кандидатскую там. И эта фатальная ошибка стоила ему нервов, но лучше бы жизни.
Он был практически уверен (процентов эдак на девяносто), что началось все именно с жены, а дальше по накатанной: группировка, протестные движения, люди вокруг, развод, предательство и Оливер. Что более ахтунговое сказать было сложно. Еще с самого начала, когда никто не вламывался к нему домой в часов пять утра, вскрывая замки поджирая продукты в холодильнике, Вергилий мог с уверенностью сказать, что, конечно же, группировка. Он и думать не мог, когда поступал на врача, что в итоге возглавит де-юро террористов, что, в общем-то, неудивительно. Вряд ли бы нашелся какой-нибудь ребенок из богатой семьи и всем тем, что душа пожелает, думающий: «о да, террористы это самое то. Еще бы долбоеба с опасной способностью себе приручить и вообще по красоте». Это его и сгубило.
Уверенность в собственной стабильности в жизни как-то не давала смотреть на ситуацию здраво, а оглянувшись уже и не скажешь, когда он осознал масштабы катастрофы, которую изменить уже было нельзя. Ибо фактически он вне закона, а шутки про педофилию и пустой холодильник — стали обыденным продолжением или окончанием дня, все зависело от времени суток, когда Оливеру ударяла моча в голову, а сдержать свои неуемные поры было уже невозможно. И не то, чтобы он жалел о подобранном Оливере, который был, как чистый лист — только успевай обрабатывать — но все же иногда желание запихнуть его в колодец и заставить там просиживать остатки своей недолгой жизни, постепенно заливая его водой, перевешивало все нормы морали, нравственности и прочей шушеры, которую так пытались вдолбить родители каждому ребенку, как только он учился нормально ходить. Но косплеить Эстр из Шерлока хотелось меньше всего, поэтому он просто уходил в бар, находя там молоденького мальчика и девочку — главное глянуть паспорт, потому что затяжные суды с изнасилованием несовершеннолетнего — последнее, что ему хотелось бы — и топил после все свои мерзкие и успокаивающие порывы.
Правда, иногда эти порывы топились не до конца, помахивая с самого дна своими ручонками и напоминая о себе. Например, в такие моменты, как сейчас.
Громко хлопнувшая дверь — знак того, что у кого-то шило в жопе активизировалось — заставляет Уильяма подскочить с кровати так, будто это его родители зашли к ним на огонек. Возмущенное «ты же говорил, что не женат», Вергилий прослушивает. Ржет только мысленно, отправляя Уилла в список тех, кто думает, что трахать с молоденькими и просто мальчиками могут только женатые и серьезные мужчины, у которых под пять детей и кредиты на миллионы. Это, все же, было обидно — ему-то казалось, что впечатление такого человека он не создает.
Следить за концертом не то, чтобы оно удовольствие, но желание прервать его вспыхивает на первых фразах про марафон и сходит на нет. Будь это что-то не такое важно, то Оливер бы не стал выпроваживать кого угодно из дома Вергилия с таким рвением, а значит это что-то казалось их группировки, ибо других совместных и важных дел у них двоих не находилось.
Смотря на растерянный вид Уилла, который ожидал жены с выводком детишек, а получив вместо этого сомнительного пацана такого же возраста, как он сам, даже смеяться не хочется. Хочется просто глаза позакатывать и смотреть на Оливера пронзительно и укоризненно, но этого он не делает — знает, что не сработает. Поэтому просто откупоривает бутылку вина и наливает в свой бокал. Поесть они как-то ничерта не успели, зато успели обсудить нынешнюю политическую обстановку и равенство мутантов и людей — смышленый парень попался и интересный, даже жаль его вот так провожать вместе с Оливером и извиняться из-за срочности возникших дел.
— Ты…
А, ну конечно же
Сказать он ничего не успевает, поэтому просто приходится тяжело смотреть на Оливера в надежде пробудить хотя бы немного совести, прекрасно зная, что это бесполезно. Но дело, на удивление, оказывается действительно важным, поэтому где-то посередине монолога с возмущениями, он осушает свой бокал и достает из холодильника контейнер со свининой и брокколи — здоровый ужин посреди ночи сомнительно здоровый, но жопой чувствует, что это первая еда Оливера если не за сутки, так за полдня точно — и закидывает в микроволновку.
— Кто?  — он достает чистую тарелку с вилкой и ставит перед Оливером, туда же рядом опускается стакан с соком.  — Если русские, то нахуй посылать нельзя, как и внутренних спонсоров. Не трогай, оставь все как есть. И кстати, ты это мог бы это и написать мне в сообщении, а не отрывать меня от важных дел. Свинину не безвкусную сам достань из микроволновки.

Отредактировано Virgil Crawford (2018-10-14 04:34:12)

+2

10

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ГОРЯЧО ЛЮБИМЫЙ ПАПОЧКА
энтони синклер*
https://images2.imgbox.com/11/c8/k5ADnPFK_o.png https://images2.imgbox.com/9b/59/qSMaol85_o.png https://images2.imgbox.com/05/d0/nEAcloa1_o.png
rufus sewell**

дата рождения и возраст:
в зависимости от уровня
вид; уровень:
перевертыш, III-IV

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
на ваше усмотрение

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

«Больной ублюдок, - негромко переговариваются инквизиторы, - убеждал детей, что они люди, а после всплеска силы сбывал на черный рынок или жрал сам». - «Нахрена?!» - «Поди пойми. На “семерках” уровень не особо-то прокачаешь, нравилось ему, что ли, детей жрать, вкуснее они, может… Ну и младших проще было держать под контролем». - «Да нет, нахрена убеждал?» - «А-а-а. Эксперименты ставил. Выяснял, как скажется на проявлении способностей… выродок ебнутый».

× × ×

- То есть, по-вашему, этот сукин сын не болен? - неверия в голосе Джонни все пять Великих озер, можно за полчаса оперативно затопить Орегон. - Ни крыша не протекла, ни опухоль на мозг не давит?
«Из всей возможной информации… - мысленно вздыхает сотрудник отдела по коммуникациям, - про Тень, про магию, про иных, зацепиться за то, что папочка самый обыкновенный садист».
- Заключение еще не готово, но похоже, что все-таки болен. Хотя и не в том смысле, что подразумеваешь ты. Энтони Синклер не слышит голоса́, не страдает от навязчивых состояний, поступки его в высшей мере логичны и социальное поведение соответствует норме, но последнее исключительно потому, что ему так удобно: меньше внимания к личной жизни.
- Хотите сказать, он делал это… осознанно? Убивал… детей жрал… осознанно?! - растерянность тянет щупальца ко всем и каждому закутку рассудка, но быстро уступает место негодованию; кривая звука стремится ввысь. - Никто его даже не заставлял?! Все сам?!
«Впрочем, неизвестно еще, что бы тебя на его месте сейчас интересовало, - сверка с реальностью проходит успешно. - Не будь засранцем».

Ярость вспыхивает - что твой керосин. Джонни вспоминает всех тех, кого якобы усыновили, кто будто бы нашел новый дом и больше не возвращался в приют, и давится ненавистью: к миру, к отцу, к себе (не заметил, не почувствовал, не уберег - сам, однако, выжил). Болезненно ощущает несостоятельность, тщится выцарапать застрявшее в горле бессилие - и не может. Неделями мечется, томясь потребностью в искуплении и катарсисе, а затем сталкивается в коридорах с возвращающимися с задания инквизиторами. Паззл складывается: вот она, расплата за грехи. Через очищение мира от скверны.

× × ×

Дражайший родитель, к вящему потрясению приемного сына, оказывается меж тем жив-здоров, ухожен-загорел и в целом очевидно доволен жизнью (и несравнимо более - самим собой). Они сталкиваются при Дворе, и Энтони резвится как умеет, а умеет он феноменально - исполняет симфонию на превосходно известных ему триггерах. Рык - низкий, нутряной, раскатистый - встречается смехом: «Пробился-таки, звереныш, а я-то все гадал, сможешь ли: потрудился я над тобой, как ни посмотри, отлично. Ну-ну, киса, не стоит нервов, скажи лучше, когда проявились способности? Бесценные, знаешь ли, данные для моего маленького эксперимента».

Джонни бросается молча, метит в пакостно ухмыляющийся рот - стереть для начала выражение поганого самодовольства с бесконечно ненавистного лица, а после свернуть не менее ненавистную шею, однако ментор, некоторое время как наблюдающий за ними со стороны, останавливает его на подлете. Обхватив за корпус, отрывает от земли, как четырехлетка (прочно окольцованный Джонни еще пытается лягаться, но уже не дотягивается), перебрасывает назад и пинками выталкивает из помещения.

- Остынь, горячая голова. Он с ведома принца землю топчет.

Это «с ведома принца», мрачно брошенное в кулуарах конгресс-центра, выбивает почву из-под ног: да есть в этом прогнившем Дворе кодекс чести, в конце-то концов?! Хоть какой-нибудь?! Самый скромный, совсем завалященький? Сирот малолетних живьем жрать даже по меркам Хаоса обязано - о-бя-за-но! - быть наказуемо, иначе следующий шаг - какой? Новорожденных своих досуха выпивать? Тако из мозга младшеньких варганить? Пресвятая Дева, неужели в этом поганом мире нет ничего неприкосновенного?!
Нет? Сказочно.
Джонни организует.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Это только часть того, что написано, остальное можно найти в анкете Джонни (для зарегистрированных она в свободном доступе).
Кашу, что заварил Синклер-старший, нужно так или иначе расхлебывать, разбежаться по разным углам придворного мира не получится: слишком сильны в Джонни ярость и стремление воздать по заслугам, в Энтони - садистское желание потешиться еще сильнее (или любые другие мотивы). Я могу, конечно, продумать и прописать все самостоятельно, но предпочитаю, чтобы мы сделали это вместе: интереснее же, да и результат может оказаться более впечатляющим.
Перед придерживанием заявки («написанием анкеты» - для особо лихих) прошу поделиться примером поста и оценить, насколько быстро перегораете, потому что отвечать могу как три дня, так и три недели.

* Имя легко заменяемо, с фамилией чуть сложнее.
** Не нравится Руфус (не нравится Руфус?! Смерть смерть крест череп гроб), можно взять, скажем, Мадса. Или сэра Энтони (Хопкинса, в смысле). Иэна МакШейна, Уиллема Дефо, наконец. Кого-то фактурного и одинаково правдоподобно смотрящегося и в роли того, кто нянчит младенцев и кто их пожирает (учитывая потенциально вечную жизнь, помоложе кто-нибудь тоже сгодится, но здесь сориентироваться сложнее. Киллиан Мёрфи, допустим? Лиев Шрайбер? Том Харди?).

ПРИМЕР ПОСТА

Движения медленные, заторможенные; реакции хуже номинально существующих человеческих. Джонни думает, что не успеет, -
и не успевает.
Когти длиной с мужскую ладонь взрезают брюхо что твоим Нуаду, вываливающийся кишечник, цепляясь, повисает на медвежьей лапе. Рывок - и бывшее только что единым целым уже бодро раскачивается по частям где-то в районе колен, щедро оттяпанный кусок с тошнотворным звуком шлепается рядом.
Дальше, он знает, тысячефунтовая махина зайдет с тыла и перебьет позвоночник (сам поступил бы точно так же), и насколько может проворно разворачивается на сто восемьдесят. Кишки описывают полукруг и бьют по ногам. Отмечает (…мать, не хватало еще повиснуть и посыпаться пиньятой), но не отвлекается: из вспоротого живота хлещет кровь - не отключается Син только благодаря адреналину, да и тот перестанет действовать с минуты на минуту.
В рукопашном бою шанс всего один: на кровоизлияние, а это значит, что потребуются все оставшиеся си… пригвождающий его к земле гриззли победно ревет. Когти входят в плечи, из пасти идет смрад, с клыков капает слюна. Смотря в раззявленный медвежий рот, Джонни думает о том, что личная гигиена все-таки чертовски важна, и еще немного - что сейчас эта зловонная тварь отожрет ему лицо, а оно ему, в общем-то, нравилось. Он чувствует, как смердящее дыхание становится жарче, ближе, видит, как раскрываются шире мощные челюсти, -
и вздрогнув, просыпается.
Часы утверждают, мерзкое пронзительное пиликанье усердствует продолбить мозг на протяжении долгих пятнадцати минут. Обычно Син реагирует на первое. Сегодня - исключительно на грянувший из колонок индастриал-метал.
Тянется выключить будильник, однако неожиданно резко останавливается: острая боль прошивает живот и плечи, по грудной клетке протягивается интенсивная тупая. Делая судорожный вдох сквозь стиснутые зубы, дает себе секунду на привыкание и только сейчас замечает на постельном белье кровь. Такой объем крови, будто тело осушили. Это его? Откуда?
Откинутое одеяло ясности не прибавляет, освежеванными гадюками разметанные по кровати наружности извиваются жирными знаками вопроса. Мозг работает лихорадочно, энергично стрекочет пулеметной очередью: «Кто? Когда? Зачем? Почему не проснулся? Опоили? Накачали? Где? Когда? Как проникли? Еще здесь?». Оценивая общее состояние (сдохнет так сдохнет, на все воля Божья, но без хорошей компании в загробный мир однозначно не отправится), он прислушивается к себе и положению в лофте - не ощущает ни магии, ни запаха, ни чужого присутствия. Ушли.
Самое время запихать кишки обратно и восславить безвестных джоннипроизводителей, что уродился перевертышем (сиротство - совсем уж несерьезный повод унижать себя неучтивостью).

Идея тренироваться с едва прихваченной по краям дырой в брюхе, чуть прикрытой криво-косо сделанной перевязкой, суть (будем честны) откровенно хреновая, однако в радужном свете перспективы повторного нападения она - оп! - и уже играет новыми, совсем не такими абсурдными теперь красками. Осознавать предел текущих возможностей весьма, знаете ли, полезно: сохранению головы на плечах (внутренностей, что характерно, внутри) способствует магическим просто-таки образом.
Вопреки каждому обнюханному углу (в прямом смысле «каждому», в прямом смысле «обнюханному»), ни одного незнакомого запаха Джонни так и не обнаруживает (про следы взлома и проникновения упоминать даже нелепо) и до сих пор знать не знает, ведать не ведает, кто это такое, что это такое, блядь, было (и чего следует ожидать в дальнейшем).
Блядь. Блядь, блядь, блядь, блядь.
Не «безопасник» Шлезингер, которого обошел в прошлом месяце с поимкой набедокурившего при Дворе диаблериста, в самом же деле, отомстить решил. Напрочь никчемный, само собою, товарищ, но не совсем ведь отбитый. Родственники отступников, может? Йей, веселье. Вычислять одного-единственного занятие, без сомнения, увлекательное.
- «Сина» достаточно, - подхваченным со скамьи полотенцем утирает лицо. - В официальной обстановке лучше «инквизитор», в неофициальной и прозвища хватит, - руку, немного подумав, не подает, вместо того кивает. - Не призыв к фамильярности, только в критической ситуации сэкономит время.
Время, вот именно. Недурно бы за ним последить, раз уж ожидаешь прибытия новой коллеги: семь потов, там, с себя смыть, в цивильное облачиться, на иного приличного похожим стать - вот это все. Заранее.
- И часто вы делаете фривольные предложения старшим по званию, стажер? - осознанно искажая смысл ее слов, отвечает уже от двери в душевые, на ходу привычно разматывая кумпур.
На женщину перед собой смотрит спокойно, ровно, не думая даже флиртовать: его интересует реакция, уж точно способная рассказать о «подкидыше» чутка́ поболее, чем глава инквизиции, ограничившийся исчерпывающим «Развлеки ее как-нибудь».
…И у Джонни, право слово, нет абсолютно никаких причин относиться к начальству как-либо иначе, чем нейтрально-уважительно (таки любовью к пошитым на заказ костюмам отличаются оба, и Брекенридж банально не успел еще подвести никого под монастырь), но… «Развлеки ее как-нибудь»? Серьезно? В караоке он ее повести, что ли, должен? Впавшего в анабиоз вампира палочкой дать потыкать? В яму хаоситов визит невежливости организовать? Уточняли бы хоть, господин главный инквизитор, общий вектор и границы допустимого, а то мало ли чьей там дочкой она в итоге окажется.
- Спасибо, с задачей «спинку потереть» я и сам вполне себе справлюсь, - договаривает, уже скрываясь за дверью: - Я ненадолго, десять минут.
Висящее на предплечье полотенце кое-как скрывает расплывающееся на одежде кровавое пятно.

Из душа выходит по пояс гол. Правой рукой прижимает к животу бесповоротно испорченную футболку, в левой несет аптечку. Впервые опускаясь взглядом ниже уровня ее глаз, отмечает юбочку, причесочку, каблучки, ноготки, удовлетворенно кивает: «Годится».
- Расшивателем пользоваться умеете? - пропитанные водой и кровью, предсказуемо сбившиеся бинты срезает сам. - Нужно залатать и сделать перевязку.
Несмотря на то, что кишечник преимущественно регенерировал еще утром, Джонни попросту не хватает уровня до того, чтобы рана затянулась быстрее. Для ускорения процесса нужна еда, сила, в идеале - охота, но есть до полного восстановления хотя бы мышц и сухожилий живота категорически невозможно.
- Уловка 22, - хмыкает он, настраиваясь на очередную пытку, еще и усиливаемую, вероятно, неумелым обращением, но не в медблок же, ей-богу, идти. Перевертышу не пристало, да и понять, из чего сделана его сегодняшняя подопечная, и куда с ней такой потом соваться, тоже было бы неплохо.
«И чья же ты вся такая важная, что аж личного массовика-затейника к выпуску подогнали», - задумчиво потянувшись определить уровень, Джонни сталкивается с нечитабельностью. Более того: расу определить не может. Силу чувствует, сила никуда не девается, но все остальное - как белилами плеснули. Неужели из-за ранения? Или от голода?
Есть… нет, не есть - жрать. Жрать меж тем хочется невыносимо - регенерация отнимает максимум возможного, так что даже субтильная новая знакомая начинает пахнуть исключительно аппетитно.

Отредактировано John Sinclair (2018-10-28 14:58:55)

+6

11

what's wrong with a little chaos?
angharad | анхарад (настоящее имя на ваше усмотрение)
https://i.imgur.com/O9HqWHa.gif https://i.imgur.com/ajnNn2v.gif
elodie yung

придержана

возраст: ~350 лет.
вид; уровень: вампирша, IV.

лояльность: хаос.
род деятельности: dat bitch.

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Инквизиция не прощает и, за редким исключением, не разменивается на мелкие наказания — что есть двадцать, тридцать, даже сорок лет для иного, измеряющего жизнь столетиями? В качестве платы отдавать приходится намного больше, хотя ей поначалу даже предоставляют выбор: заключение или лишение сил. Анхарад, представив, каково будет оказаться в шкуре беспомощной вампирши седьмого уровня, отказывается. Она подождет. Она справится.
Или нет.

Век — приличный срок даже для потенциально бессмертного существа, а система работы законников не предполагает бесплатную психологическую помощь и телефон поддержки. Анхарад вышвыривают на прожорливые улицы Лондона, но не выдают инструкцию по выживанию. Вместо скаутских курсов с кострами и печеньем — поспешное бегство, излишнее внимание, истерика и голод.

Черт знает, где она в итоге вытаскивает золотой билет. Сознательное усилие над собой или помощь извне — важно лишь то, что Анхарад находит в себе смелость покинуть столицу. К Портленду привыкает неохотно и медленно; многократно рискует навлечь на свою голову нежелательное внимание инквизиторов; с трудом перенимает новые привычки и отыскивает маленькие радости, способные скрасить процесс адаптации.
Ненавидит метро.
Ненавидит толпу.
Ненавидит всю бытовую технику в своей квартире и впадает в кататонию при мысли об общественной прачечной.

Больше всего, впрочем, Анхарад ненавидит того, по чьей вине вынуждена все это разгребать.

+

Избегая Батон-Руж, раздираемого в клочья европейцами, он проводит свободное время в Новом Орлеане, где преимущественно просаживает деньги на выпивку и азартные игры. Не чурается драк с такими же заскучавшими искателями приключений; рискует обменять кошелек на пару дюймов стали под ребрами, но вместо обнаглевшего вора сталкивается с мормоликой, безошибочно почуяв ее природу — как когда-то давно, в Эдинбурге. На темной, продуваемой всеми ветрами улице нет больше ни единой живой души: только Эдгар и девушка, в чьем взгляде голод уступает недоумению. Она отступает на шаг назад и смеется; из ее мелодичной речи он улавливает лишь одно слово, повторенное несколько раз — ördögszerető.
Любовник дьявола.

За ответы, которые ему давно не нужны, Эдгар расплачивается собственной кровью. Анхарад не требуется его разрешение — да и чье бы то ни было в принципе; хватает пары фраз, чтобы любой человек бросил к ее ногам собственное вырванное из груди сердце. К счастью для Эдгара и всех его внутренностей, человеком он по-прежнему не является: Анхарад капризно надувает губы, но оставляет его при себе, точно забавную зверушку.
От нее он узнает о своей природе; принимает новое знание без всякого почтения и благодарности, пропускает мимо ушей все, что она рассказывает об инкубах. Анхарад злится, не чувствуя интереса — роль наставницы неожиданным образом приходится ей по вкусу, Эдгар же на роль ученика подходит меньше полуразложившегося аллигатора. Решение проблемы полностью соответствует ее решительному нраву.

Ты хочешь умереть?
Ты правда хочешь умереть вот так?
(в ее голосе сквозит что-то, отдаленно похожее на сочувствие; пока он силится зажать глубокую рану на шее, анхарад участливо гладит его по щеке и, наклонившись, крадет неровное дыхание)

Вместо просьб или гордых попыток сопротивления Эдгар выбирает ее практически досуха — и лишь малая часть ему действительно необходима. Впервые за годы он чувствует себя не просто живым (по-настоящему, не прячась за картонной фикцией размеренного людского быта), но полностью удовлетворенным: сил у Анхарад больше, чем хватало наглости представить, и они текут по его венам, возвращая утраченное.
Может быть, в этом был весь смысл.

Луизианские будни наскучивают ей предсказуемо быстро. Анхарад некоторое время спускает его деньги на платья, ни в одном не показываясь дважды, блещет идеальным испанским на званых вечерах и заводит состоятельных приятельниц, но потом загорается идеей вернуться в континентальную Европу. Или Азию. Может быть, Африку: ей не столь важен вектор движения, сколько сам факт. Эдгар вскоре соглашается — возврат к прежним привычкам означает и новые переезды.
Служанка, когда-то подсказавшая рецепт очищения, смотрит на него долгим печальным взглядом и поднимает руку в прощальном жесте. Той же ночью Анхарад кидает ее тело к ногам Эдгара и вызывающе вздергивает подбородок.

(так будет со всеми — повисает невысказанным в воздухе)

Они проматывают целое состояние в Париже, заглядывают в его родной Лондон, надолго останавливаются в Будапеште. Эдгар запоминает одни ощущения, круглосуточно пьяный той энергией, что отдает ему Анхарад; человеческие лица смазываются в одно — с каждым разом ей требуется все больше крови, чтобы восстановиться, и это продолжается, пока она не доходит до троих, а то и четверых за одну ночь. Первая половина девятнадцатого века растворяется в его жадности: Эдгар словно добирает все то, чего упорно себя лишал, и ни одна мера не оказывается достаточной.
Пока он осваивает трансформацию, Анхарад вновь дует губы и недовольно щурится. Обучать его чему-либо в ее планы не входит: поделившись весьма поверхностными знаниями, она постепенно утрачивает статус незаменимой; позволив тренироваться, все чаще ловит себя на том, что оказывается слабее; упомянув о существовании Дворов, понимает, что вот-вот перестанет быть единственной.
Эдгар достигает второго уровня в середине столетия. Анхарад так и остается на третьем, хотя до последнего отказывается это признать.

Симулятор примерного семьянина оказывается презабавной штукой, которую он успешно скрывает от любовницы. Дочь Эдгара от смертной женщины не может оказаться никем, кроме суккуба, и он с интересом следит за ее взрослением: пухлощекий ребенок быстро превращается в милую светловолосую девочку, а та — в стройную красивую девушку, лишь отдаленно похожую на него самого. Он появляется нечасто, но не скрывает, кем является на самом деле; открывает всю правду незадолго до ее тринадцатилетия и предоставляет возможность сознательно выбирать — последовать зову Голода или прожить человеческую жизнь.
Восемь лет спустя его дочь, выбравшая второе, погибает в родах. Анхарад он об этом так и не рассказывает, но знает, что она могла бы сказать, и знает, что согласился бы с ее словами.
Смертные — пустая трата времени.

С годами ее идеи становятся не просто странными — опасными. Анхарад говорит, что устала скрываться и соблюдать правила; Эдгар и сам видит, как тяжело ей дается адаптация к постоянно изменяющемуся миру: в то время как он без труда шагает в ногу со временем, она скучает по временам своей юности и отказывается подстраиваться.
Люди, говорит Анхарад, — обыкновенный, хоть и необходимый ресурс.
Стал бы ты подстраиваться под ягненка?
А под картофельный куст?
Эдгар пожимает плечами, кончиками пальцев рисуя абстрактные линии на ее бедрах, но такой ответ Анхарад не устраивает.

Он сам сдает ее законникам. Потому что так будет лучше (кому? — спрашивает Анхарад, вскидывая голову). Потому что проще и безопаснее (тебе, верно? — она кричит, но не решается вступить в схватку с арбитрами). Потому что устал (взгляд Эдгара ровным счетом ничего не выражает; он отворачивается, прежде чем ее уводят, и ставит жирный крест на этой части своей жизни).
Через пару лет он и сам присоединяется к инквизиции: на инкубов в отделе смотрят без всякой симпатии, но на достигших второго уровня — с некоторым уважением, Эдгара это вполне устраивает. Истерическая жажда урвать всего и побольше сменяется спокойным желанием сохранить имеющееся: он вовсе не хочет, чтобы такие, как Анхарад, развалили вполне себе уютный человеческий мирок-кормушку. Иные, остановившиеся в развитии лет двести тому назад, видятся ему ощутимой угрозой; Эдгару не хочется выживать в страхе за свою шкуру, о нет. Он вполне готов принять меры ради собственного комфорта.

(ты убил эту волчицу, совсем маленькую — это называется «принять меры», Эдгар?)
(ты, блядь, голову ей оторвал, потому что за судьбы мира беспокоился?)

Голос совести до одури напоминает интонации Анхарад.
Вот так ирония.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Третье лицо повествования, нормальный слог без хуйни, чувство юмора, общая адекватность; перед тем, как придерживать роль, напишите мне в лс (пример поста — лучшее, с чего может начаться диалог).
Учитывайте, пожалуйста, что Анхарад — поехавшая крышей трехсотлетняя тварь, а не ранимая девочка «в теле волчицы». Век совместной жизни с инкубом даром не проходит, да и голодовка, которую ей любезно устроили в заключении, явно человеколюбия и адекватности Анхарад не прибавила.
При всем при этом хочется видеть не городскую сумасшедшую, а харизматичную и опасную суку. Анхарад едва ли сама хорошо понимает, нужен ей беспрекословно подчинившийся Эдгар или его труп, но можем обыграть попытки и в первое, и во второе, и в компот. Не исключено, что удачные, потому что есть вещи, которые не вытравить даже за сотню лет, и его на ней помешательство — именно такая вещь.

ПРИМЕР ПОСТА

игровые разделы открыты, you're welcome.

+4

12

ЛЭНС КРОФТ*
лэнси-мэнси-шменси
https://66.media.tumblr.com/0f159c3f34b262b4a5c8297b987f7b89/tumblr_mv22v5ZNHR1rjn473o1_500.gif
alexander skarsgård*

дата рождения и возраст:
117 лет
вид; уровень:
маг, уровень V

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
глава отдела IT

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Хейли с уверенностью говорит, что Лэнс - говнюк и распиздяй. Хейли можно, потому что она с ним спит.
Так думает 99,9% её знакомых.

Иначе откуда у нее автопарк, 2 дома и каждый сезон последняя коллекция Manolo Blahnik или SJP?
Вся коллекция. Сразу. Через день после премьерного показа.
Никому в голову не придет, что они просто друзья.

Вы его видели? Он глазами раздевает каждого встречного и поперечного - и неважно, женского пола это существо, мужского или вообще без определенных половых признаков. Она тоже стерва еще та, выебет мозг, не раздеваясь. Конечно, они спят. Определенно.

- А что тебе подарил этот... Как его там...?
- Стив? - Донован морщится, - Носки. Я говорила, что хочу в Норвегию, но вместо билетов получила носки и свитер с оленем. Он считает, что это мило, лампово и уютно.
- Откажи ему в сексе. - Лэнс склонился над шахматной доской, волосы спадают на его лицо, поэтому выражения глаз Хейли не видит, но уверена: он смеется.
- Это его только разозлит.
- Похоже на правду. Я вот поступаю с ним именно так - и обрати внимание, как злобно он на меня смотрит!


Никто не знает, что Лэнс - маг на 3/4, а потому имел серьезные проблемы с развитием своих навыков. Никто не в курсе, как Хейли задрачивала его теорией и практикой, чтобы из него хоть что-то удобоваримое вышло. Никто не подозревает, каких усилий гордому и выебистому Лэнсу стоило не бросить вот это вот всё к херам собачьим и не уйти в отшельники.

Ему хочется уметь в боевую магию, но увы, способности мага V уровня не дают разгуляться. А Лэнсу нужно либо все, либо ничего.

Но.

Донован знает: Лэнсу нравятся механизмы. Именно она предлагает ему в середине восьмидесятых пройти обучение в коллежде им. Фарибоша Масеха, на факультете компьютерной инженерии.

- Ну и что, что ты выглядишь на 35? Зато там тебя научат правильно копаться в этих всех... штуках. Ты так и не смог собрать заново мой приемник.


Лэнсу нравится учиться. Он чинит радиоприемник Хейли и собирает ей компьютер - не чета слабеньким Макинтошам, которыми утыкан отдел снабжения. Работоспособность Хейли повышается примерно в 2.5 раза. Хейли благодарна: её заметили там, наверху, но черта с два она скажет Лэнсу. Лэнс благодарен, но Донован он в этом не признается, даже если она сбреет ему брови.

В отделе IT кадровые перестановки, и Лэнс становится замом, а через 7 лет - начальником отдела.

- Ты пойдешь со мной на рождественский вечер. Друзей, кроме меня, у тебя нет. Плюс, все и так думают, что мы трахаемся.
Лэнс скалится в ответ и нарочито медленно стряхивает несуществующую пылинку с рукава пиджака.


Они не спят даже на самом деле, но кому какая разница?
Хейли никогда не отказывает заявкам из IT-отдела, хоть они и длиной в пару метров и заполнены через жопу.
Лэнс помогает найти нужную информацию про артефакты в свалке под названием "интернет" и всегда подскажет, какое платье сидит лучше.

- Ты норм, Донован.
Лэнс ухмыляется, не отрывая глаз от заснеженной дороги. Хейли поворачивает голову влево и долго пристально смотрит на резко очерченный профиль мужчины.
- А у тебя нос картошкой.


Хейли нарезает круги по канцелярским магазинам Портленда, чтобы найди еженедельник для Лэнса.
Это вам не шубу в трусы заправлять: Лэнсу нужен еженедельник, а не ежедневник. Из лимитированной коллекции с Гарри Поттером.
Хейли вылезает вон из шкурки, пролетает три светофора на красный (засиделась на работе, магазины уже закрываются и да, она впервые в жизни забыла оформить заказ на Амазон), но находит нужную вещицу.
Лэнс светится от счастья.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

* возможна замена по согласованию со мной
если не очень понятно из текста заявки, то я не ищу пару персонажу. это, скорее, друг, который почти как сестра. с которым можно и на красную дорожку, и пивка вечером, и в соседский сад за вишней.
очень важно, чтобы персонаж оброс связями и не был привязан к одной Хейли. будет супер, если захотите участвовать в сюжетной ветке, станете душой компании, компанией души и все в таком роде.
пишите хорошо: лучше один хороший пост в две недели, чем говнопост каждый день.
пишите немного: лучше быть акулой пера, чем дятлом клавиатуры.

ПРИМЕР ПОСТА

Быть женщиной очень легко: работай себе за десятерых, достань артефакт, которого, возможно, и вовсе не существует, хорошо выгляди, улыбайся, не ной, Фишера и Сандерс расколдуй, ничего не проси (в особенности, у тех, кто сильнее тебя), мозг не еби, фигуру подтяни. Легче простого.
Донован морщится от порыва ветра, взметнувшего вверх её волосы огненным стягом, выбрасывает седьмой по счету окурок за перила балкона на втором этаже своего загородного домика и возвращается обратно в зверинец. То есть в гостевую комнату, ранее украшенную желтыми дизайнерскими стульями, а нынче превращенную в зоопарк-тире-террариум.
Она смотрит на тибетского мага, усевшегося в углу в позе лотоса и шепчущего себе под нос слова, которые она не то, чтобы запомнить, даже повторить бы не смогла. И не стала бы: уровень не тот, чтобы мериться навыками с магом такой степени. Хейли подходит к комоду, на котором сиротливо жмется к стене оставленная чашка кофе и медленно сползает на пол.
Это уже десятый или одиннадцатый маг, которого она притаскивает в свое жилище. Лирическое отступление: Хейли очень, очень дорожит приватностью личной жизни, и то, что её домик превратился почти что в вокзал, судя по количеству прибывающих и убывающих магов, ей очень, очень не нравится.
Фишер смотрит на неё недоуменно - наверное, недоуменно, потому что расшифровка тайных смыслов взглядов черепах - не её сильная сторона. Сандерс шипит, но это не удивляет - она больше ничего сделать не может. На всякий случай Хейли отодвигает обтянутую джинсой ногу подальше от стеклянного куба, в котором извивается бывшая сотрудница отдела выдачи лицензий.
Донован бы не стала так рвать задницу, будь у неё еще хоть сколько-нибудь времени разобраться с делами. Перестановки в отделе ей совсем не по нраву - можно сказать, что Хей консерватор в каком-то смысле, - и без Фишера в таком случае ей не обойтись. Хейли вспоминает, когда осознание того, что все идет по пизде, ударило её обухом по переносице.
Две курицы в коридоре отдела у кофейного аппарата. Хейли проходит мимо по направлению к кабинету, никого не трогая. В ушах - наушники, чтобы ни с кем не здороваться, конец провода болтается где-то в кармане куртки. Они не знают, что Хейли все слышит, и до неё доносится скрипучий шепот "долго не продержится", "насосала", "знаешь, сколько стоят её туфли?".
Хейли практически пацифист. Поэтому она не кидает в головы сотрудниц первым попавшимся предметом (к слову, это было увесистое и уродливое пресс-папье), а медленно оборачивается.
- Сейчас я заполню пару заявлений, - во внезапно обнаружившейся тишине слышно, как кто-то хлопает глазами, - И ты не то, чтобы на машину - на самолет насосешь.

Донован криво улыбается, вспоминая, с каким удовольствием поставила резолюцию "отказать" на заявлении об увольнении той девицы. Она знает, что подчиненные её не любят и, наверное, боятся. Не так, как Фишера, но все же достаточно для того, чтобы чувствовать уважение. Из размышлений Хейли буквально выдергивает мычание знакомого голоса. Она поднимает глаза и видит ошалевшего Фишера, все еще стоящего на четырех конечностях и явно пытающегося отыскать свое место в этой старой-новой для него вселенной.
- Тише-тише. Гравитация - штука суровая, - она легко поднимается на ноги и протягивает руку Эйдану, - Мы сейчас с ней подружимся.
Сандерс все еще валяется без сознания в углу - пропускает самое веселье. Донован лениво попинывает её голень носком туфли. У неё получилось. Она старается сделать вид, что снятие мощных проклятий для неё - плевое дело. Сейчас Фишер начнет разливаться в благодарностях.
Уберите от экранов беременных детей, женщин и особо впечатлительных животных.

Отредактировано Hayley Donovan (2018-10-21 00:50:38)

+5

13

ХИРУРГ ПЕЧАЛЬНОГО ОБРАЗА
персиваль нельсон «старик перси» percival nelson
https://69.media.tumblr.com/64fc7249f46c6a55ac85ce7d19512d17/tumblr_pfs0n1J0q41xroqyeo3_500.gif
https://69.media.tumblr.com/2746cf3e78b8e9ab618f182d0016ab6c/tumblr_pfs0n1J0q41xroqyeo1_500.gif
keanu reeves

придержан

дата рождения и возраст:
~ 290, [~ 1728, скорее всего февраль]
вид; уровень:
Маг; IV [если договоритесь с администрацией и внимательно прочитаете мат часть, то можно и третий]

лояльность:
двор порядка
род деятельности:
хирург/нейрохирург в человеческом госпитале

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Персиваль встает незадолго до восхода солнца. Заваривает чай, обходит с ароматной кружкой комнаты дома, выходит на задний двор. Это его отточенный до автоматизма ритуал перед ежедневной медитацией, будничная рутина и фундамент непробиваемого спокойствия. Это напоминает иному о доме, который он потерял, и ронине по имени Кайоши Игараси, которым когда-то родился.

Мистера Нельсона любят и ценят на его рабочем месте. Его пациентам говорят, что им чертовски повезло – чуткий хирург от бога, профессионал своего дела. За все то время, что он работает в Портленде, еще ни один пациент не умер на его операционном столе. У него самый высокий показатель по городу и штату, многие мечтают попасть именно к нему и больницы других штатов с большой охотой переменили бы к себе такого чудесного специалиста. Персиваль не отказывается от тяжелых случаев, интерны, которым посчастливилось проходить практику под его шефством, отзываются о нем исключительно положительно и говорят, что доктор Нельсон – гений. Он сдержано принимает похвалу и говорит, что на всё воля божья, отрицая свои уникальные заслуги.

В Портленде никто не знает, что выбрав служение медицине, мужчина замаливает свои грехи. Сейчас он спасает жизни в арифметической прогрессии, а раньше без сожаления и сомнения обрывал их. Сколь бы не был хорош доктор Персиваль Нельсон, его руки по локоть в крови, которую ему во век не смыть.

Рейган спросонья принимает переданный ей поводок и сетует, что мужчина опять её не разбудил. Персиваль молчит, хотя прекрасно знает, что суккуб не в восторге от ранних прогулок с собакой и признательна, если их на себя берет он или Оливер. Целует в макушку и говорит, что завтрак с него, стоически переносит ворчание и протесты рыжей и вместо кухни идёт мыть Геральту лапы. В скором времени дом наполняется ароматами бекона, свежих тостов и кофе – глазунью для Персиваля Рей готовит в последнюю очередь, когда в кухню уже врывается Оливер. Его женщина знает, что он терпеть не может холодные желтки.

Он знает рыжую и её сообразительно сына с тех самых пор, как перебрался в Америку из просоленной ветрами Шотландии. С тех самых пор и любит, но никогда не говорит об этом. Персиваль вообще не очень словоохотлив, предпочитает монологам поступки – это все Рейган в нем ценит. Как ценит и его привязанность к Оливеру, для которого мужчина смог стать настоящим отцом. Он комфортный, понимающий и терпеливый – это то что нужно вспыльчивому суккубу. Они идеально дополняют друг друга и если закрыть глаза на то, что Оливер внешне совершенно не похож на Нельсона, их можно назвать гармоничной семьей. В которой никто и никому официально ничем не обязан. Без громких слов, без обещаний и поощряемого общественностью лицемерия.

От жизни дворов он далёк. Носит клеймо двора порядка, но от услужения ему держится в стороне. Для себя Персиваль давно решил, что может быть полезнее среди людей, нежели чем иных. Иные хотели от него смертей, требовали дисциплины и постоянного совершенствования, никто в Японии эпохи Токугавы не хотел видеть в нём целителя, мыслителя, поэта… Кайоши мог стать кем угодно, но был внебрачным ребёнком от европейца и должен был быть благодарен тому, что дом не отказался от него. А может благодарность должно было выразить отцу – кто знает, если не его магический потенциал, были бы родственники ему лояльны? Этнически он полукровка, но для магии и Тени он чист. Поэтому род Игараси его принял.

Оглядываясь назад, Персиваль думает, лучше бы семья от него отказалась. Столько смертей могло дождаться своего естественного срока.

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Как вы понимаете, Персиваль спасает жизни не только благодаря своим феноменальным познаниям в медицине – он пользуется магией в допустимых пределах, стараясь придерживаться баланса. Ему везёт, но надолго ли это… Относительно недавно Рейган подверглась нападению неизвестных, после чего чудом осталась жива, но лишилась способности к регенерации и что-то мне подсказывает, что Персиваль не оставит это без своего внимания. Решение проблемы рыжей заставит его вновь окунуться в хитросплетения мира иных, ступить на теневые перекрестки и вспомнить путь воина, которому он следовал большую часть своей длинной жизни. В скором времени в его жизни произойдет еще нечто, что толкнет в сторону активного участия в сюжете – Оливер станет жертвой затяжного сна и им с рыжей предстоит спасти мальчика, узнав ответы на вопросы, которые никто из них даже и не думал задавать.
Я не сторонник вешаться на шею, привязывать к себе и сворачивать шеи из-за того, что игрок ищет игру с кем-то кроме меня. Не преследую, не давлю, в китовые корсеты не сажаю, доступ к порно не отрезаю. Будет здорово, если у вас появится желание раскрыть прошлое Старика Перси, выудить из него крамольную историю и вплести её в канву настоящего. И крайне обязательно наличие собственных идей, стремлений и желаний, а не апатичного движения вдоль дохлой реки.
И да, с заявками у меня самая настоящая беда, пишу я лучше, так что не пугайтесь.

ПРИМЕР ПОСТА

текст поста

+4

14

МЛАДШАЯ СЕСТРА
Матильда «Тильда» Морган
https://em.wattpad.com/41e279fe11f086ee6d5e4ecd2620451e1cad5c1a/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f4657647a4c6a30654733374649413d3d2d3535393636353539392e313532343235306337656564323938323635373538363737383831332e676966?s=fit&w=720&h=720
Mckenna Grace

дата рождения и возраст:
07.04, 8-13 лет
вид; уровень:
человек (пока что)

лояльность:
-----
род деятельности:
школьница

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


Да какого хрена?

С Шерон они видятся совсем не часто, хотя Матильда знает, что вот эта дамочка — ее родная сестра (это если верить матери; сводная — если по правде).
Матильда знает, что Дженни не проснется до полудня, поэтому идет гулять. Дженни нравятся ее друзья, хотя она считает, что они немного глупые (с кем не бывает). Матильде больше нравится Клара, их соседка. Клара всегда готова накормить Тильду ужином и выслушать ее рассказы. Иногда Клара дарит Матильде интересные штуки. Недавно, например, был пазл на тысячу деталей про абстракцию. Клара сказала, что это какой-то модный художник.
Матильда собрала пазл часа за два.
Она пыталась рассказать маме, но та так и не поняла.
Она отправила фотографию Шерон, но Шерон сказала, что Поллок — говно.

Матильде не нравится в школе. Она не хочет рисовать палочки и кружочки. Матильде скучно.
Мать орет на нее за то, что она тупая. Шерон была лучше, Шерон могла сложить два и два. (Матильда может умножать трехзначные числа в уме, но молчит, потому что Дженни лучше не нервировать)
Ее учительница говорит, что Матильда должна поехать на первенство штата (это их новая учительница и Матильде она нравится), Тильда не может поехать, потому что ее мама умерла, и ее, наверное, теперь сдадут в другую семью.

Но Шерон все равно приезжает. Шерон говорит, что сможет позаботиться о ней. Шерон прячет глаза под темными очками, хотя вечер. Но люди из опеки все равно отдают Матильду ей, потому что Шерон очаровательна, не так ли?
Или потому что Шерон немножечко известна, а это значит, что у нее есть деньги.

Матильда сама не понимает, как оказывается в квартире старшей сестры. Мебели минимум (Шерон якобы много работает, и почти здесь не ночует). Матильда сама на понимает, как так получается, что она уже третью неделю живет у соседа Шерон.

Впрочем, у соседа хорошо. Он заказывает пиццу (много пиццы), дает Матильде свой ноутбук и второй джойстик. Мэлвин Матильде нравится.
Шерон объявляется не так уж и часто, говорит, что Тильде пора ухаживать за кожей, уединяется с Мэлвинов минут на двадцать, а потом уходит.

Матильда подозревает, что что-то не так. Но у Матильды нет доказательств.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Совместная заявка с Мелвином.

Если вы смотрели «Одаренную» и хотите сделать Матильду математическим гением, мы не против.

Дано:
Мать-алкоголичка, которая не особо понимает, как обращаться с детьми.
Сестра, прости господи, фешн-бьюти блогер, которая ВООБЩЕ не знает, как обращаться с детьми. Сестра, к слову, с недавннего времени еще и вампир. (Знает ли об этом Матильда — обсудим).
Сосед Шерон, у которого Матильда фактически живет после смерти ее матери. Милый, со всех сторон положительный, отдаст Матильде последний гамбургер, но дохуя ленивый. Он не будет рассказывать ей про теоремы (хотя мог бы), потому что ему лень. Он, скорее, отдаст ей последний гамбургер и будет считать, что его миссия выполнена.
Сосед, к слову, маг. Но крайне ленивый маг. Так что Матильда, возможно, даже не подозревает о его способностях.

Для обсуждения:
Матильда может знать, что Шерон — вампир, а Мэлвин — маг. И что все не так просто в этом мире.
А может и не знать.
На ваше усмотрение. 

Пишите, пожалуйста, хорошо. Это важно.
Готова ждать хорошие посты столько, сколько потребуется.

ПРИМЕР ПОСТА

— Мелвин, ты будешь кофе?
— А тебе какой: мятный раф, макиато, ванильный латте, капучино или по-ирландски?
— Мелвин, американо это скучно.
— Мелвин, а ты видел нашу новенькую?
— А ты случайно не знаешь, куда я дела свой блокнот?
— Киса, у меня завис айфон.
— А нет, не завис.
— О, сегодня Джим Бим по акции, я заказала нам три.
— У Матильды пять по алгебре. Позавчера. Вот ведь скрытная сучка.
— Новый фильм про Гарри Поттера скоро выходит. Точнее, про их дедов. Мы же пойдем?
— А на Венома?
— А когда, говоришь,  новый Ведьмак выходит? Матильде, вроде понравилось.
— Как ты думаешь, ей пойдет красное пончо?
— Напомни, бургеры вкуснее в маке или в kfc, а то мы тут никак спор решить не можем.
— Киса, у тебя чипсы на вороте.
— Мелвин, а что ты такое интересное смотришь? А покажи.
— А по буквам продиктуй, я с телефона найду и подпишусь.
— Так ты какой кофе будешь?

У Шерон прекрасное настроение. Шерон вчера было хо-ро-шо. Она не имеет ни малейшего понятия, что за трава теперь у Мелвина,  но ей она определенно нравится. Печально только, что у Мелвина на руках в последнее время подозрительно много синяков и кровоподтеков. Шерон должна купить ему новую водолазку. Возможно, фиолетовую.
Именно этим она и займется на обеденном перерыве, до которого еще целый час.
Шерон скучно. Шерон нечем заняться. Шерон выполнила работу на сегодня до одиннадцати и даже успела обновить личный инстаграм.
Впрочем, это идея.
— Мелвин, котик, улыбнись. Нам нужно привнести нотку неформальности в нашу корпоративную инсту, — Шерон поворачивается рабочей стороной и небрежно, точно выверенным движением откидывает прядь со лба.
Не, не то. Надо как минимум кадров тридцать, чтобы потом выбрать лучший.
— Мелвин, ну не крутись.
Шерон копошится в телефоне и целых пятнадцать минут молчит. Накладывать фильтры это вам не мыло по тазику гонять. У Шерон вообще-то черный пояс по фильтрам. Мастер, гуру, вот это вот все. Шерон — художник, ей ли рассказывать про светотень.
— Твои друзья по игре вот в ту хрень, где надо бросать кубик и что-то делать с разноцветными карточками, собираются сегодня в восемь. Написать им, что мы придем? Я подписана на них в твиторе, рекомендую, полезно.

Отредактировано Sharon Morgan (2018-10-28 22:00:11)

+4

15

КУДРЯВЫЙ И УМНЫЙ ПОДРОСТКОВЫЙ БУНТ
Джейсон Дилан Дрейк, Джей, Джей'Ди
http://s7.uploads.ru/q0AdB.gif http://sd.uploads.ru/jzFRb.gif http://s9.uploads.ru/u9dqE.gif
timothee chalamet

дата рождения и возраст:
29.05.2001, 17 лет
вид; уровень:
маг VI уровня

лояльность:
на ваш откуп
род деятельности:
школьник, в свободное время верстает приложения для мобильников

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Джейсон - он клевый. Так наверняка многие в школе считают - сам он не задумывается. Или считает, что не задумывается, потому что за репутацию вроде держится - ну, раньше точно держался. В рюкзаке у него есть портсигар с биди, девчонки восхищенно вздыхают, ведь он такой взрослый, такой крутой. У него уже есть ученические права - и до школы его подвозят не родители, а он сам. Его родители - оба маги, поэтому для него открыты все дороги. Джейсон дружелюбен, открыт для знакомств - и вообще славный малый. Он вроде как из умников - круглый отличник, учителя его любят и хвалят. Джейсон улыбается - и кивает этаким болванчиком.

Вообще-то внимание Джейсону не нужно, просто его приучили к тому, что семья должна выглядеть идеально - и сам он должен быть ну просто долбаным идеалом, первым во всем, лучшим во всем. Поэтому он не сопротивляется, когда его впихивают в школьные спектакли, разнообразные олимпиады и прочую чушь. Вообще-то ему нравится программирование - и он побеждал на нескольких хакатонах, но родители видят его представителем Двора, а не долбящим по клавишам задротом. Джейсон улыбается - и кивает болванчиком, а форумы айтишников просматривает в записи с печальным вздохом.

Когда постоянно киваешь, болит шея. С Оливером Джейсону проще - хотя начиналось все не очень. В смысле, Уилан - маленькая ехидная тварь, которая уделывает его - такого идеального и такого неземного, со всеми этими кудряшками и одухотворенным лицом, что хоть рвотные позывы удерживай - с проектом по физике. Дело было этак год назад. Вот этот вот шкет, который на всех злобно пялится из-под бровей, демонстративно оттопыривает средние пальцы и младше на три года. Уделывает. Вот это вот чудовище, которому в постановке школьной доверят играть разве что дерево - очень злобный и хмурый дуб с оттопыренными листиками на ветках. Да, над костюмом они с мамой старались. Сначала Джея бесит - его бесит, что, оказывается, так можно. Можно иметь свое мнение, можно иметь родителей, которые позволяют это делать, можно отказывать учителям и спорить с ними, можно открыто курить за школой - и быть тварью. Не кивать, не соглашаться - можно, оказывается, очень много. Не маленькие подростковые бунты вроде съесть хлопья с йогуртом, а не с молоком, а вот так вот. Сначала его бесит - а потом это заканчивается, потому что Джей решается покурить за библиотекой, а Оливер оказывается приятным и разумным собеседником, который выиграл со своим проектом вполне заслуженно. Потому что Дрейк предпочитает программирование, а Уилан - физику. Они долго спорят - и вместе приходят к выводу, что ньютоновская механика сосет, потому что Ньютон носил парик - и считал гравитацию силой бога. Лузер.

Оливер - сомнительный друг, но настоящий. Не вздыхающий по нарисованному для прочих образу, а требующий честности и открытости. Ненавидишь молоко? Говоришь об этом. Бесит химичка? О да, давай перетрем ей косточки во время перемены. В этом году Джейсон впервые честно отказывается от проекта по физике простым "мне это не очень нужно, честно говоря". Он предпочитает съездить на форум программистов и показать свое приложение по лингвистике - ее он тоже любит. Дурное влияние Оливера себя оправдывает тем, что у Дрейка появляется свое мнение - и желание реализовать не амбиции родителей, а свои собственные. И это круто, потому что Джейсон - гений, когда дело касается написания программ и прочей дряни.
Берегись, Пентагон, однажды тебя вскроют.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Короче, Джейсон - это булочка с корицей. Из тех детишек, которых родители впихивают в каждую секцию, потому что их ребеночек должен показывать, какие они потрясающие и богатые родители, у них есть деньги, чтобы купить их деточке все, чтобы их деточка знала все - даже то, что знать не хочет и что терпеть не может. А он такой - бац! - и "нет, спасибо, я не голодный".

Клятвенно обещаю портить, водить на вписки - и вообще. А еще можем вместе думать о том, что система дворов устарела - и требует не столько упразднения, сколько модернизации, потому что старперы не любят продвигать что-то новое.

Мне нужен друг, чтобы косячить и выводить из себя взрослых, погнали разрисовывать из баллончиков Дворы.

ПРИМЕР ПОСТА

Киркволл стал... ебаным мессивом, иных слов попросту не было. Это был тихий кошмар и громкий ад, если в первые дни из-под завалов еще можно было достать живых, то чем больше времени проходило, тем больше было мертвецов. Гаррет до сих пор помнил умирающую на его руках магессу, которая дрожащими губами просила спасти - не ее, дочь. Просила отыскать ее - девочка была в детском приюте при церкви, куда отправляли всех детей магов из Круга - ну, и местных детишек тоже. Ей было шесть и ее звали Бетани, у нее были черные волосы и голубые глаза. Гаррет Хоук - Наместник, Защитник, маг и верный друг - едва сдерживал рев. Его переполняло отчаяние - и это было опасно. Потому что Гаррет - маг крови. Потому что демоны льнут во снах к его рукам и груди - и обещают вернуть все, что он потерял. Девочку он находит в пыли и грязи, куда сестры Церкви вывели детей на - подумать только - прогулку до того, как грянул тот пиздец, который Андерс решил устроить. Бетани оказывается славным и очень серьезным ребенком - слишком взрослая для своих лет. Она покоряет с первого взгляда. Дома ей нравится. И Босс ей нравится. И с ней бы проводить больше времени, но Кирволл стал ебаным мессивом, которое разгребать Гаррету Хоуку - Наместнику и Защитнику.

Хотя он бы предпочел что-то попроще, потому что сколько уже можно?

К Андерсу стоило зайти. Нет, правда - стоило. И Хоук все собирался - а времени все не было. Буквально вчера он отрубился прямо на скамье в холле. Просто присел, прислонился головой к стене, устало помассировал глаза запыленными пальцами - и все, пустота. До этого "вчера" он не спал сутки. Поспал немного у стеночки - и снова на окопы, улыбаться людям и поддерживать. Гаррет Хоук был безбожным лжецом, когда дело доходило до "мне трудно", "мне больно", "мне страшно", Гаррет Хоук, вот эта вот гора дружелюбия, открытости и хриплого смеха в бороду, был до невозможности замкнут, когда дело касалось его самого, когда он должен был кого-то подпустить до проблемных участков своей исстрадавшейся то ли сущности, то ли сучности. Возможно, потому что все, кто был ему дорог, умирали. Возможно, именно поэтому он не позволил Андерсу умирать - Андерс, все же, друг, Андерс, все же, часть семьи. Может, он поэтому и не шел к нему. Может, просто искал удобных отмазок и причин. Все же, Гаррет был безбожным лжецом и отвратительным другом. Ну, раз не заметил раньше, раз не нашел альтернативы, раз не смог сделать так, чтобы этого всего не было, раз не смог обойтись малой кровью, раз не протянул вовремя руку. Во всем виноват он - кто же еще-то?

Демоны начинают жрать любую свою жертву с головы. Даже внутренние.

Сегодня не сказать, что везет - Хоук как обычно пашет. К работе физической он привык с самого детства, он - из грязи в князи, возможно, поэтому его не очень любит аристократия, но любит народ. Потому что он не выкрикивает фальцетом приказы с парапета, он улыбается, взваливает тяжести на плечи - и если и предлагает что-то, то сам и участвует. Для него окружающие - это товарищи. Гаррет - простой, что доска, вымазан грязью - и его друзья ему помогают. Сегодня Изабелла устало вздыхает, приобнимая за руку - тебе бы отдохнуть, красавчик, не притворяйся, мы-то видим. Возможно, поэтому дома он появляется раньше - пусть и тоже вечером. Но даже успевает поболтать с Бетани, которую почему-то всегда непременно называет Бетани-младшей, словно отделяя от той, другой, похожей, но мертвой, лишь бы не пошла по ее стопам, лишь бы не погибла во цвете лет, поерошить Сэндалу волосы - и залечить рану, полученную на "производстве". Это, конечно, самое смешное - маг крови-целитель. Это, конечно, самое смешное - Гаррет Хоук-помощник. Смеяться то ли сквозь слезы, то ли наигранно. Шутит Гаррет тоже хреново. Возможно, именно поэтому в кабинете своем он выпивает вина - по-свински пьет прямо из горла, одним глазом почитывая письма. Писем у него стало почему-то еще больше. Почкованием они плодятся, видимо, пока его нет. Где-то с кухни доносится приятный запах рагу, потому что Орана - золото. Надо будет повысить ей оклад и принести цветов, наверное, без нее он бы совсем осоловел.

У стола тихо дремлет Босс - тоже запылившийся и усталый. Но потом поднимает голову с лап и вздергивает уши - значит, кто-то по его, Гаррета, душу пришел. Хоук старательно трет глаза и надеется вырубиться прямо так, стоя - на случай, если это снова прошли просить вернуться на позицию наместника, а не пропадать среди людей и трупов. Отрубиться не выходит, поэтому приходится отставить бутылку на стол - как раз скрипит дверь. Удивительно, но высокопарной речи не следует - Хоук даже выдыхает облегченно, когда видит Андерса. Хотя вообще-то так не проще.

- Привет, Андерс, - улыбка у Защитника усталая, но мягкая, потому что он - идиот, который верит в дружбу с одержимым террористом, верит, что это не со зла, верит в хоть какое-то раскаяние, верит в то, что Создатель всех его жертв приласкает, верит в столько несуществующей чуши, что это куда смешнее всех его идиотских шуток, ведь имбецильность - это так весело, - предупреждаю, я пьяный, а мои сапоги воняют так, будто в них сдох Архидемон - потому что вот так вот просто открытым текстом предупреждать о говне. У меня воняют сапоги, Андерс. О, круто, Хоук, а я собираюсь взорвать церковь. Вино в крови начинает говорить - говорит оно почему-то голосом Фенриса. Нет, понятное дело, что истощенный организм надрался быстро, тем более вино было отличное, букет из хрен пойми чего хрен пойми откуда хрен знает какого года, но ничего так, вкусненько, сладенько, по мозгам дает. Вино голосом Фенриса начинает затирать про политику и про то, что Андерсу надо дать в нос за все хорошее, потому что он, Хоук, дурак, конечно, но Андерс - совсем мудак, раз не убил, то хоть накажи толково, а не вот этой вот относительно альтруистичной "помогай людям"-херней, магия - это зло, Хоук, вдолби это в свою дебильную голову. Гаррет искренне страдает, вести диалог с вином и с другом одновременно ему охренеть как трудно, поэтому он страдальчески стонет, закатывая глаза, и тихо бубнит под нос "Фенрис, пожалуйста, я тебя люблю и ты мой друг, но заткнись, Создателя ради". Вино обиженно сопит. Защитник побеждает. Хоть в чем-то. Повод для гордости. Потом он бахнет настоечки из Ферелдена, и вот тогда они все вместе - и вино-Фенрис, и настойка-Авелин - по душам поговорят обо всех проебах Хоука. Победа в битве - это не победа в войне. Войну он, разумеется, просрет. Хоук все просирает. Даже если хорошо начинает. Киркволл - наглядный тому пример.

- Снова в наместники? Не поверишь, на этом даже настаивают, - смешок выходит каким-то нервным, а Гаррет неловко чешет затылок присаживаясь на край стола, отчего тот тихо скрипит, - но их можно понять. Когда Себастьян вернется топать ножками, потребует он голову каждого, виноват я, а так защищать чужие головы будет моей обязанностью. Люди тут не глупые, знают, что я серьезно отношусь к таким вещам. Подловили,] - он разводит руками, мол, что поделать, я у мамы хоть и старшенький, а самый тупой, это тебе не сказка, тупенькие тут не только младшие. Смотреть на Андерса как-то больно - не от злости, Гаррет не злится, Гаррет прощает. Ему больно, потому что он сопереживает.

- Ты как? Держишься? Я понимаю, что тебе тяжело, - и улыбка у него теплая и заботливая. Он не знает, знал ли когда-то Андерса, потому что проглядел ТАКОЕ, но честно считает его своим другом. Все еще.

Отредактировано Oliver Whelan (2018-11-02 09:08:34)

+1

16

ПО ТУ СТОРОНУ ЗАБОРА
Эванджелина Джорджиана Спенсер, Эва
http://s9.uploads.ru/TW8pG.gif http://sg.uploads.ru/0c2FO.gif http://sd.uploads.ru/x3IhJ.gif
tilda swinton

дата рождения и возраст:
больше трех сотен лет
вид; уровень:
вампир IV уровня.

лояльность:
двор порядка;
род деятельности:
юрист при Дворе, развлекает себя преподаванием фортепиано на дому

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

У мисс Спенсер есть заметная особенность - от ее британского акцента режет ухо, она пышет королевскими величием и гордыней. Она до того леди, что даже по улице гуляет с зонтиком от солнца. Хотя дело, вероятно, в том, что ее клыки несколько вытянуты, а организм испытывает острую потребность попить крови. Но она все еще воспитанная леди, перед которой необходимо открыть дверь, у которой необходимо принять пальто - и которая не поднимет ни руки на человека, ни голоса от возмущения. Мисс Спенсер - воплощение самодисциплины и элегантности. А аристократическая бледность - это так, особенности ее вида.

Когда к законникам приходит новый секретарь, он непременно слышит в стайке таких же секретарей старую легенду о том, что мисс Спенсер - родственница тем самым Спенсерам, из рода которых Леди Ди. Кажется, мисс Спенсер просто забавляет, что вокруг ее личности строят глупые теории и странные иллюзии - она не подыгрывает, но и не разрушает. От ее молчания интриги только больше. На прямые вопросы она только тихо смеется и улыбается то ли сфинксом, то ли Джокондой - едва заметно, но очень понимающе и хитро.

Она повидала много всякого, о чем не распространяется. Ее покидало по земному шару прилично - из Англии она добралась до Портленда уже давно, давно и осела здесь. Эванджелина - удивительная женщина, которая умудряется сочетать в себе старомодное "леди" с любовью к модерну. Она похожа на музей - вся навороченная, с крутым мобильником и прочими примочками, но внутри очень и очень старая. Ее устраивает принцип "если ты на стороне закона и вампир - пей кровь из пакета", она считает это куда более простым способом, чем охота на людей и забота о сохранении секретности одновременно. Ей приятнее наблюдать за человечеством, чем жрать его.

Они с Оливером знакомятся, когда ему шесть. Их разделяет пара метров и забор. Оливеру шесть - и он уже очень умный ребенок. Его мать - ирландка. Инквизитор Порядка. Она доверительно просит мисс Спенсер посидеть со своим ребенком, коль скоро ее срочно вызывают - и Эва соглашается. С тех пор Оливер бывает у нее часто, непременно здоровается - и даже ругаться при ней не может, до такой степени Джорджиана умеет убедить, что в присутствии леди ругаться он не имеет права. Она рассказывает ему о живописи Ренессанса - и учит по картинам Рембрандта опознавать возраст человека по рукам. Она учит его символике картин Сальвадора Дали - и рассказывает о скрытых посланиях в музыке, вольно наигрывает Моцарта - и разглядывает внимательно, цепко. Она дарит ему Лавкрафта на десятилетие - и каждый день сдержанно кивает по утрам, когда Уилан проносится мимо со своей собакой. Он считает ее самым крутым учителем - потому что она говорит об искусстве с душой и дикой самоотдачей. Это восхищает.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Эва для Олли - этакая добрая тетушка-соседка и часть семьи. Она оказала особое влияние на формирование его восприятия, сделала гибче и хитрее. Ну, и вообще, Суинтон красивая, Ренессанс красивый, Дали красивый - а я люблю все красивое.

Касательно истории персонажа - все на ваш откуп, слухи и легенды всегда могут оказаться лишь слухами и легендами <3

ПРИМЕР ПОСТА

В Скайхолде есть этот забавный малыш в огромной шляпе. Хоук знает, что этот ребенок - дух. Ладно, не ребенок - молодой человек, ему не меньше шестнадцати. Он всегда отшатывается и прячется в тени, когда ловит взгляд Гаррета. Он боится подходить - и Защитник знает причину. Потому что он боится участи всех тех демонов, которые царапают филактерии. Если так подумать, Гаррет с головы до ног обвешан демонами. Это было их с Мерриль хобби - магией крови запаковывать оставшихся в Киркволле демонов в филактерии по старой долийский методике. Малышка эльфийка сама его учила. Под воротом рубахи у Хоука на плотной шерстяной нити сидит демон гордыни, очень символично. На поясе бьются демоны голода, страха и отчаяния. Малыш дух боится - цепи на демонах крепкие, надежные, глаза у Хоука внимательные, цепкие. Коул боится. Коул чувствует, что Гаррет Хоук опаснее любого демона, Гаррета Хоука боятся демоны. Он среди них - вершина пищевой цепочки. Потому что он не просто умеет колдовать - он чувствует магию. Если Вивьен - мощный фонтан, то Защитник - водопад. Рядом с ним от магии шумит пространство - трещит и искрится. Рядом с меткой Вестницы оно закручивается, сияет, горит, манит, но Защитник - это жуткая пропасть, полная ледяной воды. Рядом с ним давит на плечи и выбивает из легких воздух. Коул не понимает, но чувствует, что друг Варрика пережил очень много, внутри него много боли, но подойти к нему невероятно сложно. Поэтому он только наблюдает - и каждый раз прячется, когда натыкается на ястребиные глаза. Давно не боится, что привяжет. Просто стыдно, что не сможет помочь.

Он не забудет.

Гаррет и правда помнит слишком много всего. Он верит в Создателя, хотя регулярно поминает и его задницу, и сиськи его невесты. Он верит в Создателя, но не верит, что попадет к нему. Не было в их религии такого: чем больше страдаешь, тем лучше для твоего посмертия. Было что-то вроде "не будь мудаком". Так вот мудаком Гаррет был. Мудаком он был редкостным. И помнит он слишком много всего. Помнит бледную от потери крови Бетани. Помнит бледного от скверны Карвера. Помнит сшитую из трупов женщину с лицом его матери. Как сказать всем тем, кто потерял своих любимых, что он не сможет вернуть им тела для погребального костра? Простите, но я хочу сжечь свою мать, а так как она - лицо этого трупа, то и тело, считай, ее? Официально дело закрыто, потому что преступник мертв. Гаррета благодарят, его любят. А он, на деле, мудак, который хочет похоронить мать - наверное, он считал, что его горе важнее. Что его мать важнее. Что он важнее. Да хрен его знает. Проще не делалось. Он собирался приходить к матери на могилу каждый день, но время шло, а Гаррет сократил визиты до раза в пару недель. Хотя он исправно рассказывал ее праху, что у него все хорошо, что он старается, что она может им гордиться - то есть врал. Потому что в жизни сплошной пиздец, он все просирает, а гордиться ей совершенно нечем. Гаррет бы и рад схватиться за голову, но ее у него, видимо, нет. Теперь их разделяет страна и море. А еще Старкхэвен к чему-то готовится. И со Стражами совсем беда - Хоуку страшно. Правда страшно. Авелин прячет Карвера подальше - от Зова, от всего плохого, а у Защитника за спиной зреет пиздец. Он знает это сраное чувство - скоро рванет. Скоро он конкретно так проебется. И снова скажет - "мам, да у меня хорошо все, ты не волнуйся, ага?", снова потеряет кого-то, кого любит.

Проблема в том, что его орава бестолочей разбежалась. Никто ему больше не поможет.

Варрик мягко бурчит под боком. Это успокаивает. На помощь Инквизиции Хоук просит прийти Изабеллу - потому что нужно прекратить поставки красного лириума по морю. Это они обсуждают с Быком, покрывая венатори дерьмом - и запивая все это бадяжной выпивкой Кабо. Хоук размеренно взмывает вверх - и падает вниз. И все это - на волнах своей тоски и самобичевания. Все это он скрывает за теплыми улыбками и вечной готовностью помочь. Если бы он не помогал, у него было бы слишком много свободного времени - и он бы постоянно себя грыз. Вместо этого Защитник отчаянно строит из себя дурачка, который умеет только смеяться, шутить - и улыбаться. Изабелла в последнюю встречу ласково его приобняла с порога - и мягко выдохнула "Привет, Хоук, я ухожу в море", а он только насмешливо фыркнул совершенно идиотское "Привет, "Я ухожу в море", я Гаррет" - за это его друзья и любили, наверное. За то, что он почти никогда не унывал - и всех их любил. Внутри-то он - сплошные руины. Проблема дурачков в том, что они умеют строить из песка только куличики, а не делать смеси для строительства. Как помочь Каллену - хрен знает. Но Хоук правда старается. Потому что ему нужно помогать другим.

Это - одна из причин жить. Помогать.

- Иногда так проще, Кудряш - не знать имени. Это обезличивает смерть. Не облегчает груза вины, но помогает быстрее принять потерю, - плохие слова, болезненные, Гаррет вспоминает Киркволл, Гаррет вспоминает каждое лицо мертвеца, Гаррет знает их по именам, по адресам, лучше бы не знал, просто бы помнил, просто бы поминал, но вместо этого он помнит имена, а потому скорбит сильнее, грызет себя агрессивнее и яростнее, а потому никому такого не пожелает, так что лучше без имен, лучше обезличить, когда вспоминаешь всех тех, кого не знал, но кто умер по твоей вине, от твоих рук, куда проще смириться с серой и холодной вереницей дней и смазанных временем очертаний, чем с осознанной армии мертвецов, - когда за Андрасте шел ее верный мабари, он пошел за ней и на костер. Этот тоже и у трона Создателя будет греть ноги хозяина, - он тихо кладет ладонь на чужое плечо и слабо похлопывает. Мол, ничего, ты только держись, ты же такой важный, такой сильный, ты управишься. Я вот управился - а я тоже много дерьма повидал. И ни разу не такой молодец, как ты, Кудряш, ты же не маг крови, просравший семью и позволивший взорвать церковь своему другу, да? Если бы Гаррет потерял еще и своего пса, он бы точно озверел. Он бы хрипел, царапал ногтями землю и выл. Босс был большой частью его жизни - Гаррет не был знатным ферелденским человеком во времена жизни в стране собачников, не носил ничего изящнее белой рубахи на песнях в церкви тогда, работал в поте лица в поле с отцом - и считал вкуснейшей водой не ту, что с сахаром, а ту, что из бойкого весеннего ключа, лучшими цветами считал не те, что растут в садах знатных особ, а те, что пробивают первый снег, лучшей похлебкой считал не хрень с какими-то диковинными фруктами, а материнскую уху. Но мабари у него был - поэтому ему жали руку и улыбались. Гаррета Хоука признал мабари - значит, он точно был достойным человеком. Хрень, конечно, собачья. Человеком он был дерьмовым - сам об этом первым говорил. Но если что-то и знал, так это то, что когда теряешь кого-то, одному оставаться нельзя, одиночество убивает. Когда он потерял маму, его ребята были рядом - едва ли не сторожили его. Особенно Варрик - шлепал ладонью мозолистой по рукам, когда во время очередного колдовства Хоук вспарывал руку слишком близко к венам, слишком глубоко, хмурился - и Гаррет был безумно ему благодарен. Был благодарен Маргаритке за цветы для матери - полевые, самые лучшие. Был благодарен Фенрису - за его молчаливое присутствие. Да всем своим ребятам - они были рядом, держали его, поддерживали его. На их любви он окреп и выжил. Сейчас нужно было поддерживать Каллена - Защитник просто протягивал руку первым. Потом непременно протянет Лелиана, Жозефина, поддержат верные лейтенанты и рядовые, помогут местные храмовники из Ордена, глядящие на Хоука со смесью подозрения и тихого восхищения, поможет даже Деннет - старый ферелденский объездчик, который часто ворчал, но не было во всем Скайхолде человека, который понял бы лучше ферелденскую любовь к собакам. Пока руку протягивал Гаррет.

Он тихо подходит к телу, опускается на колено - и прижигает рану на псе пальцами, покрытыми сеточкой мелких бледных шрамов.

- Возьми-ка немного соломы. И топор. Не здесь же погребение костром устраивать, Инквизитор меня на рога натянет, если я спалю ее конюшню, - Хоук насмешливо фыркает, как обычно скрывает боль за шутками и смехом, как обычно смягчает углы и помогает всем и каждому, он бы мог поспорить с упертостью кунари легким "Аришок пытался со мной разобраться - но я был базалит'аном, с которым у него ничего не вышло", но эта бравада была бы пустой и глупой, а у Гаррета этими эпитетами уже описывается голова, зачем повторяться, делая такой и речь? Вот и нечего. Мертвого мабари он аккуратно берет на руки - таскал уже Варрика на руках, а мастиф - он же как гнома полтора-два, но это ничего. Надо выйти за пределы Скайхолда и оказать псу полагающиеся андрастианством почести. Так в Ферелдене принято - относится к своим спутникам как к равным.

+3

17

ОБРАТНАЯ СТОРОНА ЛУНЫ
Сайл - в девичестве Уилан - Мортэн
https://69.media.tumblr.com/409b69735f9e2253b957c52ee8e613a8/tumblr_ph0g2t0GKo1qd49gbo1_540.gif
deborah ann woll

дата рождения и возраст:
~ 1958 |  ~ 60 лет
вид; уровень:
суккуб; IV

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
"адвокат дьявола", чистильщик

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Когда Рейган говорит, что её мать - чудовище, Сайл смеется. Её сестрёнка даже и представить себе не может, на что на самом деле была способна их матушка. Рейган думает, что её детство было хуже не придумаешь? Как бы не так - кому, как не младшей знать об этом. На ней-то матушка отыгралась в полной мере.

Но Сайл заставила её заплатить.

Рыжая вытирает уголки губ салфеткой и отставляет чашку в сторону. Сейчас она может себе позволить кофе в самом элитном ресторане города, может позволить самый дорогой и изысканный костюм, парфюм, автомобиль и апартаменты. Может позволить себе выбирать, с каким мужчиной проведёт ночь, день и остаток, если не месяца, то хотя бы этой осени. Может сидеть в разгар рабочего дня и читать газету, наслаждаясь прелестью ничего не делания, в то время как её адвокаты будут приносить прибыль компании. Когда она появилась на свет, о подобной роскоши не могло быть и речи.

Мать её никогда не любила, скорее постоянно третировала. Поначалу Сайл думала, что проблема в ней, что она не была достойна и из кожи вон лезла для того, чтобы заслужить благосклонность. В десять лет она начала работать в борделе, в тринадцать - впервые разделила ложе с мужчиной. Рыжая не выбирала клиентов, её было не смутить их желаниями и от того самая крупная выручка за ночь всегда была именно за ней. Матери этого было мало. Сайл взяла на себя заботу о борделе, тащила на себе хозяйство и никогда не жаловалась, не перечила и не говорила о том, чего хочется ей самой. Мать была недовольна. А потом, лет в семнадцать, пелена спала с глаз рыжей. Проблема не в ней.

Проблема в той, что была до неё.

Сайл выступает в суде. Он для неё - театр и каждый раз рыжая чувствует себя главной примой, которую никто и никогда не превзойдёт. Для людей ей немного за тридцать, но она уже одна из лучших адвокатов штата Нью-Йорк. Пять лет назад в неё никто не верил, а сейчас за плечами женщины сотни выигранных дел. Пять лет назад она была всего-лишь секретаршей в адвокатской конторе своего мужа и вот она овдовевшая хозяйка собственного дела. Злопыхатели говорят, что Сайл отсосала самому дьяволу и тот наградил её удачей, иначе как можно объяснить то, что она спасает самых безнадежных клиентов от заключения? Просто Сайл умная, просто Сайл знает, как нужно вести дела. Просто она любит побеждать. Просто ей важно быть первой.

Раз уж не вышло стать единственной.

Рыжая оставляет компанию на своего поверенного и отправляется в отпуск. Портленд - чудесное место, там есть на что посмотреть. Не Майорка, конечно, но у Сайл свои представления о достопримечательностях. Она является ко двору и приклоняет оба колена перед принцем двора хаоса, просит о месте. Должность чистильщика подходит ей как никому другому. Разгребать чудо дерьмо -разве не этим младшая Уилан занималась всю свою жизнь? О, у неё можно многому поучиться. Сайл посещает Яму - не посмотреть, а зайти в клетку и выйти из неё победителем. Здесь она может дать волю своей ярости, здесь может не притворяться, что может жить человеческой жизнью. Может быть лучшей версией себя.

Быть сильнее.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Сайл убила их мать. Съела, если быть точным. Как съела и своего супруга и многих других до, за счет чего подняла свой уровень. Но Сайл и этого мало. Для неё нет ничего более желанного, чем месть своей старшей сестре. Той, что лишила её счастливого детства, той, из-за кого её заслуги не ценились по достоинству. Убить Рейган - слишком просто, милосердно и неинтересно. Заставить сестричку страдать и ползать в ногах, моля о благосклонности - уже лучше. Нетленный мотив диснеевской песни let it go Сайл не знаком. Kill them all - дело другое. Звучит мелодичней. Она разрушит жизнь Рейган и камня на камне не оставит.

А потом закажет dom perignon и хорошенько отметит это дело.

Пикантная деталь - когда Рейган покинула дом матери, та уже носила под сердцем Сайл. Её отцом был перевертыш, тот самый, что изнасиловал Рей и которого инквизитор "испила до дна". Сестрица может уже знать об этом, а может только узнать в игре. Если очень хотите, то можете сделать Сайл доброй - мало ли вы исповедуете истинную праведность персонажей с внешность Энн Уолл - но для начала придется помудачить. Хорошо, качественно и долго помудачить. Я не против обоснованного и логичного развития характера - велкам.

ПРИМЕР ПОСТА

текст поста

+4

18

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ НАПАРНИК
Рихард Келлер, сокращения по его собственному желанию не приветствуются
https://66.media.tumblr.com/ec052aba0fed308be9d284044da1a7f0/tumblr_p3jfpk78Zm1rjn473o7_500.gif
https://66.media.tumblr.com/5c2fb945e96116e72049c25b454958a2/tumblr_p3jfpk78Zm1rjn473o2_500.gif
Joel Kinnaman

дата рождения и возраст:
98 лет, 1920 год
вид; уровень:
перевёртыш третьего или четвёртого уровня по усмотрению игрока

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
инквизитор при дворе хаоса

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

• Рихард Келлер родился в Вене двадцатых годов в семье потомственных иных, а именно – перевёртышей. Наполовину австриец, наполовину еврей ашкенази. 
• Детство прошло весьма обыкновенно. Отец и мать Келлера владели торговым предприятием и занимались перепродажей аграрных продуктов, также имели несколько скотоводческих ферм за пределами Вены и являлись главными поставщиками мяса во многие магазины столицы.
• Антисемитизм в Австрии был достаточно популярной идеологией. Поэтому, как и школе, так и в дальнейшей своей жизни, Рихард страдал от нападок сверстников при причине вероисповедания своих родителей и национальной принадлежности.
• С приходом к власти Адольфа Гитлера и наступлением Аншлюса (присоединением Австрии к Германии) имущество, принадлежащее евреям (включая тех, кто был связан с евреями семейными узами) было конфисковано. Еврейское население в одночасье лишилось гражданских прав, и мать Рихарда будучи еврейкой была назначена посудомойкой в военное училище, когда сама являлась дипломированной пианисткой. Матушка Келлера была слабой иной седьмого уровня, впрочем, как и отец, возможности бежать и эмигрировать в США у семьи не было.   
• С семнадцати лет Рихард был членом партизанского движения, которое состояло как из иных, так из простых смертных, пока не был пойман в начале 1941 года. Родители Рихарда были приговорены к заключению в концентрационном лагере в Польше. Мать и отец были арестованы при попытке побега и впоследствии убиты.
• По неизвестным причинам Рихарда не приговорили к смертной казни, молодой перевёртыш оказался на операционном столе Аненербе, которые не совсем понимали с чем или кем именно имеют дело, но старательно пытались изучить Келлера и присущие ему способности (о том, что Келлер был сверхъестественным существом сотрудники Аненербе так и не поняли, но его ускоренная регенерация стала одним из основных столпов по сотворению «уберменьша»).
• В 1945 году лаборатория в которой он находился была оккупирована советскими войсками и заключённые были освобождены.
• Далее подробности биографии на откуп игроку, предположительно Рихард эмигрировал в Америку в начале 50х, где впоследствии примкнул к хаоситам в качестве инквизитора.
• У него имеется пятилетняя дочь и бывшая супруга (скажем суккуб). К дочери относится трепетно, с бывшей второй половиной отношения натянутые.
• Рихард саркастичный, в меру циничный, индивидуум, который ко всему относится с толикой недоверия. Свободолюбив, лаконичен, крайне прямолинеен, никогда не лебезит, искренне ненавидит людскую и не только глупость. По-своему справедлив и честен, эгоистичен и крайне упорен. За отсутствие фильтра меж языком и головным мозгом не раз попадал в передряги перед начальством.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

• С Мэйв работают уже больше десяти лет, неплохие друзья, не раз вытаскивали друг друга из весьма щекотливых ситуаций, которые включали откровенно опасные, граничащие со смертью, потасовки и более невинные походы в бар, где бывало напивались по неосторожности (или вполне нацелено).
• Динамика в работе: «хороший» полицейский, «плохой» полицейский. Рихард, при таком раскладе, явно плохой.
• Все детали заявки очень даже меняемы. Соигрок ищется для экшена, рабочих перепалок и других весёлостей.

ПРИМЕР ПОСТА

“Free women from the patriarchy” — красовалось на груди несостоявшейся актрисы. То была старая майка, купленная пару лет назад на блошином рынке на Венис Бич со стопкой феминистической литературы. Была ли Мэйв феминисткой? Считала ли, что женская эмансипация единственно возможный ответ на дискриминацию, что царила на протяжении тысячелетий? Удивитесь, но нет — майка была приобретена только из-за цвета, литература — прочитана, к сведению принята, но к числу активисток, борющихся за равноправие, Мэйв не присоединились. Спросите почему? Ответ был прост. Она не верила в дискриминацию и считала, что ответственна за свою собственную судьбу, карьеру, выбор. И никакой посторонний, мужчина или женщина не в состоянии было на это повлиять. Выводы неискушённой юности? Что могла понимать о жизни молодая ведьма, которая даже ещё не разменяла столетний рубеж? Александр Викторович (как бы наверное обратился к нему русский скрипач) в свою очередь прожил на этой бренной земле без малого четыре с половиной столетия. И видал на своём веку не только войны и локальные катастрофы, но и падение империй, императриц, королей, принцев и принцесс. Ей было любопытно, что происходит с концепцией времени, когда так долго ходишь по земле. Неужели жизнь после стольких радостей и горестных разочарований до сих пор интересна?
Несмотря на хоровод беспокойных мыслей в голове, Мэйв приветливо расплылась в тёплой и располагающей к себе улыбке, недаром в шестидесятые именно она красовалась на постерах Колгейта, демонстрируя среднестатистическому американцу важность гигиены полости рта. Голос у неё, вправду, был сочным, с красивой хрипотцой, что когда-то так и манил с большого экрана, где она играла в дешёвых фильмах ужасов и постмодерновых короткометражках.
— Доброе утро, сэр. Надеюсь, завтрак прошёл хорошо? — в отличии от замначальника инквизиции Хаоса Мэйв остановилась в скромном отеле на отшибе Бухареста, видимо бюджет департамента не распространялся на молодых ведьм шестого уровня. Но Фицпатрик не жаловалась, как говорится, дарённому коню в зубы не смотрят.
— Вам нравится? — не без иронии в голосе ответила светловолосая магичка, бросив взгляд на кричащий слоган, — я бы с удовольствием послушала ваши мысли по поводу женской эмансипации и равноправии между мужчинами и женщинами, — губы Мэйв тронула лёгкая усмешка.
— Да, мистер Коробкофф опаздывает. Может пробки? — предположила ведьма, прекрасно понимая, что трафик на дороге едва ли мог заставить московского иного опоздать на встречу, о которой он так долго настаивал.
— Здесь напротив есть кофейня, — Мэйв указала на заведение через дорогу с большими витринами, — мы увидим, если мистер Коробкофф появится перед отелем, — фамилия русского скрипача давалась ей нелегко, не смотря на многие присущие ей таланты, языки были явно её слабостью, ведь Мэйв говорила, как и любой другой ленивый американец, только на английском.
Её непосредственный руководитель с предложением согласился, поэтому уже через несколько минут они сидели за столиком у самого окна, поджидая официантку с заказанным кофе.
— Мне сказали в отделе, что вы работали с моей матерью? — неожиданно спросила Мэйв, прямо поглядев на Романа, — вы же были напарниками, сэр? — Фицпатрик давно хотела расспросить инквизитора о прошлом, что объединяло его с Констанцией. Боль потери уже притупилась, признаться Мэйв не так отчётливо помнила женщину, с каждым годом воспоминания становились всё туманнее, и порой ей было сложно вспомнить лицо собственной матери. Доступ к архивам инквизиции был для неё пока закрыт и та тонкая папка, что скрывала тайну её жизни и смерти пока хранилась на пыльной полке. Но это не умаляло её любопытства, ведь людей, знавших Конни ещё при жизни становилось всё меньше.

Пока Роман и его белокурое протеже наслаждались свежемолотым кофе, Олег Коробков, скрипач из санкт-петербургской филармонии, медленно плёлся по одной из главных улиц Бухареста. Многочисленные прохожие стороной обходили мужчину, с опаской оглядываясь, не совсем понимая, что вызывало в них неосознанное беспокойство. На лице Олега застыла гримаса боли, на лбу выступила испарина, руки дрожали, но всё же продолжали крепко сжимать старинную резную шкатулку. Проходивший мимо милиционер неодобрительно покачал головой, решив, что Олег наверняка уже выпил грамм сто с утра. Но в крови советского скрипача бурлила не водка, и даже не коньяк…
— Диночка, а ну обойди дядю стороной, — пробормотала молодая мамочка, сжимая ладонь маленькой девочки, когда Олег неожиданно остановившись, согнулся пополам. На сером асфальте появилась лужа крови вперемешку со рвотой.
— Мама, может ему вызвать дядю Айболита? — обеспокоенно спросила девочка, но мама, поддавшись чарам отторжения, что висели над Коробковым, отрицательно покачала головой, — нет, доченька, с ним всё хорошо. Не беспокойся.

— Мне нравится Европа, — достаточно громкий вывод для человека, который первый раз выбрался за пределы США, — мне кажется проблема нынешнего поколения в том, что мы, рождённые и выросшие в Америке, второе или третье поколение эмигрантов, совершенно забываем о том, что за пределами Штатов есть целый, абсолютно неизвестный нам мир, — задумчиво проговорила Мэйв, поглядев в окно, даже не подозревая чем именно обернётся сегодняшнее утро для визитёров из Портленда.

Отредактировано Maeve Fitzpatrick (2018-11-09 02:56:22)

+3

19

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ОТШЕЛЬНИК
einar
https://69.media.tumblr.com/1c8df02739dfb2c92f1b57c56a2e6333/tumblr_ohep04HoRo1snykouo5_250.gif https://69.media.tumblr.com/1f50bd3731eb22b1e9348f7d66977728/tumblr_ohep04HoRo1snykouo1_250.gif
travis fimmel

it’s been years since anyone could be a friend
it’s the fear that kills the feeling in the end
can we face it? can we shape it? can we really die?

дата рождения и возраст:
На выбор игрока, в пределах 200 лет
вид; уровень:
Маг, III-II (нужно согласовать с амс)

лояльность:
Двор Порядка
род деятельности:
Владелец лесопилки в полусотне миль от Портленда, артефактолог и специалист по темной магии

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

1994, церемониальный зал двора хаоса
В эту ненастную ночь главный зал заполнен гулом сотни голосов — сегодня выносят приговор осужденному. В ответ на призыв судей многочисленная собравшаяся публика, цвет представителей Двора Хаоса, поспешно замолкает. Снедаемый сотней взглядов, Эйнар смотрит прямо перед собой, время от времени его лицо искажает неопределенная гримаса раздражения и глубокой озабоченности. Его руки расслаблены, блокирующие чары надежно сковывают тело. Спустя лишь несколько мгновений судьба обвиняемого, наконец, разрешается — Двор Хаоса более не видит его своим подданным. Эйнар лишается метки. Со стороны доносятся одобряющие возгласы и едкие шутки прежних завистников и недоброжелателей. Еще бы, искусный маг, хитрец и игрок, опытный артефактолог и практикующий мастер темной магии теперь — высокоуровневый отступник, на убийстве которого можно вполне себе неплохо подняться. Голоса спрашивают его: стоило ли, Эйнар, заходить в своих исканиях так далеко? Стоило ли, Эйнар, отдаваться во власть своего тщеславия? Губительная неосторожность, всего лишь досадный просчет, поведший за собой последствия чудовищной тяжести. Перейти дорогу Двору Порядка — откровенно плохая идея. Сделать это с использованием темной магии — идея и того хуже. Эйнар медленно разворачивается и покидает церемониальный зал, в спину ему летят оскорбления и гогот.

2000, задверье
Когда круг преследователей начинает опасно сужаться, маг привычно ныряет в тень. Коварная и губительная в своей сути, она обыкновенно проявляет к нему милосердие и служит подспорьем в борьбе за жизнь. За годы, проведенные в изгнании, Эйнару довелось отразить не один десяток покушений на свою ценную шкуру, выйти живым из множества схваток, подолгу залечивать раны, балансировать у самого конца всего и вновь набираться сил, восстанавливая себя по осколкам и крупицам. Тень жадно пьет истощенные резервы и насылает кровожадных тварей, но Эйнару зачастую кажется, что те — компания куда лучше, чем очередные охотники за его многострадальной головой. Выждав время, он возвращается в Задверье и попадает прямиком в безлюдный переулок. отсюда он направится в одну лавку за кое-какими полезными вещами и ни на минуту не перестанет внимательно следить за обстановкой вокруг. Тавро отступника, кровоточащая отметина вожделенной наживы жжет похуже раскаленного металла, извращая натуру мага — стремление выжить вытесняет из сознания едва все прочие мысли и чаяния, оставляя лишь стойкий металлический привкус во рту. Порой на смену ему приходит усталость и безразличие, они мягко и настойчиво заключают Эйнара в тесную одиночную камеру, в которую извне не может проникнуть ни свет, ни звук, ни чувство.

2007, резиденция двора порядка
В зале царит напряженная тишина и Эйнару временами кажется, что она оставляет на нем аккуратные, предельно вежливые порезы. Оживленные переговоры, а сразу за ними долгое молчание — в эту самую минуту высшие чины Двора решают его судьбу. Маг остается недвижим, но его разум хаотично мечется от одной мысли к другой в смехотворной надежде на благополучный исход дела. Некоторое время тому назад его давняя соратница, тень, снова оказалась невообразимо благосклонна, подстроив поистине исключительное происшествие. Хитроумная тварь, нацелившаяся на ослабленного схваткой законника-инквизитора, была навсегда успокоена Эйнаром в долгом и изматывающем поединке. Вес этой заслуги вкупе с уникальными навыками и огромным опытом мага соединились в самое вожделенное, что то только можно себе представить — его изгнание, наконец, закончилось. Не в силах сразу поверить в реальность произошедшего, Эйнар выслушивает внушительный список оговорок и требований: Двор Порядка формально делает мага своим подданным при условии непрерывной службы до самого конца его долгих дней. Двор Порядка назначает Эйнару исследовать опасные артефакты, созданные при помощи темной магии, извлекать из них полезные сведения или уничтожать их вдали от людей, применять свое знание для расследования случаев использования незаконных чар, с благодарностью выполнять свою работу и не требовать ничего взамен.

2018, дом у гор
Затейливый деревянный амулет в форме лошадки отправляется на полку к остальным вещицам — Эйнар коротко усмехается, проводя пальцами по искусно вырезанной гриве. Он мастерит безобидные артефакты с тех пор, как поселился здесь, в полусотне миль от Портленда, в доме при старой лесопилке. В округе больше никого нет. Нестройные ряды фигурок зверей и птиц — совсем не простые игрушки. Маг наделяет каждую своими индивидуальными колдовскими свойствами, но никогда такими, что могут причинить вред. Эйнар помнит, что любая его провинность поведет за собой лишение подданства и на этот раз продержаться долгие годы в статусе отступника ему уже не доведется. Внутри как будто бы давно задушены все честолюбивые порывы, должно статься, забыты прежние стремления обрести истинное могущество. Словно услышав неясный зов, маг кидает острый взгляд в сторону подвальной комнаты — там, под домом, под неусыпным надзором мощных охранных чар, дремлют искусственным сном бессчетные черные артефакты. Их совокупная сила ужасна. Уничтожение некоторых требует выполнения сложных ритуалов, к иным подступиться случается лишь спустя месяцы тщетных попыток раскрыть суть. Обязательство перед Двором крепко держит Эйнара. Порой он отдается во власть гнева и бессилия, вспоминая неоконченные дела и несведенные счеты, оставшиеся позади, в реальном мире. Порой он вновь находит себя в той самой одиночной камере. Солнце восходит над горами каждый день. Внутренняя борьба не оставляет его ни на минуту. 

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Как вы могли заметить, я не упоминаю ровным счетом ничего о взаимоотношениях героев. В первую очередь, очень хочется видеть на форуме такой самобытный персонаж, а остальное уже вторично. Со своей стороны хотелось бы в осторожную дружбу с перспективой соулмейтства. Оба персонажа доверху полны всяческого искусно прикрытого дерьма, которое совершенно необходимо раскрыть и переработать к чертовой матери. Эйнар может найти в вере благодарного слушателя тысяч историй из его очень долгой жизни, Вера же может помочь ему расквитаться с прошлым и внесет некоторую легкость и новые краски в будни Эйнара.
Этот набросок вы можете в плане биографических деталей крутить как угодно, само собой. Единственное — путь персонажа от хаосита до отступника и до подданного Двора Порядка со всеми упомянутыми условиями согласован с амс и менять его нежелательно. Мой стандартный размер поста — 4к, частота — раз в неделю. Ставка на максимум взаимодействия между персонажами. Приходите с пробным постом :3

ПРИМЕР ПОСТА

смотрите здесь

Отредактировано Vera Crozier (2018-12-09 21:22:35)

+3

20

СРОЧНО ТРЕБУЮТСЯ ПРАВАЯ И ЛЕВАЯ РУКИ
Карла(вариативно) и Кэссиди
http://funkyimg.com/i/2MVT7.gif http://funkyimg.com/i/2MVT6.gif
michelle rodriguez и joseph gilgun

дата рождения и возраст:
на усмотрение игроков, но младше 250
вид; уровень:
перевертыш и вампир IV

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
Инквизиторы, попеременные заместители Главного Инквизитора

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

С Карлой не бывает просто - это было ясно с самого начала. Карла - воплощение бушующей ярости. Карла - чистый поток энергии, безжалостный и беспощадный, сметающий все на своем пути. Сила есть, ума не надо - это про Карлу. Клод встретил ее, конечно же, в яме. Девушка зарабатывала себе на жизнь путем боев - выигрывала, когда надо было, проигрывала, когда было нужнее. Всей душой это дело ненавидела, но понятия не имела, куда еще можно приткнуться. когда ничего кроме как драться и не умеешь. А Клод знал. И Клод слишком любит амплуа Всеспасителя, чтобы игнорировать заблудшие души. Особенно такие талантливые, как Карла.
В Инквизиции, конечно, приходится замолвить за нее словечко, но зато потом она быстро становится лучшей в своем потоке - приказы выполняет четко, кости окружающим ломает исправно. Преподаватели чуть ли кипятком с нее не писают, но Клод все равно доволен больше- не прогадал. По службе она карабкается сама, довольно уверенно, хоть особо высоких целей перед собой и не ставит. Три года упорно отшивает каждого иного, включая Клода, пытающегося в ней подкатить. Потом однажды ломает Клоду же руку на глазах у гогочущих коллег. Больше никто не пристает, но и особых привилегий после такого она не ждет. И тем сильнее удивляется. когда Клод предлагает ей стать замом. Половиной зама.
Кэссиди никто не может терпеть слишком долго. Кэссиди послушный, но бесконтрольный. Кэссиди дружелюбный, но постоянно городит такую ересь. за которую можно и убить. Кэссиди до слез любит ее работу, каждый день бы на нее ходил, если бы не был таким хроническим проебщиком. Кэссиди был бы богат, не спуская все на кровь сильных вампиров. Кэссиди много бы достиг, не будь он Кэссиди.
Чего у Кэссиди не отнять - так это хитрости и смекалки. По этому в паре с Клодом им работается так хорошо: Клод умеет фильтровать потоки бессвязной информации, что извергает из себя Кэссиди, а Кэссиди умеет успокаивать таких, как Клод. Иногда Клод не пониает, кто у кого учится, потому что, не будь Кэсса рядом все эти годы. трупов за собой он бы оставил гораздо больше. Клод ценит Кэссиди. Кэссиди это знает и отвечает тем же. Но предложению стать замом очень удивляется.
-То есть типа половиной зама? - уточняет он, косясь на Карлу.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Клод, будучи уверенным, что все в этом мире без него снаркоманятся под забором и умрут, переживает за них обоих, ведь с нового поста приглядывать за ними двумя будет сложнее. К тому же, ему очень нужен зам, а учитывая, что они все-таки хаоситы и творят чо хотят, два даже лучше, чем один. Карла и Кэссиди должны дополнять друг друга в работе, но при этом совсем необязательно ладить в жизни. А могут и ладить. Все на ваше усмотрение, со своей стороны обещаю обеспечить игрой и лучами любви.

ПРИМЕР ПОСТА

На коронацию Клод не успел.
С одной стороны, у него была уважительная причина — пока часть их революционной компашки развлекалась в тронном зале, о чем Клод уже был наслышан, его послали "в поля" — разбираться с теми, кто не явился по зову своего Принца по разным обстоятельствам. Когда же то, что младший сын Клод называл "Приказ 66", было исполнено, у Клода уже не оставалось ни времени, ни сил, чтобы прибыть ко Двору вовремя и похлопать в ладоши на моменте, когда Адонию уже официально назовут Принцессой. Справедливости ради, своих детей он туда загнал, чему последние были не очень-то рады, учитывая, что предыдущий приказ отца звучал как "забиться так далеко и глубоко, как только сможете", потому что Клод не был уверен до конца, что все получится. Вернее, в Адонии он конечно не сомневался, но никто ведь не знал, чем все кончится конкретно для него. Лучше было перестраховаться и обезопасить семью, что он и сделал.
С другой стороны он знал, что Адония шла к этому очень долго и упорно и вряд ли теперь она в восторге от того, что его не было в тронном зале.
Оставалось только надеяться, что разочарование, которое оно сейчас испытывает на его счет, не затмит ее разум и не помешает Клоду получить желаемое. Получить то, что теперь по праву должно быть его.
Разумеется, у истоков всего этого стояла клятва Адонии, которую он собирался блюсти столько, сколько она сама захочет, но, по правде сказать, годы службы в Инквизиции сделали его несколько корыстным вампиром и теперь, когда у власти наконец были столь знакомые лица, он тоже надеялся отхватить себе кусок.
Розы пахли также превосходно, как и всегда. За долгие годы, что Клод увлекался садовыми искусствами, он отточил свое мастерство настолько, что давно уже мог бы быть победителем всех городских конкурсов. если бы, конечно, захотел. Но человеческие развлечения его волновали мало, да и ему было, что обрабатывать, срезать и вырывать с корнем кроме роз и сорняков.
Он убил троих вчера. Это было не слишком тяжело, рана на руке уже зажила и теперь Клод лишь помнил, что она там была. Убивать ему было не впервой и угрызений совести он нисколько не испытывал, лишь несколько сожалел, что пришлось сделать это так, как он сделал.
Он работал с этими иными бок-о-бок долгие годы. Они не дружили, но служба в инквизиции накладывает определенный отпечаток и некое своеобразное подобие коллектива у них все же было.
Они не ожидали, что он приехал именно за этим. Кажется, еще даже о перевороте ничего не знали — Клод им сказал, когда зачитывал приговор. Первый умер, навсегда оставшись удивленным, другие двое пытались сопротивляться и сражаться, но...
Клод подрезает розу и чертыхается — слишком короткая веточка. Для букета не подойдет.
Дверь открывается тихо, но в своем доме Клод мог различить любой шорох, и уж точно знал, кто именно пришел, потому что никто не смел заходить в его розарий.
Кроме, разве что, той, кто теперь была гораздо выше его по званию и запретить он бы ей и при большом желании ничего не смог бы.
-Принцесса, — он разворачивается и кланяется — рад, что Вы пришли.
Полагаю, это хороший знак.

Называть ее так официально немного непривычно, но вампир чувствует от этого странное удовлетворение— в конце концов. они ведь  именно к этому шли, к тому, что все вокруг, включая его самого, обращались к ней только так. Желательно — как можно дольше.
Он откладывает секатор(зная Адонию, стоило бы сделать это сразу, но ей-богу. кто кинется на мага 1 уровня с секатором?) и, подняв срезанные уже цветы, протягивает их Принцессе.
-Поздравляю с коронацией. Надеюсь, предыдущий букет мои оболтусы тоже не забыли отдать.

0

21

ВОЗЛЮБЛЕННАЯ ЖЕНА
maribel gallardo
http://funkyimg.com/i/2N864.gif
carla baratta

дата рождения и возраст:
1800 годы; ~218 лет
вид; уровень:
перевертыш/суккуб; IV уровень

лояльность:
Двор Хаоса
род деятельности:
на ваше усмотрение

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ


Sevilla para herir

Разве может быть что-то романтичнее, чем  взаимная симпатия, завязавшаяся во время войны? Может. Всё, что угодно, романтичнее этого. Потому что когда вокруг полным полно мертвых и умирающих, когда ты даже со своими силами и повышенной регенерацией не уверен, дотянешь ли до следующего утра, очень тяжело думать о чем-то, кроме целенаправленного выживания.
Вот тебя цепляет несколькими револьверными пулями прямо в грудь - после этого ты мало что помнишь, кроме издевательски голубого, ясного неба над головой, которое в какой-то момент ослепляет тебя до темноты в глазах. А вот - тебя приводит в порядок симпатичная медсестричка, видимо, уже не первый раз меняя бинты на твоей груди. После морфия тяжело соображать даже инкубу, и то, что вот эта женщина рядом с тобой тоже не просто человек, ты замечаешь не сразу. А когда замечаешь - хрипло смеешься, отчего начавшие затягиваться раны снова расходятся.
- Смею напомнить, что вы не бессмертны, капитан Оттесен, - строго смотрит она, словно перед ней нашкодивший мальчишка, а вовсе не сородич, переживший явно не один десяток лет.
- Не бессмертен, - киваешь ты в ответ, прижимая ладонь к перевязанной окровавленными бинтами груди, и улыбаешься как раз-таки как нашкодивший мальчишка. - Но теперь у меня, кажется, есть тот, кто даже с того света вернет обратно.
На тебя вновь бросают строгий взгляд, недовольно поджимая губы, и оставляют лежать в одиночестве в дальнем углу переполненного госпиталя, так ничего и не ответив.

Ты видишь её всю следующую неделю. Вам ведь обоим нужно изображать лечение твоих «весьма серьезных» ранений, и поэтому приходится проводить время и дальше на жесткой койке, притворяясь смертельно - хаха! - раненым. Хочется шутить ей плохие шутки и предлагать сомнительные вещи, но вместо этого ты почему-то пытаешься притвориться учтивым джентльменом и вообще просто человеком. Начинаешь разговор с погоды. Она продолжает его сводками с фронта. Спрашиваешь её об имени. Мэрибель. Мэрибель Гайярдо.
- Мэри, - зовешь ты в конце концов, и на этот зов откликаются. Ты никогда не спрашиваешь ни о истинной сущности, ни о работе при Дворе, вообще не притягиваешь к разговору ничего иного, и почему-то это всё умиротворяет. Почувствовать себя хоть на время простым человеком - непозволительная роскошь. Для Мэри, видимо, тоже, потому что эту игру она поддерживает.
Она всегда тебя поддерживает.
Она всегда остается рядом и всю войну следует за тобой.
И даже после капитуляции Конфедерации, сняв с себя давно уже не белоснежное одеяние медсестры, она всё ещё остается рядом с тобой.
- Mi tesoro, - говоришь ты, пока она спит у тебя на коленях в полуразрушенном войной доме, который когда-то принадлежал тебе, - soy muy afortunado de conocerte.

Cordoba para morir

Через несколько лет после окончания войны вы переезжаете в Перу, потому что она не хочет и дальше оставаться среди кровавых призраков прошлого и всей этой разрухи. Ну а ты согласен последовать с ней куда угодно, хоть обратно в Норвегию, хоть прямо в Берген, на улицы, где ты когда-то рос до определенного момента беззаботным подростком.
Но, слава богам, выбор всё-таки падает всего лишь на Лиму, поближе ко Двору Порядка, где ты довольно быстро находишь себе место в качестве инквизитора. И всё хорошо, вот оно, ты вроде бы нашел себе наконец дом - тот самый глубоко личный Грааль, который ты столько искал.
И рядом уже не просто женщина, которую ты любишь, рядом - законная жена, и на вашей свадьбе гуляет едва ли не весь Двор. Многие до сих пор оправляются после ужасов войны, потому вот такие, казалось бы, обыденные вещи, как заключенный документально союз, вызывают куда больший ажиотаж, чем могли бы.
Ну что, теперь ты счастлив. У тебя есть Мэри, у вас есть дом, и можно наконец успокоиться.  Ты ведь правда счастлив?
Точно?
Ты уверен?
Увы. Едва по миру летит новость об агрессии Третьего Рейха, ты собираешь вещи. Мэри не говорит и слова против, пожалуй, вы и правда засиделись на одном месте. Война… Это ведь своего рода развлечение. Особенно теперь, когда ты уже совершенно точно не один, когда есть тот, кто тебя вытащит с того света снова и снова и ради которого, будь честен, ты и продолжаешь жить.

На празднествах в честь победы ты танцуешь с ней, забыв на этот миг вообще обо всем, что было в твоей жизни до. Есть только она - безумно красивая в красном платье, безумно счастливая и столь же безумно любимая. В этот вечер ты чувствуешь себя настолько живым, насколько не чувствовал себя ещё никогда и насколько уж точно не будешь чувствовать после.
В память врезается почему-то именно этот вечер. Вы счастливы и беспечны, медали ещё одной войны будут спрятаны на полку в Лиме, как только вы вновь туда вернетесь из Бордо. Возможно, получится наконец взять на себя предложенную несколько лет назад должность заместителя главы инквизиторов, но даже это уже не столь важно. Главное, что на ближайшие несколько десятилетий (до очередной войны?) вы снова займете свой прежний дом и прежнюю размеренную жизнь.
Вот только у богов на твою жизнь какие-то им одним известные планы.
- Кем вам приходится Мэрибель Га… Гарья… Гайярдо? - жандарм сверяется с бумагой в своих руках и смотрит на тебя сонного, разбуженного поздним визитом. И что самое ужасное - ты отчетливо видишь в его глазах жалость. Ты знаешь, когда так смотрят.
Хельге, ты прекрасно знаешь, что сейчас услышишь.
- Нет, пожалуйста… - судорожная просьба без толку срывается с губ, и ты стараешься взять себя  в руки. - Мэри… Мэрибель - моя жена.
- Прошу прощения, сэр, я вынужден сообщить…

В тот день прекращает биться не только её сердце.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

* по официальной версии Мэри утонула вместе с подругой, когда последняя не справилась с управлением, и автомобиль вылетел в Жиронду, тела так и не были найдены;
* в результате травмы Мэри заработала стационарную амнезию: она не помнит, как минимум, столетие своей жизни с 1845 по 1945 гг. (и вряд ли хоть когда-либо действительно сможет вспомнить сама);
* да, прежде она принадлежала законникам, но в новой жизни, стараясь сбежать от жалких остатков прошлого, оформила перевод к хаоситам - ей вполне комфортно среди них, потому что при надобности она умеет идти по головам;
* всё остальное обсудим в ЛС, иначе список тут может получиться бесконечным.

ПРИМЕР ПОСТА

У всех в жизни бывают чужие истории, про которые ты думаешь «уж со мной подобного в жизни не случится». И вроде бы давно уже пора не зарекаться после всего, что с тобой уже происходило за всю твою жизнь, но это было бы слишком просто.
Казалось бы, всё идет своим чередом: дом, работа и снова дом. С утра и до вечера впахиваешь во благо сразу двух Дворов, ближе к ночи вползаешь в дом на окраине Портленда (в конце недели - с единственной мыслью вцепиться наконец в Энгеля), засыпаешь немногим позже, чем твой клыкастый мальчик уйдет проводить очередную ночь в городе, а где-то под утро ненадолго просыпаешься от того, что вернувшийся и одурманивающе пахнущий кровью Энгель возится у тебя под боком.
Выглядит всё это идиллически, если закрывать глаза на то, что любовь до гроба никто никому не обещал: Хельге не достаточно подпитываться от одного только Энгеля, а второму - не всегда хватает внимания вечно занятого «какой-то херней» инквизитора. Наверное, подобную проблему мог бы решить хороший семейный психолог, но Хельге предпочитает только ограничиваться шутками на этот счет, пока Энгель в очередной раз взахлеб рассказывает о каком-нибудь бегающем за ним влюбленном парне - то ли чтобы побесить Хельге, то ли чтобы просто с ним поделиться происходящим в (не)жизни, как это обычно делают нормальные пары, пока проводят время вместе.
Если не вдаваться в частности, всё идёт хорошо.
Во всяком случае, до того момента, пока Хельге не решает в очередной из пятничных вечеров послать к чертовой матери всякую работу и, оставив на своем столе хаос из бумаг, уйти наконец домой. Он заслужил в этом месяце нормальный отдых, вашу ж мать, не всё же время топить себя попеременно в работе и алкоголе, нужно и перерывы устраивать. Вот только предупредил бы хоть кто-нибудь, насколько Хельге придется пожалеть об этом и более того - нихуя в итоге не отдохнуть.
Горящий в окнах свет Хельге не удивляет: уже давно стемнело, а значит, Энгель наверняка уже проснулся и нашел себе занятие в ожидании хозяина дома. А вот чужая обувь в коридоре удивляет. И также удивляет чужая куртка, брошенная прямо на софу в гостиной. Хельге никогда не был приверженцем гостей в своем собственном доме и вроде бы в достаточной степени дал это понять Энгелю, поэтому подобные находки сбивают с толку. Кажется, мальчишка стал своевольничать, стоит напомнить ему о его месте и покрепче затянуть ошейник на шее.
Чем выше Хельге поднимается по лестнице на второй этаж, тем больше мысль о затянутом покрепче ошейнике превращается в желание затянуть его настолько, чтобы сломать Энгелю шею. Потому что стоны (пиздец, такие знакомые стоны) со стороны спальни - это последнее, что Хельге хотел бы услышать этим вечером. Да и в любое другое время суток. Мелкий неблагодарный выродок. Хельге шипит это вслух, крепче сжимая зубы, чтобы не заорать. О нет, зачем зря сотрясать воздух. Лучше вдохнуть поглубже и досчитать до шести, прежде чем открыть дверь. До шести? Да, до шести, потому что это любимое число, а счет именно до него - маленький ритуал, всё ближе подталкивающий к расстройству психики, которую итак едва ли можно назвать действительно устойчивой.
Хельге несколько секунд в абсолютном безмолвии стоит в дверном проеме и наблюдает за происходящим с настолько отрешенным видом, словно случайно перехватил наскучившее кино по кабельному. Кадр: незнакомого мужчину видно только со спины - он опускается ниже, вдавливая Энгеля в постель. Кадр: в сетчатке глаз слишком хорошо отпечатывается, как Энгель царапает изголовье кровати, стараясь в неё вцепиться, как это обычно делает. Кадр: чужая рука накрывает ладонь Энгеля, крепко сплетая пальцы, наверняка до боли, заставляя подчиниться даже в подобной мелочи.
Хельге медленно, очень медленно выдыхает.
Нет, чем стоять столбом, можно было бы…
нельзя
…можно было бы к ним присоединиться.
Помотав головой в ответ на голос в своей голове, Хельге ослабляет верхнюю пуговицу рубашки, вот только в жар бросает далеко не от мелькнувшего желания присоединиться. Взгляд вновь скользит по голым телам, от гортанного стона - тоже такого знакомого - Хельге дергается, словно от хлесткой, обидной пощечины, и делает шаг в комнату.
- Смотрю, ты не теряешь времени даром, engelen min, - Хельге натянуто улыбается, обходя кровать, как ни в чем не бывало, чтобы привлечь к себе внимание. Не настолько же эти двое обдолбаны, чтобы его проигнорировать.
- А ты… - взгляд переходит на мужчину, которого Хельге видит в первый и совершенно точно последний раз в своей жизни, - тебе отсюда лучше немедленно убраться, - правая рука инкуба на мгновение превращается в когтистую лапу, и Хельге улыбается лишь ещё лучезарнее. - Увидим тебя ещё раз - ты не жилец.
А затем, потеряв всякий интерес к незнакомцу, равно как и к Энгелю, Хельге встряхивает рукой, возвращая себе обычную людскую кисть (издавна любимый фокус), и отворачивается от виновников сомнительного торжества. Да пошло оно...
Сейчас совершенно точно лучшее время для выпивки. Особенно для виски, бутылка которого так удачно осталась в углу стола ещё с прошлого уикенда. Вот прямо так, из бутылки, торопливо и даже жадно, словно перед тобой Святой Грааль с кровью Христа, а ты - почти потерявший всякую веру священник. Горло обжигает алкоголем. Хельге морщится, с грохотом водружая бутылку обратно на стол, и несколько секунд так и стоит, опираясь о столешницу.
- Заткнись, - рычит он раньше, чем Энгель успеет сказать хоть слово, а потом срывается с места следом за едва успевшим одеться и выбежать из комнаты мужчиной. Удар нужен только один, рассчитанный и точный, чтобы располосовать шею вдоль, вскрывая мышцы и вены столь быстро, что самоубийцам остается только мечтать. Кровь брызжет во все стороны, пачкает стены, пол, потолок и самого Хельге, который равнодушно смотрит, как омертвевшее тело заваливается вниз по последней паре ступенек. Столь импульсивная месть не приносит ровным счетом никакого удовлетворения, и Хельге закрывает глаза, устало трет переносицу, лишь больше пачкаясь теплой кровью.
- Engelen min, твой ужин подан, - вскинув голову, Хельге повышает голос, а затем перешагивает через труп, чтобы отойти в ванную комнату. Самому от этой мерзости лучше будет отмыться как можно быстрее.

Отредактировано Helge Ottesen (2018-11-15 14:05:14)

+2

22

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ БРАТ
роланд рендмонд
https://i.imgur.com/mRsTAmo.gif https://i.imgur.com/J7yTfU7.gif
colton haynes

дата рождения и возраст:
183 года
вид; уровень:
вампир, IV (не против уровня выше, но тогда требуется согласование с амс)

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
либо инквизитор, либо страж в службе безопасности

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Они не знают, из-за чего так дрожат: от ледяного зимнего ветра, задувающего под тонкую одежку, или от страха в этой безлунной ночи в лесу, будучи брошенными отцом на пропитание местным волкам. Прокормить двух младших детей у семьи, и без того никогда не обладающей большими средствами, возможности не было – может, духи леса будут удовлетворены подобным жертвоприношением?
Аделин трет его ладони, слушая предложения двинуться хоть куда-нибудь.
Аделин молчит и хочет спать, уже смирившись с их участью.
Роланд злится. Роланд очень часто злится, будто питаясь энергией собственного гнева, чтобы двигаться вперед через любые преграды.
Роланд говорит, что лучше попробовать, чем остаться на морозе, когда они в нерешительности стоят несколько минут перед красивым особняком. Аделин видит, что веки брата тоже начинают предательски опускаться, и не может себе позволить его смерти вот так просто.
От поварихи первым половником получает Роланд, потом его уже прикрывает Аделин.

Сесиль (хозяйка дома) тщетно пытается донести Роланду разницу между направлениями живописи, но видит только пустоту. Аделин спасает, подхватывая разговор и отвлекая женщину от уже покрасневшего от злости мальчишки. Пока сестра её забалтывает, Роланд смотрит на укус на детской шее и чувствует, как в ответ жжется такой же след на том же месте у него.
Они оба считают, что это меньшая цена, которую они могут заплатить за жизнь в роскошном доме, за еду три раза в день и за данное им образование.

Аделин говорит, что Роланд не очень-то и умный.
Роланд ухмыляется – смирился – и отвечает, что он, зато, очень сильный и смелый.
Их смех звучит все реже и реже в стенах особняка. Они строят планы на будущее, когда Сесиль не находится рядом – она так мерзко ухмыляется на подобные высказывания, что Роланд отчетливо представляет, как рассыплются её зубы при ударе.
Конечно, он никогда этого не сделает. По крайней мере, ради Аделин.

Когда их двоих сваливает холера, Роланд злорадствует. Он едва слышит поверхностное дыхание спящей сестры, но видит недовольно поджимающую губы Сесиль, стоящую перед их койками. Роланд злорадствует и даже находит в себе силы на издевательскую ухмылку – «вот ты и потеряла свои кормушки, клыкастая сука» – хотя умирать, конечно, обидно. Они рассчитывали на другое будущее.
Но смерть их не дождалась.
Роланд раскапывает землю руками, трясется от гнева и страха и даже не знает, что лучше – если Аделин выживет или если так и не обратится в то, что они так ненавидели в лице Сесиль.
Рука, вырвавшаяся из-под комьев земли, до боли сжимает его запястье.

Аделин сидит позади него, прислонившись головой к его спине, и молчит. Они говорят мало, потому что уже больше нечего обсуждать – они и так догадываются, о чем думает другой.
Сестра вдруг рассказывает уже почти забытую сказку про Гензель и Гретель, как рассказывала в ту ночь, когда растирала его руки, уже побелевшие на морозе.
Ведьма умирает и в их жизни, сгорая на солнце под их пугающе спокойными взглядами.

Двор Хаоса не мешает им наслаждаться наступившей свободой, они, наконец, заняты делом – каждый своим – имеют поддержку и достаточное количество крови, чтобы не думать о голоде.
Аделин даже умудряется выйти замуж. Роланд учит её защищаться, а через несколько лет помогает прятать труп супруга, не задавая никаких вопросов.
Роланд говорит, что из Аделин дознаватель, как из него глава отдела аналитики, и лучше ей попробовать что-нибудь еще.
Роланд нервно сглатывает, наблюдая за безразличием в её глазах, когда сталкивается с ней, залитой кровью, в коридоре.

Их пути постепенно расходятся – Роланд находит себя на фронте Второй мировой, Аделин себя в виде наблюдателя за разворачивающейся трагедией. Связь они поддерживают, но прекрасно понимают – всю жизнь около друг друга просидеть просто невозможно.
На какое-то время они даже перестают общаться – каждый занят своей жизнью.
Роланд ни капли не удивлен, застав во Франции сестру уже на высокой должности. Он ею, кажется, даже гордится и на этот раз сравнивает со Снежной королевой.
В следующий раз они встречаются спустя двенадцать лет в Портленде, где на престол взошла новая принцесса и куда приехала Аделин на освободившуюся должность.
Аделин говорит, что скучала.
Роланд улыбается.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Роланд сейчас является единственным созданием, который для Аделин настолько дорог, что ради него она готова пойти на эшафот без малейшего колебания. Они любят друг друга так, как могут любить брат и сестра (в рамках здоровых отношений).
Фамилии разные из мысли, что оба их меняли за все эти годы хотя бы по разу – но можно оставить одинаковые.
Внешность обсуждаема, как и должность, и уровень персонажа. В целом, многое обсуждаемо.
Пишу посты объемом 3-5к символов, в среднем 2-3 поста в неделю, к птице тройке равнодушна, но плохо воспринимаю текст, написанный от второго лица. Большой активности не требую, как и быстрого темпа написания постов, но все-таки желательно не пропадать без предупреждения.

ПРИМЕР ПОСТА

Она ожидала больше тоски по Франции, чем оказалось на самом деле. Аделин оправдывает это тонной бумажной волокиты, которая моментально обрушилась на неё на новом месте, и это без учета постоянных визитов хаоситов по тем или иным вопросом, за которые отвечает именно она. Правда, скорее, лежит в том, что привязанности ни к одному месту Монетт не имеет уже больше века, а здесь все-таки обитает та, ради которой Аделин была готова сюда сорваться, будучи переполненной гневом, пару десятков лет назад.
Имея же сейчас возможность организовать встречу с Эрхард в любой момент, женщина оттягивает этот момент на неопределенный срок. Хочет подготовиться и сделать все красиво, как Аделин и любит, застигнуть врасплох тогда, когда Белла уже не будет ждать, возможно, заранее прикупить камелии.
Камелии между ними несли почти сакральный смысл. Фактически, вся жизнь Эрхард рассыпалась еще в день, когда она в возрасте одиннадцати лет увидела на балконе гостиной незнакомую гостью, с которой смело завела разговор. Однако даже сама вампирша не знает, как могли бы сложиться обстоятельства, пойди ситуация по иному сюжету.
Встречи с Беллой не было, а вот долгие разговоры с подчиненными и изучение кадров — в полной мере. Ставя печать на очередном приказе, Аделин упирается взглядом в следующий документ, который написан уже на имя принцессы и, соответственно, направляется в другую стопку.
Стук в дверь как спасение, и эта мысль становится ироничной, когда женщина видит вошедшего посетителя. Она отставляет печать в сторону, сцепляя пальцы в замок перед собой, и внимательно выслушивает обратившегося. Первая реплика не дает особой информативности, банальные представления, которые лишь помогают догадываться, в какое русло разговор пойдет дальше. Вместо приветствия Монетт кивает, показывая свою готовность слушать.
На брошенный пакет на стол Аделин даже мускулом не ведет, лишь опуская сосредоточенный взгляд и несколько секунд изучает глядящее на неё в ответ содержимое. Вспоминать устанешь, сколько этих глаз прошло через её пальцы, словно в наказание за неосторожное убийство смертного. Больше недовольства вызывает самая манера разговора, будто она собака, которой кинули кость.
Точнее, погрызенный тапок.
Монетт подобным не смутить и не разозлить, почти пятнадцать лет опыта за спиной на этой должности, а иные во Франции отличаются от иных США, по большей части, лишь информацией в графе «место жительства».
— Что же, — она подцепляет пакет за край, приподнимая и разглядывая глазные яблоки, вяло скользнувшие внутри, — возможно, тогда вы в следующий раз не будете столь показательно приносить мне подобные подарки?
Женщина кладет «улику» на место и откидывается в своем кресле, вновь сцепляя руки в замок.
— Соблюдение правил безопасности достаточно важное занятие, независимо от количества лет, проведенных при дворе, разве не так? Чем вас не устраивает естественный отбор тех, кто уже точно, — она указывает пальцем на пакет, — не подставит своих товарищей на самом настоящем занятии?
Аделин знает требования к инквизиторам, к чистильщикам, к создателям артефактов и практически к каждой ячейке Хаоса, состоящего из тех или иных должностей. Её подчиненные сверяются со списком и подтверждают подписью соответствие между «ожидание» и «реальность», после чего своей печатью Монетт ставит окончательную точку в этом потоке бюрократии. Разобраться и назидательно покачать пальчиком своим сотрудникам она, конечно, уже запланировала, но разговор все еще не завершен.

+2

23

ТРЕБУЕТСЯ БЫВШАЯ ЖЕНА
Кассандра Агуэро (если не сменила фамилию)
https://i.imgur.com/eZv1q3F.png
jessica biel

дата рождения и возраст:
276 лет
вид; уровень:
маг не ниже IV уровня

лояльность:
двор порядка (двор хаоса также допустим)
род деятельности:
сотрудник медицинского блока (не принципиально)

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Кассандра думает, что у гостя их отца жуткий акцент и ему проще говорить уж на своем испанском – хозяева дома все равно поймут, что, конечно, не скажешь о прислуге. Наблюдать дольше минуты за мучительными объяснениями Агуэро у неё не получается – девушка объясняет служанке сама, что требует их гость.
Беседы на родном языке Вилескаса становятся привычным делом, пока он гостит у них (их отцы, оказывается, когда-то были неплохими друзьями).
В один из таких разговоров Кассандра узнает, что родители Вилескаса погибли (убиты, точнее – в разговорах с ней он весьма честен), что его родной дом сгорел (да, он знает, кто совершил поджог, даже слишком хорошо знает – Кассандра решает уточнить подробности чуть позже), что он попросту сбежал от прошлой жизни (Кассандра решает не лезть под кожу, будучи уверенной, что они еще успеют все обсудить, а если нет – узнает остальное от отца). Тем не менее, Вилескас не похож на мрачных героев романов, побитых тяготами жизни, что её, безусловно, радует.
Когда он застает её за изготовлением артефакта для младшей сестры, то учтиво предлагает свою помощь – тут же добавляет, что ни в коем случае не хочет выразить сомнение по поводу её способностей.
Кассандра соглашается.

Вилескас способный ученик, и языки оказываются для него не такой большой проблемой, как ожидалось изначально. Наблюдая за ним, Кассандра ловит себя на том, что уже знает, как прекратить его скитания в поисках чего-то нового – будучи лояльной Двору Порядка, она уверена, что Агуэро себя там найдет.
Вилескас умеет прислушаться (это радует), хотя в некоторых вопросах становится жутко принципиальным, особенно когда начинает спорить с её отцом (это немного раздражает), но кто же идеален? Из Агуэро рыцаря бы, конечно, не вышло, но Кассандре это и не нужно.
Кассандра уже давно не верит сказкам, поэтому не расслабляется лишь из-за того, что Вилескас готов выполнить почти любое её пожелание, даже после свадьбы. На первую годовщину он дарит ей кольцо с сапфиром, магически он оказывается связан с печаткой на его руке, артефакты работают в две стороны – нагревается, когда маг просто хочет напомнить другому о себе, и охлаждается, когда один из них в опасности.
Кассандра, кажется, действительно счастлива.

Она смотрит на выложенные игрушки на стол, на глупую улыбку и настороженный взгляд мужа (будто ребенок, ждущий оценки своих действий), чувствует легкое беспокойство, но списывает все на беременность, и рефлекторно кладет ладонь на живот.
Она говорит, что покупать что-то заранее – плохая примета. Вилескас удивляется, отвечая, что она вроде никогда не верила подобным вещам. Спор дальше легкой перебранки не переходит, потому что игрушки Кассандре нравятся. Она раскладывает их возле кровати и старается не думать о том, что все может пойти не так.
У Кассандры никогда не было какой-то особенной интуиции, но это «что-то не так» все-таки происходит.
Все идет настолько не так, что она обращается даже к глубинным резервам своей магической энергии, лишь бы довести начатое до конца.
Она не понимает причину ужаса в глазах Вилескаса, смотрящего куда-то вниз, пока не опускает взгляд сама и не замечает алые пятна на своей сорочке.

Повреждения оказываются непоправимыми. Все неутешительные вердикты Кассандра слышит от супруга, когда приходит в себя через несколько дней (она потеряла сознание прямо там, едва увидев кровь).
Она не помнит, как уже оказалась дома, но помнит, как попросила его задернуть шторы и оставить её одну.
Она пытается убедить себя, что справится с этим. Они вдвоем справятся, ведь Вилескас никогда не уходит, она слышит его беспокойные шаги и даже пытается немного поесть, поддавшись его уговорам. Еще не конец, чудеса ведь все-таки случаются даже в их мире. Они же маги, достаточно сильные маги, чтобы исправить все, что случилось.
Вилескас сам предлагает переехать на другое место, на что Кассандра соглашается без колебаний. Они действительно пробуют разные способы, ритуалы, зелья и заклинания, чтобы у неё вновь получилось забеременеть – но все тщетно. Они – прости, Господи – даже обращаются к медицине смертных, но врачи лишь разводят руками.

Кассандра не может простить себя за то, что сделала, хотя понимала – она не могла иначе. Хоронить себя Кассандра тоже не хочет, как и жить в гнетущей тишине между ней и Вилескасом, потому что это все возвращает её назад в ту темную комнату с детскими игрушками, которые они так и оставили в своем старом доме.
Она возвращается к своим обязанностям во Дворе, восстанавливает связь со старыми друзьями и приобретает новых. Для всех она словно расцветает вновь, и вот молчание превратилось в милые беседы за ужином с Вилескасом.
Она говорит, что им стоит попробовать что-нибудь еще раз. Сдаваться ведь глупо, они всегда успеют опустить руки, не так ли? Он соглашается, обещая искать любые способы, которые они могли упустить.
Кассандра знает, что Вилескас слишком осторожен с ней и не хочет, чтобы какой-то ритуал нанес ей вред – это злит, но свое негодование женщина скрывает за благодарной улыбкой.
В конце концов, он не сможет отказать ей, когда для завершения ритуала останется всего ничего.
Не сможет ведь?...

Кассандра не знает, чей крик стоит у неё в ушах – его или её собственный? Она вымотана до предела вновь, хотя убеждена, что в ней открылось второе дыхание, но какой в этом смысл, если ритуал прерван на самом важном месте?
Вилескас смог, выбрав её жизнь, а не её исцеление (она бы справилась, ему просто нужно было ей немного помочь).
Когда спустя несколько дней Кассандра говорит, что вряд ли сможет забыть его поступок, Вилескас отвечает, что вернись они назад – он бы сделал это вновь.
Впервые Кассандра ненавидит его за эту честность с ней.
Впервые Кассандра больше не хочет его видеть.
Кассандра отвечает ему не менее честно, говоря, что хочет развод. Вилескас не находит слов, чтобы переубедить её.

Агуэро уезжает в Испанию, после чего они практически теряют между собой связь – подаренное кольцо Кэс снимает на следующий день после отъезда, когда чувствует накатившую тоску.
Она уверена, что справится со всем и сама.
Она сможет начать все сначала.
Ведь сможет?

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

1. Кассандра пыталась спасти младшую сестру. Не воскрешение, но удерживать магией её жизнь пришлось. Магия взяла за это высшую цену – её ребенка и её возможность родить еще.
2. Семью и то, кем Кассандра является сейчас оставляю на ваш выбор. Идеи имеются, но инициативу и развитие персонажа по своему усмотрению только приветствуется. Как и причины её прибытия в Портлэнд – теоретически, они все-таки связаны с Вилескасом (об этом уже лично), на практике же можете обыграть это на свое усмотрение.
3. Торжественного воссоединения между ними не будет. Вилескас до сих пор не подвластен силам инкубов/суккубов, испытывая к Кассандре чувства, но умом понимает, что ничего хорошего из возвращения друг к другу ничего не выйдет. Тем не менее, он все еще готов на многое ради неё, потому что Кассандра навсегда останется для него одним из самых важных людей.
4. Внешность меняема, даже ни разу не принципиальна. Если зацепит роль, но не внешность, думаю, прийти к какому-то соглашению будет более, чем реально.

Пишу посты в объеме 3-5 тыс. знаков, два-три раза в неделю (иногда реже из-за нагрузки в реале), к птице тройке равнодушен, но плохо воспринимаю текст, написанный от второго лица. Большой активности не требую, как и быстрого темпа написания постов, но все-таки желательно не пропадать без предупреждения.

ПРИМЕР ПОСТА

В один момент что-то содрогнулось и перевернулось.
Агуэро это почувствовал, находясь за тысячи километров от Портлэнда, потому что они все связаны Тенью.
Редкий случай, когда Вилескас огорчился из-за отсутствия своей приверженности одному из Дворов, делящих мир пополам, потому что добывать информацию в подобных ситуациях становилось… сложнее.
Вопреки его ожиданиям, силы ослабевать не стали, хотя изменения игнорировать было трудно. Незнание настораживало и заставляло нервничать, а Вилескас все продолжал упрямо считать, что в одиночку ему лучше, чем при чьем-то дворе.
Ситуация разрешилась чуть позже, когда посреди ночи в своих покоях Агуэро обнаружил незванную гостью. Гостья представилась как Хелен, говорила с грубым немецким акцентом, не давая испанскому языку поддаваться ей в полной своей чистоте, и выглядело весьма слабой для представителя своего вида. Женщина же держалась уверено, хотя голод в её глазах не укрылся от Вилескаса. Они обсуждали заказ, что был немного странным, но вполне занятным для такого создателя артефактов, как он. Выпытывать подробности маг не спешил, уточняя детали заказа и моментально обдумывая пути его реализации, хотя в женщине чувствовал шанс раскрыть для себя некоторые ответы.
В какой-то момент её начало клонить в сон, чему она попыталась сопротивляться, и так несколько раз, несмотря на попытки Агуэро убедить женщину отдохнуть у него — вполне возможно, он закончил бы со всем до самого утра — и все-таки её упорство вызывало вопросы.
Вилескас был уже слишком стар, чтобы играть в намеки и чтобы позволить себе удовлетворить свое любопытство, поэтому напрямую уточнил, действительно ли Хелен не хочет спать.
«Я боюсь спать», — в его голове это фраза выжигается клеймом, заставляя месяцы спустя возвращаться к ней раз за разом. На его вопрос во взгляде женщина ответила тем же недоумением, отразившимся на лице.
— Неужели ваш сон все еще не становится преддверием настоящего кошмара?
Портленд излишне дождлив на фоне солнечной Валенсии, душащей жаркими месяцами своей теплотой. Просыпаться так часто от стука капель в окно для Агуэро уже давно непривычное дело, на которое он пытается не обращать внимание уже несколько месяцев.
Его сон все еще не стал тем, о чем говорила Хелен, но теперь маг знает смысл того вопроса, как и причины того страха, едва заметно проскальзывающем в её жестах и голосе. Её он больше не видел, зато видел, как порой тяжело достать иного, застрявшего в своем сне. У него все еще не возникает причин для беспокойства, однако насколько этого хватит — Вилескас не знает, как и не знает, как долго ему удастся оставаться относительно незамеченным для нового лидера Двора Порядка. Точнее, Теневого двора, но во всем этом Агуэро особой разницы не видит.
Ему приходится разбираться со своими делами, возникшими в последствии действий Кроуфорда, о котором теперь не знала разве что подзаборная собака (и то, это остается под вопросом). Думать о том, со скольким бы ему пришлось возиться, если бы он все-таки находился при каком-то дворе, ему не хочется.
Скудный завтрак, поспешные сборы — зонт спасает не так хорошо, как хотелось бы, от холодного дождя, стеной обрушившегося на город, словно пытаясь либо что-то в нем спрятать, либо смыть к чертям собачьим это проклятое место.
Покупать необходимые детали и ингридиенты с каждым разом приходится сложнее. Трудно не засветиться, когда теперь улицы напичканы патрулями, вынюхивающих хаоситов и остальных неугодных. Вилескас не относится к бывшим подданным Двора Хаоса, как и к истребляемым вампирам и перевертышам, но что-то подсказывает — внимание к его персоне для него же самого полезным не будет. Портлэнд теперь выглядит, как тот самый город, который живет по своим правилам и чужаков не приемлет. По крайней мере, до тех пор, пока не избавится от внутренних паразитов.
Ему удается все еще оставаться незамеченным, оставаясь в толпе людей, хотя сейчас смертные стараются быстрее пробегать до своего места назначения из-за непогоды. Возможно, они все-таки не так слепы, как всем хотелось бы думать, а знают намного больше, чем иные предполагают.
Пропуская по узкой дорожке спешащего паренька, попавшего под ливень без зонта, Вилескас натыкается на что-то твердое, едва не потеряв равновесие. Это твердое шевелится и издает лающий звук. Агуэро удивлен, собака остается стоять на месте, смотря на него в ответ, вместо того, чтобы тоже куда-нибудь укрыться от наступившего ненастья.
Пес отбегает на пару метров вперед, прежде чем остановиться и обернуться на мужчину. Вилескас колеблется, прежде чем податься вперед и последовать за животным — слишком примитивно, чтобы использовать это как ловушку, да и кольцо не демонстрировало никаких признаков присутствия перевертыша рядом. Дождавшись его, собака побежала вновь вперед и вновь притормозила, вынуждая мужчину теперь из любопытства следовать прямо за ней.
В конце концов, он способен защитить самого себя.
По восприятию Агуэро они шли достаточно долго, на деле же — не более пяти минут, прежде чем свернуть в проулок, отдавшим кокофонией ароматов из-под крышки мусорного бака. Вилескас замечает, как пес отбегает чуть дальше, а за ним фигуру человека, почти удачно спрятавшегося за строительным мусором.
Он подходит осторожно — все еще не знает, что ожидать — уже лучше рассматривая незнакомца с весьма заботливым пушистым другом, теперь сидящим рядом с ним. Держа руки в жесте, показывающем, что Вилескас не намерен причинять вреда, маг приближается достаточно, чтобы оценить масштабы бедствия — инкуба потрепало знатно, но помочь было возможно.
Ему приходится произнести короткое заклинание, вызывающее над ними защитный купол от дождя.
— Думаю, ваш друг не привел бы сюда того, кто не вызывает у него доверия, а теперь я не могу просто так уйти и не помочь вам. Позволите?

+2

24

БЫВШЕМУ ИНКВИЗИТОРУ ТРЕБУЕТСЯ ОКЕАН СПОКОЙСТВИЯ
Артур Байтелл 1
https://69.media.tumblr.com/bae990e20c26a686a61567e87a0a8e04/tumblr_pgticpSSbA1ty9akao2_500.gif
david tennant 2

дата рождения и возраст:
01/04/1819 119 лет
вид; уровень:
маг, IV уровень

лояльность:
двор порядка;
род деятельности:
старший сотрудник отдела лицензирования

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Артур создает впечатление человека, которого изрядно помотала старушка жизнь. На его лице отпечатанно золотое "я видел некоторое дерьмо - меня уже ничем не удивишь" и для того, чтобы отпало всякое желание с этим спорить, достаточно одного взгляда. Многие говорят, что для своего возраста он выглядит слишком старо, на что иной парирует - в моем возрасте нормальным людям положено покоится в урне с прахом, а не землю топтать, другими словами, я еще хорошо сохранился. Сложно представить себе, что хоть что-то может вывести его из состояния пермоментной и крайне агрессивной механхолии. Если инквизиторы двора порядка вооружены мечом Нуаду, то его оружие - филигранный сарказм, вскормленный житейским опытом, способный отразить любые нападки и подарки судьбы. Но потом в его жизни появляется Дина и метафизика всего мира летит к херам. Артур заваривает седьмую кружку кофе за утро и закуривает, не отходя от рабочего места. Кажется, он потерял свой долбанный дзен.
За свою длинную жизнь он чем только не занимался. Какое-то время тешил себя надеждой, что сможет пожить среди людей, работал детективом полиции в Эдинбурге, затем перебрался в Глазго и честно отрабатывал полученное в области юриспруденции образование. С некоторой периодичностью в разные времена под вымышленными псевдонимами писал книги - посредственные сопливые романы, пользовавшиеся большим спросом среди дамочек за тридцать и сатирические повести - но когда к перу потянулась Стефани Майер, а следом за ней и Эрика Джеймс, авторитетно заявил, что он выходит из игры. Участвовал в Дюнкеркской операции, а после входил в круг доверенных лиц при Черчилле. Заведовал финансами Уорхала и помогал великому Дали в создании его скандальных фильмов. Поработал в телефонной службе психологической поддержки и перешел на работу при дворе, пополнив ряды аналитиков. При переводе в Портленд был назначен в отдел лицензирования. В общем, жизнь его и правда помотала из крайности в крайность.3
У Артура была семья - красавица жена из породы людей и пятеро дочек - но всех их забрали война и время. Маги, конечно, в основном старались держаться подальше от человеческих разборок, только он думал, что будет жить в обход общепринятого порядка. Когда снаряд сровнял с землёй их уютный дом на Флит-стрит, заживо похоронив Элайзу с тремя младшенькими, добровольцем ушел на фронт. Говорит, искал легкой смерти, но та динамила его, как могла. Вредная оказалась особа. Для старших числится пропавшим без вести, встречи с внуками искать не стал, восьмого мая сорок пятого похоронив свою человеческую составляющую. Какое-то время еще пытался свести счеты с жизнью как таковой, бросал себя в горячие точки и с попеременным успехом находил причины для того, чтобы остаться на этом свете. Кишка оказалась тонка. Снова и снова проходил адоптацию в обществе и старался интегрироваться с миром, но довольно быстро бросал это дело. От того, наверное, такой достаточно сумбурный и бессвязный послужной список за плечами.
Какое-то время очень долго и основательно постигал магическую науку. Преуспел на фронтах ментальной магии 4 и, обладая большим потенциалом, мог достичь завидных высот, но остановился на пятом уровне силы, сознательно ограничивая себя. Говорит, наскучило. Может, это правда, а может Артур просто боится, что полноправно войдёт во вкус и уже не сможет остановиться, как это вышло с твиттером. Сказал, что зарегистрируется "просто ради фана", а сам до сих пор постит по три язвительных сообщения в день и может похвастаться большим количеством подписчиков, среди которых сменилось уже не одно поколение, заявляющие "стенографист Моисея уже не тот". В основном пишет о том, какие люди идиоты и, в целом, всегда прав.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Относительно недавно в отделе лицензирования появилась новенькая - дочь главного инквизитора двора - и, как старший, Артур стал заниматься вводом в курс дела. Звучит абсурдно, понимаю - чему там, собственно, учить? На самом деле он был приставлен для того, чтобы контролировать Дину, от которой сам черт не знает, чего стоит ожидать. Бывший инквизитор то и дело взрывается праведным гневом " ты серьезно дашь этому ублюдку в третий раз за эту осень сожрать ребёнка?!", заваливает тонной вопросов и сетует на несправедливость мироздания, плюс то и дело пытается влезть в дела бывших сослуживцев. Типа они без неё не справятся, ну конечно. Девочка, угомонись, тебя уже перевели на скамейку запасных, скажи спасибо, что и вовсе не списали. Артур с выражением лица, заставляющим многих игроков в покер изойти на говно от зависти, за шкирку оттаскивает её от неприятностей. Ему плевать, какие у ведьмы фамилия, заслуги, психологические травмы, кто её отец и как часто сам принц заходил к ним на ужин. Он терпеливо и обстоятельно учит её быть взрослой, игнорируя истерики и прочие выплески юношеского максимализма, которые не у каждого иного проходят к пятидесятилетию. Но видит бог, не ровен час и он взорвётся. Не сегодня, так завтра.
Дина обязательно вытащит его из зоны комфорта. Своей инфантильностью, разбавленной хоть и редкими, но меткими проблесками разума, доставшимися ей не по возрасту, она меняет мир Артура камень за камнем. Когда-нибудь он поймёт, что эта бравирующая девочка, заставит его влюбится и задуматься о том, что в круговороте бед и обид должно оставаться и место и время на простое человеческое счастье. Ну а пока, мисс Брекенридж, будь добра, выдай этому сосуну лицензию и прикуси язык. Быстро, блять.
1 меняемо по вашему желанию и усмотрению;
2 предлагаю прототипом брать Бродчерч; вы, разумеется, можете сменить внешность, но лучше не надо, Дэвид клёвый;
3 послужной список приведён для примера, ему не обязательно следовать "от" и "до", просто это первое, что пришло в голову, на момент составления заявки. и да, это не самое странное, что в неё когда-либо приходило;
4 можете брать что-то отличное менталистике, но с таким пофигизмом это, пожалуй, самое точное направление. всегда можно попробовать уйти немножко в Килгрейва, а с характером Дины прям вот очень нужен мастер над мозгами;
в качестве вдохновения, помимо "Бродчерча" или "одиного отца", предложила бы сказки Шварца - "обыкновенное чудо" и его волшебника, "дракона" с его ланселотом, но дело ваше;
пожалуйста, прям очень пожалуйста, не делайте из него гея. эта история не про то.

ПРИМЕР ПОСТА

Настроение у Дины – хуже не придумаешь. Она тенью бродит по своей крохотной квартирке с половинником в руке и цепляет все острые углы, не придавая этому какого-либо значения. Её маршрут до безобразия прост: расстеленный диван перед телевизором, кастрюля на кухонной плите, узкое и высокое французское окно с видом на переулок, диван. В кастрюле жалобно булькает вязкое варево, Дина убавляет огонь и пробует зелье спокойствия на вкус. Недовольно кривит губы. Всё еще горчит – о «Выше Ожидаемого» на уроках Слизнорта можно только мечтать – но со своей задачей справляется. Во время своего очередного паломничества к кастрюле ведьма бросает взгляд на раковину, в которой обглоданными костями белеют осколки разбитых тарелок, и невольно морщится. Ей не хочется вспоминать об их с отцом разговоре – будь на то воля Дины, она бы скомкала его, как испорченный черновик, и выбросила в урну – но подсознание вновь и вновь подсовывает свежие напоминания. Содержимое штрафного половника проваливается в полупустой желудок. Дина закрывает рот ладонью в надежде не выблевать горчащую микстуру, топчется босыми ногами на месте и запрокидывает голову назад. Когда с рвотным позывом покончено и желудок прекращает судорожно сжиматься, по телу разливается лидокаиновая волна холодного безразличия. Ведьма бросает половник в раковину и выключает конфорку. Лучше уже всё равно не будет.

Когда Оливер появляется на пороге её квартиры, девушка почти механически целует его в щеку, пропускает внутрь.

Я захватил пиццу. Две пиццы. Возможно, даже не помял, - Дина магическим пасом закрывает за инкубом дверь и бесцветно улыбается, пожимая плечами. Принимает коробки и бездумно таращится на этикетку. Если бы в ней был зашифрован ответ на извечный вопрос «что делать?» это было бы очень любезно со стороны papa john’s.

- В Нью-Йорке говорят, что помятая она вкуснее, - в тон улыбке парирует, хотя в этом нет никакой необходимости. Апатичное забвение спадает с плеч, точно кружевной палантин, создающий не столько иллюзию одежду, сколько формальную галочку для морального успокоения. Девушка пытается храбриться наперекор принятому в ненормальных размерах зелью, заодно вспоминает, почему позвонила Хейзу, и поднимает на него изумленный взгляд.

Надеюсь, у тебя есть в холодильнике что-то еще, кроме мороженого.     

Почему-то ей кажется, что Оливер говорит про еду. Последнее время Брекенридж так часто появлялась дома, что не станет удивляться, если они обнаружат в холодильнике повесившуюся мышь. Эпизоды её новой жизни развивались с той стремительной скоростью, что не подразумевает под собой даже мысли о ланче, что уж говорить о полноценном отдыхе или неспешном ужине в кругу семьи. Разумеется, пойди успей наломать столько дров, сколько у неё получилось – в самую пору приставить к награде героя производства. Ведьма морщится и неопределенно пожимает плечами.

- Честно, я давно этот ящик Пандоры не открывала, - по ней, в сущности, заметно. Хоть Дина никогда и не была «звонкой» или «тонкой» - как, впрочем, и "пышкой" - но сейчас пожалуй могла составить конкуренцию некоторым моделям с парижской недели мод. В выразительности синяков под глазами и впалости скул так уж точно. Она плавно опускает коробки с еще теплой пиццей на столешницу и кивает в сторону холодильника – открой, мол, проверь. И даже не думает краснеть, когда эмпирическим путём выясняется, что вместо стандартного набора продуктов, в дверце стоит баночка витаминов с iherb, четвертинка лимона и две бутылки – одна наполовину полна джина, вторая с виски еще не открыта. А еще она не думает, что для молодой девушки крайне неприлично встречать гостя в безразмерной мужской толстовке, едва касающейся середины бедра, и безобразных боксерах calvin klein. Но Хейз – свой, с ним можно не парится.

- Очень давно не открывала, - кисло резюмирует ведьма и чувствует немой укол совести. Перестает заглядывать ему через плечо и цепляется взглядом за рыжую макушку, - Оливер, скажи мне, что я не отвлекла тебя от важных и интересных занятий.

Не вопрос, не просьба – наверное, надежда на утверждение. Дине очень хочется, чтобы так оно и было, а еще ей хочется рассказать инквизитору, почему она вырвала его из зоны комфорта и попросила приехать к ней как можно скорее, но ведьма этого не делает. Всё дело в том, как Хейз выглядит. Есть в его ломанной симметрии что-то такое, что на расстоянии вызывает доверие и желание если не исповедаться, то зачитать по памяти эссе на тему «как сильно я обосрался по жизни». Создается впечатление, что он сможет понять и даже самый откровенный фейл преподнесет с изяществом Дилана Морана. Стоит же подпустить Оливера ближе, как его неуклюжесть и суматошность покорит с первого жеста и всё дерьмо отправится на второй план. Рядом с ним чувствуешь себя подростком, который всё еще верит, что свернёт горы и победит дракона.

Если бы это было разрешено на законодательном уровне, вместо кота или собаки, Брекенридж завела бы себе Хейза. Хотя, люди, наверное, называют это отношениями, но в отношения иная предусмотрительно влезать не хотела. С неё было достаточно одной влюбленности в сто лет, да и ничего такого близкого, подразумевающего переходы в горизональ, не хотелось.

Осознав, что слишком долго пялится на инкуба и пропускает мимо ушей какой-то заданный им вопрос, Дина опускает взгляд вниз и открывает верхнюю коробку.

- Ты какую будешь? – спрашивает, проглотив тугой комок подавляемого отчаяния, - или они одинаковые? Там в верхнем ящике должен быть нож, но он, полагаю, тупой до безобразия... Как сам, как клан?

Отредактировано Dinah Breckenridge (2018-11-30 22:07:48)

+3

25

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ДЖЕССИ
И это дерево, которое в жизни ничего не сделало, взяло и уничтожило прекрасное, собранное для стремительной жизни, создание... Я абсолютно как оно. Я дерево, а ты машина... И я тебя стопорю.
http://funkyimg.com/i/2NY1k.gif  http://funkyimg.com/i/2NY1j.gif
Jesse Eisenberg

дата рождения и возраст:
примерно 50-55
вид; уровень:
любой, кроме вампира, не выше V

лояльность:
на выбор игрока
род деятельности:
выживание

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Джесси - ходячая катастрофа размером с Техас. От рождения до настоящих дней удел Джесси - причинение людям неудобств и всяческий страданий.
Элис от него особенно досталось - ей он предложил выйти за него.
И плевать, что сын мага, полвека воровавшего смертных и не очень детей с целью перепродажи на черном рынке. И плевать, что так и не было установлено, был ли он пособником или заложником. И плевать, что Элис едва его знает.
Элис для него, по ео собственным словам, была громом среди ясного неба. Как увидел - сразу понял, что пора жениться. Влюбился раз и навсегда.
Элис для него - абсолютный идеал. Во всяком случае, так он говорит на допросе. Потом предлагает вместе поужинать. Отрицает свою вину целиком и полностью. Да, о делах отца знал. Да, ужасы ужасные. Нет, не помогал. Нет, бежать было некуда. Нет, мать он никогда и не видел.
Он тащится за Элис, когда она идет с работы. Провожает на работу. И так каждый день. Элис поначалу его игнорирует. Потом пытается заставить прекратить силой. Айзек лишь смеется, приземлившись копчиком аккурат в ледяной сугроб.
Странным образом, Элис он при всем при этом не напрягает. Не лезет общаться слишком настырно, не пытается притронуться. Ведет себя как джентельмен, словом. Элис это умиляет и настораживает одновременно. Элис к таким сантиментам не привыкла. В жизни Элис не было ни одного мужчины, не пытавшегося бы ее использовать. Она уверена - Джесси исключением не будет. Заставляет себя верить.
А это и правда тяжело, потому что Джесси можно переломить пополам совершенно не напрягаясь. Джесси хилый, неуклюжий, совершенно неприспособленный для жизни в социуме тип. Джесси чересчур активный, раздражающе бодрый и такой, словно бы ничего не происходит. Элис это удивительно.
Джесси делает ей предложение, пока она роется в сумке в поисках ключей от квартиры. Достает из кармана дешевое кольцо с жвачкой и встает на колено. Элис почему-то смеется и быстро захлопывает дверь перед его носом, чувствуя, как сердце подкатывает к горлу.
Элис страшно. Элис бежит.
В Портленде Элис хорошо - и Джесси ее не найдет. Просто не сможет. Теряться из виду она отлично умеет.
Она живет хорошо. Пока все не становится плохо.
-Он нашел меня, - почему-то она звонит именно ему, стараясь унять дрожь в руках. Ей больше некому звонить. Ей больше никто не поможет.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

в общем-то есть два пути:
1)Джесси и правда был просто заложником в доме отца и закрывал глаза на все происходящее
2)Джесси был пособником отца, начиная с определенного возраста
Во втором случае, мы можем либо доказать вину и клеймить, либо ничего не доказать и Джесси уйдет безнаказанным.
Меня целиком и полностью устроят оба варианта, тут главное, как он будет относиться именно к Элис - психи ей в жизни часто попадались, но, пока они были добры к ней, она готова была хоть с рук их есть.
Брат - ее главная слабость, ее самая большая проблема и ей очень нужна помощь и поддержка со стороны того, кто точно не может быть на его стороне. Да и вообще у нее больше никого нет.
Заявка связана с анкетой Чипа. Имя при желании можно поменять, внешку - нет.

ПРИМЕР ПОСТА

Звонок застает Элис в человеческом баре. Отсюда до Задверья — минут пятнадцать пешком, но сегодня Элис туда не собирается. Не собиралась.
Несмотря на вполне успешную интеграцию обратно в общество иных, так просто расстаться с человечеством у нее не было сил. Было все же что-то невероятно приятное в том, чтобы находиться рядом с созданиями, для которых ведьма — это что-то из Гарри Поттера, а Дворы — что-то из истории Франции или Англии. Смотреть на мир их глазами было занимательно, хотя чаще всего Элис чувствовала некую...жалость? по отношению к ним. Иные сами не до конца знали все о своем происхождении и природе вещей, но на их фоне люди были просто слепыми кутятами и, будь Элис дело хоть до кого-то из них, она бы посоветовала им запереться дома и смотреть телевизор. Не работать, еду заказывать исключительно с доставкой. Никогда не покидать свою безопасную норку, потому с таким-то уровнем познания о мире, когда самое страшное что, как им кажется, может с ними произойти — это кирпич, упавший на голову, куда-то выходить — это высшая степень безрассудства.
Но Элис плевать, поэтому она лишь ухмыляется, когда речь в разговорах заходит о чем-то "потустороннем" и необычном. С трудом не смеется в голос, когда люди рассказывают о закипающей в стакане воде и упавшем альбоме с фотографиями. Она знает парочку магов, которые могут вскипятить воду в стаканах всего города одновременно и уронить альбом так, чтобы проломило череп.
Девица, с которой она сегодня разговорилась, о магии ничего не говорит, зато щедро одаривает ведьму комментариями по поводу качества работы маникюрных салонов, особенностях ламинирования бровей и чем-то еще из той серии, которая в голове Элис носит название "мне поебать". От лака она отказалась почти сразу же, как снова стала практиковать магию: как оказалось, боевые заклинания дурно влияют на покрытие. Разумеется, она бы могла поднапрячься и приспособиться колдовать так, чтобы всегда ходить с идеальными ноготочками, но. серьезно, оно того не стоит. Когда на тебя несется перевертыш с пеной у рта — тебя в последнюю очередь интересует, что он подумает о твоем маникюре. Про ламинацию бровей Элис даже и не слышала еще, хотя ей показалось вполне логичным, что их тоже можно заламинировать. Наверно, любые волосы на теле можно заламинировать, если уж есть такая потребность.
Однако в целом девица ей нравится и это. кажется, вполне взаимно.
Телефон звонит как раз перед тем, как она садится в такси.
После короткого рапорта о своем местонахождении и, на секундочку, нерабочем времени, получает четкие инструкции — ехать в Яму. Начать возмущаться не успевает — приказ Клода.
-Это его сын. Клоду нужен полный отчет до того, как он приедет.
-Отчет по чему?
-По обстоятельствам кончины. Фрэдди мертв. Поосторожнее с Клодом, он будет вне себя.
Чушь, что хаоситы не любят сочувствовать и сопереживать. Вот помощнице Клода, позвонившей сейчас, явно не все равно, свернут ли Элис шею за компанию или все же пощадят.
Элис прощается с девушкой и отпускает такси. Крутит в руках мобильник пару минут, пытаясь понять, что ей теперь вообще, мать вашу, делать.
Раз она там нужна, придется ехать конечно, но обстоятельства совсем не радуют. Раз в Яму вызвали инквизитора, значит, есть подозрение на убийство. Настоящее убийство, на которое никто не давал своего согласия, как бы странно это не звучало. В Яме есть свои правила и свои методы разбираться с проблемами и проблемными, Клод знает это, он бы не просил отправить кого-то, если бы думал, что бой был честным и что Фрэдди сам дал согласие на смертельный поединок.
Блядство.
Ей не хотелось влезать во все это. Работой она и без того не была обделена, но...Это был Клод. Клод был хорошим начальником. Она повторила это себе несколько раз прежде, чем двинуть в сторону Задверья.

Значком она машет издалека, надеясь, что пропустят без вопросов, но не получается — начальство распорядилось всех выгнать, а о том, что надо будет кого-то пустить, не уточнялось. Еще бы. Будь здесь Клод — пропустили бы не думая, еще бы и оградку из кирпичей кружочком наложили. Элис такими способностями не обладала, так что пришлось работать по старинке.
-Сообщите начальству, что я здесь, — она скрещивает руки на груди. В голову почему-то лезут дурацкие мысли о том, что в своих джинсах на низкой посадке, ярко-красной футболке и черной куртке она вообще здесь не в тему. Элис ругает себя за эти глупости, но все равно возится с заедающим язычком на молнии куртки.
Голос бьет ее кувалдой по затылку, она практически чувствует, как начинает падать еще до того, как посмотрит в глаза ему.
Внутри зарождается отчаянный крик, стоит только поднять взгляд.
Крик она подавляет, но тут начинают едва заметно трястись колени, но не от страха — от потребности убежать. Прямо сейчас, пока он не подошел вплотную, пока она для него — лишь картинка, пока он не коснулся и не убедился, что это правда она. ведь иначе все пропало, все совсем пропало. Он коснется ее, у него останется ее волос, капля пота, слеза. да что угодно и все — он ее найдет. Уже везде и всегда.
Раз, два, три, Элис. Подумай головой.
Во-первых, никто не даст ей так просто убежать — Айзек натравит на нее своих псов раньше, чем он успеет хоть шаг сделать. Конечно, он ни за что не организует ее похищения прямо здесь и сейчас — он ведь не тупой, знает, что кто-то ее сюда да послал, а значит — быстро хватятся. Во-вторых, она здесь не просто так. У нее задание. Скоро приедет Клод и брата можно будет вообще не бояться — при нем он ничего ей не сделает.
Главное — держать дистанцию. Главное — не дать ему почувствовать власть над собой. Главное — не стать опять безвольной Долорес.
Она думает представиться, но потом понимает, что не хочет. Элис — ее новое имя, ее новая сущность. То, что ему не принадлежит и то, чем она не хочет с ним делиться, так что обойдется.
-Здравствуй, — она чуть напрягается, стараясь телом почувствовать оружие, спрятанное сзади под футболкой. Она ничего не сможет ему сделать сейчас, она и не собирается. Ей просто надо знать, что оно там есть, и что в любой момент она может его прикончить. Хотя бы попытаться — мне нужно осмотреть тело. И можешь рассказать, что вообще произошло? Клод будет минут через двадцать, я должна предоставить отчет.
Сухо и профессионально, будто бы она давно знает, что он в городе. и ее это ничуточки не волнует. Да, именно так и надо. Долорес больше нет. Нет обиженной девочки, нет испуганной девочки. Элис — инквизитор, Элис пришла по работе. О работе разговаривать и собирается

Отредактировано Alice Sheridan (2018-12-08 03:33:29)

+2

26

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ БРАТ, БРАТАН, ВРАЖИШКА
адам мортон, "я не моложусь, я просто хорош", "тупые американцы", "мистер британский акцент"
http://s5.uploads.ru/oLGFX.gif http://s3.uploads.ru/xvKGn.gif http://sg.uploads.ru/zFqAT.gif
nikolaj coster-waldau

дата рождения и возраст:
1630-й, 388 лет
вид; уровень:
маг, IV (если эго по вашей трактовке требует большего, можете стремиться к третьему и выше, вот ссылки на админов видно выше)

лояльность:
двор порядка
род деятельности:
заместитель главы административного отдела;
профессор Портлендского университета

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[indent] [И сколько нас было? - Нас было трое. А потом где-то в Америке родился ты] Адам родился в насмехающейся над религией семье Иных, точнее, потомственных магов. Он был старшим. Еще две сестры топтались по дому на окраине Лондона. Жили на роскошную ногу. И не просто так. Как оказалось, Захария и Мэри те еще преступники, которые неплохо навредили лондонскому Двору Порядка и сбежали на другой континент. На этом история старших Мортонов заканчивается. Когда же инквизиторы вспомнили о том, что у убитых магов были дети, спасти от голодной смерти удалось только старшего, который трудился на нечестных торгашей в подполье Лондона. Забрали, почистили, научили жить по понятиям Двора Порядка.
[indent] Где-то на том континенте на свет появился еще один Мортон, остался после смерти родителей на руках пуритан, но всем плевать.
[indent] Адам в противовес своим родителям ударился в науку и всерьез обжился в Кембридже. Сначала как студент, после как преподаватель, который никогда не стареет и собирает все свои аудитории только потому, что не похож на труп за три минуты до погребения. Развитие в области магии? [Я могу срастить ваши кости, но сначала сломаю вам мозг умными фразочками] Адам налегал на науку фанатичнее любого Иного, представляя себе, как разложит от и до природу магии. В семнадцатом веке он смутно напоминал доктора Франкенштейна.
[indent] Под конец века ему явился студент и сказал, что вот он младший брат, родившийся в Америке. Простим родителям их грехи, воссоединим семью... Адам далеко не порядочный христианин и поддается гневу, сворачивая брата в рог и вышвыривая вон. Расставил точки над и. Раз и навсегда.
[indent] Видимо, что-то не так случилось с наукой и всеми именитыми университетами, что он стал работать на Двор Порядка, отбиваясь, видимо, от проблем бумажками. Адам был довольно общительным малым на фоне других Иных: он часто заводил семью, правда, обычно со смертными женщинами, чтобы не обременять себя вечной любовью. У него были свои друзья, некоторые довольно бойкие, жаждущие активной деятельности и проверки жизни. За сотни лет можно и задуматься над тем, а живешь ли ты? Проверить можно смертью. По своей воли ли, по воле ли своих друзей, но Адам оказывается в Новом Свете, когда развязывается Война за Независимость.
[indent] [Видишь ли, старший брат мой, войну развязали не в колонии и в не метрополии, войну развязали люди. И я помогаю им исполнить их же желание - погибнуть как можно скорее, очистив Землю от рода глупцов] Комична встреча Хаоса и Порядка, бунтовщика и законника, сироты и подобранного ребенка, религии и науки. На поле боя при человеческом оружии Адам проигрывает, и при стремлении Ноя познавать магию в сверхъестественных способностях тоже. Но братья так-то не стремились друг друга убивать. Просто Ной хотел бы знать о своей семье больше, а Адам - меньше.
[indent] За эту вылазку Адам впал в немилость во Дворе, поэтому очень напряженно существовал при административном отделе, а когда были созданы Дворы в независимой Америке, то первым из неугодных уплыл туда работать. [Цените бумаги - съесть вы их, конечно, не сможете, но вот выдать за чек на мешок золота - легко. Или отогреться] И вот каков же был удар для Адама во время Великой Депрессии. Еще и семья не сложилась, его зарубка на сердце пожелала покончить с собой и с детьми, когда все полетело в Ад. На время кризиса между Мортонами перемирие. Удивительно, но религия при всем своем безумии находит струны, которые заставляют музыку играть дальше.
[indent] Гремит канонада Второй мировой войны, братья снова ссорятся, и до последнего времени между ними ничего не меняется.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

[indent] Я хотел просто написать, что между братьями очень нехорошие отношения, но получилось так. Отдельная просьба не менять внешность и имя с фамилией. Смена имени на самом деле обсуждаема в пользу другого библейского, ибо в то время в Британии было так модно. Фамилия... Есть вполне хорошее обоснование, что Адам ее сменил, потому что не хочет иметь ничего общего с семьей, но она же связывает его с его мертвыми сестрами. Так что вряд ли. Выбор занятости наукой в Университете любой, можно вообще убрать, если занятость во Дворе покажется более серьезной и тяжелой. К слову, должность тоже легко меняется.
[indent] На настоящее можно играть проблемы между Дворами, которые вообще решили работать вместе. и у Двора Порядка много всего интересного происходит. И Влезть носу Хаоса туда можно, особенно когда там есть еще один Мортон. Собираю семью, где никто никого не любит.

ПРИМЕР ПОСТА

Искренне прошу прощения, я был также на фронте, несколькими неделями ранее вернулся, — наклоняя голову набок, Мортон становится все меньше похож на человека. Выходит как-то по-птичьи. Потому что уступать Джо и другим окружающим в просьбах «быть как все» Пастырь не был намерен не из-за своей природной настойчивости, а из-за простого неумения. Как читатель не мог подражать герою книги, он не мог подражать людям, которых читал как фолианты в библиотеке.

Щелк.

Последним щелчком зажигалка милостиво прячется в карман длинного пальто. Помещенная в клетку непредсказуемости Джо и так находится где-то на острие иглы, не подозревая о том, кто может ее держать. Ох, она точно думает, что это прихоть Ноя. Не замысел Божий, не судьба, не случайное стечение обстоятельств, даже не чей-то приказ, что было правдой, а Мортон, вставляющий ей палки в колеса, мешающий жить. В его блеклом мире разрождался огонь от одной лишь искры преткновения, и в правах плебея было попытаться это потушить. Возможно, где-то железное сердце дает течь.

Харви оказывается рядом, на том самом месте, где несколько часов отравлял своим бюрократическим дыханием воздух Наркес. Но она сидит где-то за двадцать лет до этой встречи, когда обещает, клянется, врет, предает, выходит из тени Пастыря, чтобы… Чтобы что? Перевозить в опасной близости от смертоносной сигары, сошедшей со страниц книги Жюля Верна, свое стадо овец? Дочь пастора нашла свою паству.

Нервно стучит пальцем по виску, когда опирается головой о руку. «Как хочешь».

Миранда, я очень сожалею о вашей утрате. Сейчас ваш муж в лучшем мире, я верю, что он был честным человеком. Он един с Богом и отныне очищен от грехов праотца нашего, — Мортон не слушает Джо, обращаясь в своем привычном доверительном тембре священника, раскрывая прихожанку чужой церкви вместо маленького молитвенника. — Но мне стоит спросить у вас еще: кем были ваши родители? Живы ли они?

Книжка имеет желтую обложку и загорелую кожу, неуверенность в каждом взгляде и крюки, что цепляют ее к Харви намертво. Буксир, что тащит новый корабль из порта в море. История старого шведского корабля, ужасно красивого, но затонувшего сразу после выхода из бухты, поучительна и может стать притчей. Напрягающая тишина не затапливает всю допросную, а стягивается в нити, в путы, в вожжи. И тянется к пальцам крупной руки, лежащей на столе, на которой мозоли от оружия и ожоги, сорванная кожа и избитые костяшки. Прекрасная война. Вкусная. Давно Пастырь не чувствовал такого реального страха. Столь реального, что заставляет вздрогнуть Иных от корней до младых отроков. И бежать. Как Миранда.

— Мои родители… Я не знать, — смущенно комкает свою одежду беженка, а Ной понимающе кивает.

Мы с Джордан тоже не знаем своих настоящих родителей. Но не стоит винить их в той доли, что выпала сиротам. Возможно, у них были на то свои причины. Неисповедимы пути Господни, — инквизитор поднимает руку и резко щелкает, как будто разрезая нить на мешке с благовониями, что затапливают все сознание Миранды. Та блаженно качает головой как прекрасная кукла. Ее легко будет передать в их «лагерь для беженцев», но много уровней не сойдет даже если попытаться добавить сил.

— Так зачем тебе «этот ребенок», Джордан? — откидываясь на спинку стула, Мортон смотрит на доктора Харви расслабленно, будто знает уже все заранее. Будто Бог ему лично донес свою волю и теперь ничто ему не мешает строить свой ковчег, на который попадут не все. Проклятье имени, разве нет? Он не проклинал Джордан, ее прокляли ее родители, оставившие изъясняющуюся записку в корзине, из-за которой рыжая ведьма теперь носит не приходскую фамилию и не английское «Мортон», а нечто свое, тонкую нить, ведущую к корням. Удивительно, что им, двоим сиротам, не удалось до конца оторваться от корней. И это держит подле земли, оставляет человеческие страсти, которые глушатся морфием и спиртом.

— Слухи гласят, что на этом острове пропадают Иные. — Инквизитор клонит к тому, что и сама Джо может пропасть, стать кирпичиком в оружии против огнеопасных смертных, которым теперь ведома наука смерти. Исчезнуть. И это не пламя, где можно поиграть в фейерверк на радость людям, а потом огородами бежать в сторону соседнего штата, это Иные, которые всю жизнь занимаются контролем самых сильных детей Господа. Ибо большая сила влечет за собой большую ответственность. —  У вас еще шансы сесть на корабль и утонуть посреди Атлантики, я не пророк, но такие суда просто не могут долго ходить по океану. Для твоего «ребенка» это будет самый лучший исход.

Слова — вотчина дознавателя, но хитрить Мортон не умеет, потому игра слов ему дается только под большим желанием продолжить бой и теснить врага. Харви стесненная им вся: сначала стенами храма, потом стенами Двора, потом стенами мира, где так или иначе они все равно встретятся. Когда возраст переваливает за век, становится ясно, что все имеет свойство повторяться, пока не уяснишь урок.

И Джордан, еще не подружившаяся с сотней лет, учит урок, учит, все никак не выучит, за что получает по рукам указкой. Удары проходят по коже внешней стороны ладоней, и вместе с красными полосами появляются красные пятна гнева на лице. Когда они упрямы и не делают того, что должны делать, пока не получат дубиной по спине, то гневят как Бога, так и родителей, чем сами себя лишают такого сокровища и радости совести и только приумножают несчастья.

+5

27

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ВОРОН С ПОГОСТА
маркус уайт, ворон, "твои глаза - мой клюв, отличное свидание", "аутсайдер рейтинга амбиций"
http://sg.uploads.ru/8VSBu.gif http://sd.uploads.ru/7TYkb.gif http://sd.uploads.ru/1QaeW.gif
mark strong

дата рождения и возраст:
за 200 лет
вид; уровень:
перевертыш, IV

лояльность:
двор хаоса
род деятельности:
инквизитор и неофициальный наставник младых птенцов

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

[indent] [Помните притчу о вороне, что живет сотню лет, но питается лишь мертвой плотью? Не я ее автор, но история моя] Маркус имел счастье родиться в полной семье перевертышей, которые чтили закон и в общем-то очень сильно людей. Как могут любить живых те, кто живут возле погоста. Семья Маркуса была помощниками Инквизитора лондонского Двора Хаоса, который сидел в американском городке. Так что проверять желающих похоронить и воскресить вампиров строго проверяли и пресекали всякие хитрые ходы вроде "он сам умер, его ж родственники похоронили, ну а кровь выпил - так с кем не бывает". Потому они были Воронами - стражами кладбищ. Добравшись до удобного уровня, они отрекались от питания человеческой плотью, переходя просто на еду человеческую.
[indent] Маркус бы шел по тому же следу, сидя на плече смотрителя кладбища, если бы планета была идеальна и не знала войн. Как известно, все сложилось иначе. С плеча погибшего стража ворона снял конфедерат, посадил на свое. Да и тот оказался священником.  [Странно, что птица, которая у всех несвободных вызывает зависть, никогда не летала дальше кладбища. - Я же Ворон. Мне это не нужно] Ненароком Ной отделил Марка от его семьи, проведя того через всю жестокость Гражданской войны. Ему нужен был такой спутник, который молча будет принимать ту странную грань между священником и Иным, стремящимся уничтожить человечество. Маркус был мудрым не по годам, хотя все они отпечатались на его лице как на настоящем человеке. Ему удалось впервые почувствовать вкус настоящей крови, и после того он уже не мог остаться на месте. Их пути с Мортоном разошлись на доброй ноте, птица стала тем самым символом свободы, облетая всю Северную Америку.
[indent] Сущность только вот не победить. Мусорной птице, даже подыгрывая орлу, не стать гордой птицей. Уайт менял оперение, но все равно был свидетелем похорон. Он даже узнавал о Мортона, а не лежит ли на нем проклятье, но то была лишь судьба. Веление того самого Бога, о котором не уставал говорить Ной. Должна была пройти сотня лет, чтобы мудрость смогла объяснить это и принять. Приняв же все, Маркус решил поступить так же, как и его семья - послужить своим несчастьем Хаосу.
[indent] Ворон - фирменный подарок инквизиции Хаоса, которые не оставляет на память глаз. Выклевывает их, пожирая. Но встретив на автобусной остановке, вы не придумаете для него роли мучителя. Кажется, единственный перевертыш, который может работать с открытым шовинистом Мортоном, потому что сам в равной степени на генетическом уровне не любит вампиров и критически относится ко всем современным тенденциям. Но не воюет с этим. Все равно все будут на одном кладбище.
[indent]  [А что от нас останется, если не следующее поколение?] Все на том же генетическом уровне в Маркусе заложено стремление воспитывать. Незаметно без боли и жестокости учить уму разуму, наблюдая со стороны и правя ошибки. Во Дворе Хаоса нет прямо отдельного места для тренировки новичков, но неофициального предыдущий Главный Инквизитор возложил эту обязанность на ответственного Маркуса.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

[indent] Да, важно заметить, что семья - я бы даже сказал, клан, - Маркуса жив, где-то охраняет ряд кладбищ на территории США, все еще имея славу воронов, что дружат со смертью. Может частично менять форму и цвет глаз под вороний. Уайт производит впечатление человека грустного, пронизанного смертью и вот тем самым дыханием со стороны, но уныние и меланхолия - это не про него.
[indent] Внешность, просьба, не менять, а вот с именем и фамилией можно поступать как угодно. Игры слов, отсылки к мифам, религии и т.д. приветствуются. Для интереса предлагает также ученик Мортона, который относится как раз к тем самым птенцам инквизиции. Будет, кого воспитывать.

ПРИМЕР ПОСТА

Столпотворение вокруг клетки давит. Даже если не стоять среди беснующегося народа, можно почувствовать, как там тесно. Мортон на правах белой вороны стоит еще ближе, и в его широкую спину летят крики. В его открытое лицо летит «зрелище», за которым рвется толпа, не запросившая хлеба. В Хаосе все давно похоже на болото, которое застоялось, и Иным необходимо видеть жестокость в ее изначальном проявлении.

Избиение девчонки, зашедшей в Задверье, в Яму скорее всего случайно, вдоволь удовлетворяет присутствующих. Одновременно воет совести и желание узнать, как долго она еще простоит на ногах под натиском Беса. Его здесь любят. Ему бросают в пасть кости и его зубы, будто жернова, перемалывают каждого, кто дает слабину. Не обязательно даже, чтобы тот был ниже или того же уровня. Потолок сил не обозначает потолок мозгов.

Взирая на то, что происходит в октагоне, инквизитор сомневается в своем собственном утверждении. Его проверка, как испытание Бога — ни в коем случае не замашка не его место, — ни капли не делает Шона в его глазах лучше. Их спор обратился в кошмар для Чарли.

Да, ее зовут Чарли. Ей нет и восемнадцати. О возрасте О’Ши думать приходится с испугом. Может, низкий рост делает его в глазах пастора подростком? А ведь близок возраст Христа…

Удары и захваты, погони. Усиление магией и фаер-шоу. Мужчина в черном с бледным лицом выделяется спокойствием — он не будет преждевременно высказывать своего расставания. Такой редкий момент, когда его ученик полнится довольством от собственной силы, собственной правоты. Лучше бы ему не удалось ничего.

Когда Бес пойдет дальше? — подгребает еще один завсегдатай, Ворон, тоже инквизитор, тоже из Хаоса. Голодный до чужих глаз перевертыш, фирменный прием их отрядов. На деле едва ли не самый спокойный человек в мире, после Пастыря, конечно.

— Ты же знаешь, что после первого трупа, но он, кажется, не думает о том, что сначала надо научиться ритуалу, —
кивает Мортон коллеге, краем глаза замечая, как девчонка валится плашмя на пол ринга, но снова поднимается. «Лежи», — хочет приказать дознаватель, но не в правилах вмешиваться в бой, за это можно не плохо получить от кого-то, кто сегодня замещает держателя Ямы. В своих силах инквизитор не сомневается, но Шону будет совсем негде развлекаться и набираться опыта.

Подростки ходят на дискотеки, в клубы, на форумы, сидят в библиотеках и совокупляются в общежитиях, а эти — да, О’Ши еще тот подросток, — дерутся в клетках для Иных.

Я его видел в тренировочной.

— И?


— Хорошо.


— Хвала Господу. У меня слишком много работы в последнее время, чтобы заниматься сохранением его жизни внутри Двора.

Здесь тогда сложнее?

— Легче. Здесь больше занятия морали и этики. Пока не очень получается, — двое высоких Иных возле клетки выделяются по всем фронтам, но гораздо интереснее два молодых тела, что размазывают друг друга по сетке, отчего она трясется и звенит. Беседа с Вороном истекает и Мортон уже не отвлекается от зрелища, за которое заплатил только разговором и маленьким разменом вызова. Узнать, кто тут сегодня новенький, когда Яма не вчера построилась, оказалось достаточно просто. Если бы Ной не был собой, он бы принимал ставки. Но Ной был Ноем и чувствовал во всем этом какое-то отторжение, которое не соответствовало его культуре жизни в четыре столетия.

Настоящая война должна поощряться. Интриги внутри Двора были здоровым спортом. То, что происходило здесь, тянуло на уроки до той поры, пока тебе не стукнет первое столетие.

Отредактировано Noah Morton (2018-12-10 05:09:35)

+5

28

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ ДРУЖЕСКОЕ ПЛЕЧО
Джеймс Моррисон, Джим, Джимми
https://69.media.tumblr.com/77674d1e6a459f6216bdccf1d3063b03/tumblr_ny00wiC6h21tewi8eo3_400.gif https://69.media.tumblr.com/84b26686067f3422bddccd067ec0fc8f/tumblr_ny00wiC6h21tewi8eo4_400.gif
внешность на ваше усмотрение

дата рождения и возраст:
~ 200 лет
вид; уровень:
маг или инкуб; VI / III

лояльность:
двор порядка
род деятельности:
инквизитор

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

Дружба крепкая не сломается,
Не расклеится от дождей и вьюг.
Друг в беде не бросит,
Лишнего не спросит,
Вот что значит настоящий, верный друг.

Белобрысое «счастье» сваливается на Джима, подобно снегу жарким июльским днем. И нет бы оставить это самое «счастье», именуемое Растином, валяться там, где упало. Нет, нужно  подобрать, вылечить, выходить и взять с собой в Портленд.
Как простой парень и выскочка-аристократ смогли найти общий язык – хороший вопрос. Впрочем, Джим не любит ломать голову над подобным, предпочитая принимать действительность такой, какая она есть.
Раст им восхищается и хочет стать инквизитором. Джима забавляет подобное отношение, но от просьбы стать куратором не отказывается. Но скоро становится понятно, что Раст попросту не создан для этой работы. Вместо того  чтобы выставить магический щит или хотя бы уклониться, этот дурак закрывает Джима собой. Джим материт его, на чем свет стоит, вжимая педаль газа до упора, а позже часто навещает  в больнице, шутя, что патлы шли Расту гораздо больше лысины. Но Раст почему-то не смеется.
***
- Будешь ее крестным отцом? – как бы между делом интересуется Джим, когда Раст поздравляет его с рождением дочери.
- И ты еще спрашиваешь! О большем я и мечтать не мог! – друг лезет с объятьями – ему всегда было трудно сдерживать эмоции.
***
Смерть любимой супруги – нож в сердце. И некого обвинить, не на ком сорваться, ведь поскользнуться на мокром кафеле может каждый.
День выдается солнечным и теплым -  в такие дни Джим любил ходить с семьей на пикник или жарить барбекю на заднем дворе. Но сегодня он хоронит любимую супругу. А потом напивается до потери памяти. И снова. И снова. Жози плачет. Джим кричит на нее, а наутро плачет уже сам, крепко прижимая дочку к груди. А потом снова пьет.
***
Мы поссоримся - и помиримся,
Не разлить водой - шутят все вокруг.
В полдень или в полночь
Друг придет на помощь,
Вот что значит настоящий, верный друг.

- А что я должен был делать?! Ты сутками не вылезал из бара, пока я пытался успокоить твою дочь! – Раст кричит ему в лицо и трясет за грудки. А потом получает в лицо. И еще раз. И еще. Он не сопротивляется, ведь знает – заслужил. Покусился на святое. Попытался исказить  воспоминания о дражайшей супруге. Но не вышло.
Растин на четвереньках у барной стойки, сплевывает кровь и, улыбаясь разбитыми губами, показывает Джиму средний палец.
- Пиздуй домой и извинись перед дочерью, мудило!
Раст приходит в себя уже в больнице. Он думает, что они никогда не помирятся.
***
- Жози хочет, чтобы ты пришел на День Благодарения, - связь плохая, и потому Раст не может распознать интонаций в голосе Джима.
- Передай малышке мои извинения - у меня уже есть планы.
- Я хочу, чтобы ты пришел.
- И не стыдно тебе прикрываться именем дочери?
- Так ты придешь?
***
- Раст, еще один мат при моей дочери – и, богом клянусь, помою тебе рот с мылом, - и Растин замолкает. Он уже знает – мыло такое себе на вкус.
***
- И не говори с полным ртом.
- Так он и не полный, - со смешком отвечает Раст, прежде чем отправить в рот очередной кусок пирога.
***
- И не кури в комнате.
- Ну мам, я уже взрослый, - но все же послушно тушит сигарету.
***
- Папочка, а дядя Растин придет на мой день рождения? – Жози отвлекается от игры в куклы и, открыто улыбаясь, смотрит на отца.
- Прости, малышка. Дядя Растин уехал, - Джиму сложно, но он все же выдавливает улыбку.
- Туда же, куда и мама?
Джим отворачивается. Он не знает, что на это ответить. Белобрысый засранец пропал безвести три месяца назад, и Джим предполагает худшее.
***
Друг всегда меня сможет выручить,
Если что-нибудь приключится вдруг,
Нужным быть кому-то
В трудную минуту
Вот что значит настоящий, верный друг.

Телефон неистово разрывается где-то в гостиной, но Джим слишком хочет спать, чтобы выбраться из теплой постели и ответить. Он вернулся с работы под утро, и теперь желает лишь одного – чтобы орущий телефон заткнулся.
- Посмотрим, кто кого, - ворчит в подушку и переворачивается на другой бок, решив потягаться с настырным ублюдком в упрямстве.
- Алле? – кажется, телефон будит не его одного. – Дядя Растин! Вы наконец-то приехали? – и Джим стремглав бежит в гостиную. Сна нет ни в одном глазу.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

Третье лицо желательно, но необязательно. Наличие чувства юмора приветствуется, но если что, Раст может шутить за двоих. И перманентно за это огребать.
Джеймс представляется мне спокойным, рассудительным и не склонным ко всяким авантюрам мужчиной. Он немного старомоден, особенно когда дело касается таких понятий, как благородство, честность и верность.
Внешность – не главное. Тем более, когда речь идет о настоящей дружбе. Так что выбирайте сами, тут я вам не указ.
Рассчитываю на плодотворную, но неспешную игру. Пишите в лс, прежде чем взяться за анкету – там обсудим все интересующие детали.

ПРИМЕР ПОСТА

Входящие голосовые сообщения:

Как жизнь, Кросс? Это Генри. Генри МакКинли.

Все еще хочешь поработать вместе со мной? Я нашел кое-что интересное, и – не поверишь – прямо у тебя под носом! Крайне любопытное скопление пульсирующей магической энергии. Поначалу думал – обычное место силы, подчиняющееся лунному циклу. Поднял архивы – оказалось, все куда сложнее. Не буду грузить тебя подробностями, да и делать выводы пока рано. Для начала хочу осмотреться, поговорить с местными. А какие там места! Ставлю ящик пива против одной бутылки - ты ничего красивее в жизни не видел! Бросай свою чертову пустыню!

Одним словом - присоединяйся. Поработаем, как в старые добрые времена. Через две недели приеду за твоим ответом.

Отправлено: 03.06.2015 16:24

Получено: 11.06.2015 20:02

Исходящие голосовые сообщения:

Привет, Генри, это Саймон. Прости, проблемы со связью – получил сообщение только сейчас. Предложение еще в силе? С радостью составлю компанию. Честно признаться, мне эта пустыня уже в печенках сидит.

Отправлено: 11.06.2015 20:07

Привет, это Кросс. Как продвигается работа? Еще не передумал приехать? Припас для тебя нечто особенное – уверен, ты оценишь.

Отправлено: 17.06.2015 13:48

Это снова я. Прошло уже три недели. Мне начинать беспокоиться? Не дури и приезжай – виски сам себя не выпьет.

Отправлено: 25.06.2015 09:36

Это Саймон. Ты вообще заезжать собираешься? Или опять кормил меня байками? Как бы там ни было, я все еще жду.

Отправлено: 30.06.2015 17:44

Я выпил твой виски. Ну и говнюк же ты.

Отправлено: 07.07.2015 22:39

Ты там хоть живой?

Отправлено: 13.07.2015 17:32

Тебе лучше быть мертвым, потому что я уже выехал.

Отправлено: 15.07.2015 09:27

Генри большую часть жизни работал в научном отделе арканума. В его задачу входили поиск и исследование аномалий, порожденных магическим вмешательством: всевозможные места силы, зоны остаточной энергии, точки рассеяния, многочисленные области молчания и прочая необъяснимая хрень.

Люди скорее поверят в пришельцев, чем в магию. И Генри, вместе с целым штатом сотрудников, обязаны следить, чтобы так и оставалось. В семидесятых люди считали, что круги на полях были созданы инопланетянами. В 21 века ни для кого не секрет, что круги – дурацкая, но очень действенная шутка двух британских пройдох – Дугласа Бауэра и Дэвида Чорли. На самом же деле, первый круг был частью магического ритуала. Обычно как принято в магическом сообществе: сколдовал – убери за собой. Но в этом случае убирать было попросту некому. То ли в ритуале допущена ошибка, то ли маги слабые. Как бы там ни было, ребят расщепило на атомы, а круг стал достоянием общественности.

Квартира Генри напоминала библиотеку, по которой пронеслась «Катрина». Все горизонтальные поверхности заставлены книгами, папками, картами, старыми газетами и прочей макулатурой. Найти что-то определенное в этой помойке мог разве что хозяин квартиры, да и то не с первой попытки.

Стараясь не задеть стопки книг, возвышающиеся над царящим вокруг хаосом на добрых два фута, Саймон прошел на кухню. В холодильнике обнаружились просроченная бутылка молока, ощутимо подгнившие яблоки, пакет с чем-то невразумительным и явно протухшим и сыр с плесенью, но отнюдь не рокфор. «Видимо, домой он не заезжал», - подумал Саймон, доставая из дверцы бутылку пива.

Рабочий кабинет Генри мало чем отличался от остальной квартиры – такой же бардак, в котором не только черт ногу сломит. Первое, что бросалось в глаза – огромная, во всю стену, карта мира. Испещренная многочисленными пометками, заштрихованными областями и пришпиленными на булавку фотографиями со спутников, она напоминала лоскутное одеяло, сшитое неумелыми руками.

На рабочем столе не обнаружилось ничего, что могло бы пролить свет на то, куда отправился Генри. А вот с корзиной для бумаг повезло больше – чек за покупку авиабилета до Канкуна на 5 июня. «Кое-что интересное прямо у тебя под носом. А какие там места!», - всплыло в голове, и Саймон вернулся к карте.

Ему не потребовалось много времени, чтобы найти Мексику. Пять из восьми обведенных областей были заштрихованы или содержали пометки. До еще одного было бы гораздо проще добраться из аэропорта Паленке. Оставалось две области: одна – лесах к северо-востоку от Эскарсеги, вторая – в заповеднике Сиан-Каан, недалеко от побережья Карибского моря.

«Кажется, придется захватить солнцезащитный крем».

На полуострове Юкатан расположен уникальный заповедник под названием Сиан Каан. Более пятисот тысяч гектаров дикой природы, что так и притягивают туристов со всего мира. Впрочем,

притяжение быстро сходит на «нет», когда от созерцания фотографий на туристическом сайте переходишь к непосредственно прогулке по заповеднику.

Если верить карте, центр искомой области находился примерно на 19 градусах 44 минутах северной широты 87 градусах 41 минуте западной долготы. Саймон никогда не был любителем долгих переездов и пеших прогулок, но путешествовать через изнанку, не зная троп, было бы слишком рискованно. Арендованный в Чумпоне туристический джип пришлось оставить в небольшом рыбацком поселении Вихия Чико. Дальше - порядка десяти километров на юг по песчаной косе, затем два километра на запад через тропические заросли – и он на месте. «И не дай бог Генри там не будет», - думал Саймон, уныло бредя по побережью и ежеминутно отплевываясь от песка.

Часа через два он наткнулся на хибарку, принадлежащую, судя по ветхому пирсу и развешенным на перилах снастям - местным рыбакам. На крыльце под навесом из пальмовых листьев сидел мальчишка и что-то увлеченно вырезал на деревяшке. Заметив Саймона, он бросил свое занятие и поднялся на ноги.

- Сеньор, вы заблудились? Вам помочь? – участливо спросил он.

- Спасибо, но я сомневаюсь, что ты можешь мне помочь, - ответил Саймон с легкой насмешкой, - Позови-ка лучше кого-нибудь из взрослых.

- Они уплыли на рыбалку.

- Что же, я никуда не спешу, - с этими словами Саймон оттеснил мальчишку и, бросив сумку под навес, устало опустился на крыльцо. Несколько минут прошли в тишине, нарушаемой лишь шумом прибоя.

- Я вы не похожи на обычного туриста, - во взгляде мальчика сквозило шальное любопытство.

- Это еще почему?

- Слишком угрюмый. И одеты не как все, - мальчишка весь просиял от посетившей его догадки, – Я понял! Вы с тем сеньором ищите затерянные руины майя!

- Именно, - проще было согласиться, чем разубеждать. – Погоди, что? С каким сеньором?

- Да с тем, что приходил около месяца назад. Он о чем-то беседовал с отцом, а потом ушел в джунгли.

«В таком случае мой путь тоже лежит в джунгли».

Немного передохнув и сориентировавшись по карте (GPS упорно отказывалась определять местоположение), Саймон поблагодарил мальчика за помощь и продолжил поиски. Он чувствовал пристальный взгляд, направленный в спину, но оборачиваться не стал. Какая-то смутная тревога закралась в душу, и Саймону потребовалось время, чтобы понять ее причину. То, на чем мальчишка вырезал, сидя на крыльце, не было деревяшкой. То была человеческая бедренная кость.

Саймон стоит на окруженной высокими деревьями прогалине и вычерчивает в податливой земле защитные руны. Он знает, что лишь оттягивает неизбежное, но снова и снова цепляется за оставшиеся ему минуты. Вне всякого сомнения, он умрет. Но чем позднее это произойдет – тем лучше. А пока – огонек в магическом кольце ярко вспыхивает и гаснет, давая понять, что руны вобрали всю его энергию.

Тяжело опустившись на землю, Саймон достает маленький мешочек и пузырек с вязкой зеленоватой жидкостью. Опрокинув в себя пузырек, он вытягивает мешочек на раскрытой ладони и, сделав над ним несколько замысловатых пассов свободной рукой, прикладывает его ко лбу.

«Кинтана-Роо, Вихия Чико, рыбацкая лачуга к югу по побережью. Приезжай – или приеду сам», - Саймон подкрепляет слова яркими образами, - «Захвати все мои кольца-накопители. И, поверь, не в твоих интересах заставлять меня ждать». Послание передано, остается лишь ждать.

Слуха достигает отдаленный гул барабанов. Защитные руны вспыхивают, обозначая чужое присутствие. Саймон закрывает глаза.

Отредактировано Rustin Marlow (2018-12-10 07:18:41)

+2

29

СРОЧНО ТРЕБУЕТСЯ СОЗДАТЕЛЬ
travis morgan
http://funkyimg.com/i/2P4r6.gif http://funkyimg.com/i/2P4r7.gif
michael fassbender

дата рождения и возраст:
140-250 y.o.
вид; уровень:
вампир, IV (III, если договоритесь с амс)

лояльность:
двор хаоса (лондон)
род деятельности:
дознаватель при лондонском дворе

ОБЩЕЕ ОПИСАНИЕ

didn't seem like something more?
so long i can't remember when
all this has happened all before
and this will happen all again
and i only have myself to blame

[indent] erna gallagher;
трэвис — профессиональный игрок в жизнь, даже после смерти.
морган протягивает себя, как открытую книгу, но вы видите только то, что он сам захочет вам показать. ни строчкой больше, ни строчкой меньше. мужчина умело создает перед вами фантомную возможность выбора, в то время, как сам уже все решил и разыграл на несколько шагов вперед.
если раньше ему было бы интересно наблюдать как вы следуете по траектории, которую он вам определил, то сейчас он, лишь, лениво поглядывает, лишний раз услаждая свое эго. трэвис — самовлюбленный ублюдок, который не отказывает себе ни в чем, потому что не умеет. дитя аристократии, которое к двадцать первому веку изрядно потрепало, а он будто бы этого и не заметил. он из тех мальчиков, которым с детства закладывали только одну мысль, что мир крутится только вокруг него и для него.
он — баловень судьбы, удачливый сукин сын и продуманный мудак.
мужчина с улыбкой, от которой ежатся все допрашиваемые, заглядывает в душу не хуже самого опытного мага. он точно знает, что нужно делать, чтобы добиться желаемого и при этом не утонуть в последствиях.
морган, человек, хоть и жадный до эмоций, на пятом десятке своей вечной жизни заводит себе правило — никаких привязанностей; следует ему верно и слепо, возможно именно поэтому не замечает, как дает осечку. эрна врывается в его жизнь, оставляя после себя только жженный привкус грусти — эту партию он проиграл.
мужчина вкладывает в эрну все свои знания, правила и душу, даже часть сердца (или того, что осталось от мертвого куска мяса). она его удивляет, принимает его как данность (да, как она, вообще, смеет, сука!) и совсем не заглядывает ему в рот, даже после всего, что он для нее сделал. моргана это выводит из себя, но он не смеет закатывать скандалов; ругань — прерогатива низших слоев, он никогда не упадет на колени перед женщиной. когда ночной лондон жадно целует галлахер в загривок, прощаясь с ней, морган убеждает себя, что она — лучшее, что он когда-нибудь создавал. он точно знает, что без нее привычная картинка мира и выверенная схема жизни наконец-то встанут на свое место. мир снова крутится вокруг него и для него.
следующие двадцать лет он живет спокойно, почти не вспоминает ее глаза, зажевывает ночной тьмой желание связаться с ней и узнать все ли в порядке. морган привычно плетет паутину интриг, легко взбираясь по карьерной лестнице во дворе. распорядок дня отточен, расписания дознователя забито на полгода вперед, когда раздается звонок, которые заставляет его прислушаться к интуиции и приехать в портленд (официально, конечно же, совсем по другой причине).

[indent] vera crozier;
создатель моего создателя, полумифическая персона из скупых рассказов эрны, неназванная единица, распространяющее свое незримое влияние даже спустя десятилетия врозь. я вижу тебя воочию впервые. я слушаю тебя, я сравниваю тебя, я постигаю общее естество — грубо разорванное полотно, натянутое между вами. в ней — перебродивший яд, во мне — чистая свежая кровь, переставшая нестись по венам всего лишь несколько лет назад, просто приглядись получше. я жадно впитываю твои острые осколки фраз, приоткрывающие завесу над колоссальным опытом и бессчетными прожитыми годами. я хочу узнать больше. я хочу прочувствовать то, чему она не соизволила меня научить. я — мягкий и податливый материал, готовый выплеснуться в новую форму в руках умелого мастера.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

эрна: в свое время именно трэвис ее обратил, вместе они пробыли около сорока лет; пережили несколько стадий — наставник/ученица, боевые друзья и любовники. расстались по инициативе галлахер, сделали это спокойно и мирно; поддерживали связь письмами, звонками etc. трэвис приехал в портленд помочь эрне. вектор нынешних отношений определим вместе.
вера: создание подопечной моргана, наслышана о нем туманно-красивых речей. для моргана крозье лишний повод уязвить эрну, ведь ее создание толком ничего не достигло, т.е. учитель из нее так себе.

множество аспектов образа на ваш откуп, а то, что описано выше обсуждаемо. главное оставьте костяк — эгоистичный, самовлюбленный и хитрый ублюдок, но в меру. родился, вырос, умер и живет после смерти интригами, меняются лишь декорации от высшего общества до двора хаоса.
нас двое, и мы в среднем пишем посты 4-5к символов (вера от 3-го лица, я же чаще от 1-го, реже от 3-го), с периодичностью раз в неделю, соответственно, от вас ждем не меньшего. начать диалог лучше всего с пробного поста к кому-нибудь из нас в лс. внешность менять крайне нежелательно, но в теории мы можем обсудить этот вопрос. у нас для вас заготовлен динамичный треугольник, приходите.

[и где-то между строк мы завуалированно намекаем на тройничок или не завуалированно]

вырезки из анкеты эрны;

— тише, — сладкий голос мужчины проникает под кожу, заставляя ее открыть глаза. — тише, девочка.
она упирается во влажную темноту, пальцы хватают что-то мягкое и мокрое, грудная клетка содрогается в попытке вдохнуть по-глубже. воздух стал удивительно густым и зернистым, галлахер кажется, что она даже ворочает его на языке. когда эрна пытается поймать губами очередной глоток воздуха, не понимая, что глотает мокрую кладбищенскую землю, сильная рука моргана хватает ее за плечо и тащит наружу.
рассыпчатые звуки падают изо рта эрны вместе с кусками земли, которой она успела нахвататься. при тусклом свете фонаря и взгляде на мужчину, к девушке возвращаются воспоминания окрашенные в цвет киновари.
морган, сладко улыбающийся, рассказывает о мире, где ты сильнее, быстрее и всегда можешь дать сдачи своим обидчикам. девушке все это кажется сказкой, она не верит, что так может быть; она умеет только выживать, подстраиваться под обстоятельства и все время бояться за свою собственную шкуру. девушка настолько сильно привыкла к нехватке еды, одежды, к таким же запуганным войной людям, что лишь ухмыляется сладким речам трэвиса моргана.
через час они стоят в прокуренном и грязном баре где-то на окраине лондона. морган со своей звериной улыбкой сосредоточенно выбирает жертву, чтобы показать своей юной спутнице новый мир. эрна переминается с ноги на ногу, ощущая затхлый запах дешевого алкоголя и наблюдая за мужчиной с неподдельным любопытством. спустя полчаса, морган делает надрез и впивается в тонкое запястье брюнетки с фарфоровой кожей, а девушка продолжает наблюдать, стараясь не закрывать глаза и не показывать собственного страха. еще спустя пару часов, она просит — умоляет искреннее и неподдельно — мужчину обратить ее.
она, по-настоящему, верит в то, что став вампиром перестанет бояться окружающего мира, начнет спать спокойнее и даже попытается полюбить. она уверена, что именно этого момента она и ждала всю жизнь. (я точно знаю, что только это — единственный выход для меня, иначе я последую за остальной семьей в деревянный ящик).
итог: кладбище, полная глотка мокрой земли и единственный вопрос, застрявший поперек горла вместе с горсткой кладбищенских червей — стоила ли игра свеч?
галлахер молча следует всем указаниям моргана, присягает к хаоситам, не задает никаких вопросов и не оглядывается назад. без пяти минут иная легко прощается с сестрой, в которой теперь видит лишь мешок с костями. теперь ее заботит только голод.
сильный голод становится неотъемлемой частью светловолосой девочки с глазами-блюдцами, превращая ее жизнь в окровавленный мазок кистью. голод движет ею, заставляя по-настоящему жить. эрне двадцать четыре, и она поступает на вечерние курсы по живописи, параллельно учится заметать следы своих же преступлений, и больше ничего не ждет, потому что вот сейчас ее время.
трэвис смотрит в ее серые глаза-блюдца, ласково проводит ладонью по девичьей щеке, не ощущая при этом ровным счет ничего (ни тепла, ни холода, ни жизни). трэвис думает, что сотворил идеального вампира: она аккуратна (ну, или почти), красива и не терзается муками совести по отношению к еде; разве что немного ленива, но это его промах, ведь на охоту выходит только он. эрна же любит наблюдать за его действиями.
— остановись, — он кивает в сторону полуживого парня, у которого осталось только кровавое месиво вместо шеи. — первое правило: если выпила больше половины — остановись и передохни, а то захлебнешься.
эрна напоминает ему загнанное животное во время охоты, трэвис силится понять, чем же она руководствуется, куда так спешит и что ее ждет в конце этой погони. он точно знает, что ее путь начался еще до него, а он всего лишь временный спутник. это не мешает ему прикипеть к девушке, стать ее любовником и опорой пусть и на время.
— остановись, не видишь он еще пытается дышать?! — настойчиво разворачивает девушку обратно в сторону того, что осталось от парня. — второе правило: будь милосерднее по отношению к еде.
морган не знает, что каждый раз на этих словах она просто задается одним и тем же вопросом: «а кто ко мне будет милосерден?». эрна галлахер — самовлюбленный, эгоистичный и амбициозный труп; девушка, ставшая вампиром, чтобы просто защитить себя от войны и ее последствий, теперь собирает себя заново и по крохам, решает проблемы только по мере их поступления. она без труда привыкает к багровому цвету, в который теперь окрашена ее жизнь; приспосабливается к любым жизненным обстоятельствам, словно хамелеон — меняет то мнение, то образ жизнь, только сторону никогда не меняет.
у эрны галлахер может быть только одна сторона — своя.

девушка останавливает свой взгляд на руле машины, вспоминая как выглядело лицо того бедного вампира-хаосита, которого она осушила на прошлой неделе. галлахер всегда говорила — не кормись дома, не кормись своими, не кормись до смерти, но говорить совсем не значит делать.. в какой-то момент, заметая следы чужой кормежки, которая неудачно закончилась для несчастного человека, эрна ловит себя на мысли, что она смертельно устала.
все — баста.
и вот она в машине снова, уже в пятый раз промахивается, жмет на кнопку «отмена», пытаясь сбросить неправильно (разве?) набранный номер. она сжимает в руках телефон, размазывая по щекам липкую слюну.
кто бы мог подумать…
— нет, ну кто бы мог подумать, — она глотает слова, всхлипывая на каждой паузе. — что я смогу такое сделать.
галлахер открывает окно в машине, вдавливая кнопку в дверцу до предела. выбрасывает телефон на улицу, где-то с минуту она еще смотрит на горящий экран, слушает до боли знакомый голос, раздающийся из трубки.
— эрна, — пауза — эрна. с тобой все в порядке?
нет.
я не знаю, что делать. я впервые не знаю, что мне делать?!
она так устала вечно скучать и предсказывать наперед происходящее, пока все остальные живут. именно поэтому она совершает отчаянный поступок, пытаясь вызвать у себя хоть какие-то эмоции, пытаясь заставить себя жить.
как итог: галлахер судорожно подчищает следы своего преступления, и начинает жить с нуля.
тише воды — ниже травы.

ПРИМЕР ПОСТА; вера

К несчастью, под первые вкрадчивые аккорды «Hung Up» прежней королевы поп-музыки порезвиться Вере так и не довелось — незнакомка не пожелала мириться с форменной наглостью бесцеремонно нарушившей ее отдых девицы и решительно бросилась вершить заслуженное правосудие. Крозье вскрикнула в ответ на грубый жест и едва удержалась на тонких шпильках, совершив не особенно изящное фуэте. Под правой пяткой будто бы что-то хрустнуло: Вера широко распахнула глаза и медленно опустила голову вниз, одновременно приподняв ногу, чтобы посмотреть на степень тяжести ее потерь. Молча выслушав обвинения, она столь же неторопливо подняла взгляд на лицо темноволосой хаоситки, после чего, более не спуская с нее глаз и ни единожды не моргнув, сняла повредившуюся туфлю и сжала ее в ладони каблуком вперед.
— Такая хуйня случается, дорогая! Прими как должность, если природа ловкостью не наградила! — Вера угрожающе сотрясала пострадавшей лодочкой.
— Это, мать твою, МакКуин! Овца! — на ее лице явственно читалось искреннее негодование. Эта ночь, как ни крути, уверенно метила на почетное место на пьедестале самых провальных выходов за последние пару месяцев. Сперва невыносимо скучный кавалер, теперь эта неуравновешенная истеричка со своими доводами. Для закрепления результата оставалось лишь ввязаться в драку, схлопотать от блюстителей порядка и окончательно добить последние приличные шпильки. На такое Крозье пойти не могла. Она нежно блюла сохранность последних свидетельств былой, с позволения сказать, роскоши, на которую в новой жизни у нее, разумеется, никаких собственных средств никоим образом не хватало.
— Пришлю тебе чек по почте, — мрачно процедила Вера.
— По почте для жопоруких коров, — добавила она, поспешно разуваясь. Прижав туфли к груди, незаслуженно оскорбленная решительно двинулась вперед, сжав зубы и сузив взгляд до двух крайне презирающих щелочек. Устаревший диско-шар, подвешенный прямо над головами посетителей в «танцевальной» части клуба, подсветил ее враждебную гримасу жизнерадостным оттенком алого наподобие импровизированной боевой раскраски. Она ощущала возросший градус от присутствия множества разгоряченных тел, неприятно контрастирующий с ее собственным условным нулем по Цельсию.
Поистине удивительные метаморфозы! Всего лишь какую-нибудь пару лет тому назад Вера и помыслить не могла о том, чтобы добровольно позволить вовлечь себя в столь низкие и бессмысленные базарные дрязги без единой весомой на то причины, а вот уж поди теперь, маленький милый паровозик ярости летит с щербатых рельсов на максимальных скоростях, и полыхает все у него внутри, и снаружи тоже все полыхает, а те самые рельсы проходят прямиком через самое инфернальное пекло. А казалось бы, посудите, какие проблемы с контролем гнева могли бы статься у фактически мертвого организма.
Концентрация плотно танцующих тел, завсегдатаев и новичков «Веспер» будто бы назло многократно возросла на ее пути всего в каких-то двух шагах от враждебной незнакомки. Вера попыталась протолкнуться сквозь преграду, но разношерстная масса иных любезно выплюнула ее обратно. Отступление не удалось, фронт обороны стремительно сместился. «Это просто прекрасно, прекрасно», — подумала она, вновь встретившись взглядом со своей обидчицей. Театрально поозиравшись вокруг, Вера подбоченилась, не выпуская из рук многострадальных лодочек, и улыбнулась откровенно фальшивой улыбкой на плотно сжатые губы, после чего подмигнула с деланным озорством и вопросительно хмыкнула — что станешь делать дальше, душа моя?

ПРИМЕР ПОСТА; эрна

я выхожу на крайней станции «mountain village», шагаю в сторону от станции, ближе к горам; да, какая к черту разница в какую сторону я шагаю? словно кому-то есть дело. я тут же прикусываю нижнюю губу, одергивая себя, ведь я уже месяц предпринимаю попытки мыслить позитивно, начать с чистого листа.
если быть до конца честной, то я уже месяц пытаюсь выдохнуть, остановиться и не бежать. перестать убегать — задача номер один. убегать от детектива джейн, который решил, что я самый опасный человек (насколько он прав, рене?); убегать от этель, которая заботливо мерещится мне в каждом звуке (она смеется (читать: скалится) надо мной); убегать от жизни, настоящей жизни, которая дышит мне в затылок.
я чувствую тебя, сука.
останавливаюсь на склоне, усаживая себя на холодный камень, я, наконец, выдыхаю оглядывая горный пейзаж. смотреть вниз мне страшно, и не потому что я боюсь высоты, я боюсь своих собственных желаний. губы тут же непроизвольно искривляются в усмешке, — о, да, девочка, все знают, что ты забыла здесь на самом деле. все.
зубами зацепившись за край перчатки, я стягиваю ее; пальцы тут же сковывает морозный воздух. мне просто интересно, как быстро работники станции меня засекут, ведь я нахожусь в неположенном месте. всегда. жизненное кредо рене лантье — не то место, не то время, не та жизнь.
едва шевелящимися пальцами достаю из кармана куртки заранее свернутую сигарету. — ну, привет. — неожиданно вслух здороваюсь со своей таблеткой от всего — травой. достать зажигалку кажется почти невыполнимой задачей на этом чертовом морозе, но я справляюсь с ней кое-как. зажимаю самокрутку губами, поджигаю ее и затягиваюсь.
основная проблема в том, что я не могу выдохнуть, как бы я не старалась. научиться дышать/выдыхать — задача номер два. выдыхать каждый раз при виде куска мяса; выдыхать каждый раз при виде собственного отражения в зеркале; выдыхать каждый раз ночью, когда просыпаешься в липких остатках ночного кошмара (кошмара ли? ведь снится мне этель).
закрыв глаза, я, наконец, выдыхаю — отрывисто, словно отбиваю сигнал «sos» сигаретным дымом; с другой стороны, почему словно?
снова прикусываю нижнюю губу, одергивая себя, кто мне поможет; кто станет спасать убийцу родной сестры? — никто. — привычка говорить с самой собой у меня уже месяц, как вошла в топ любимых привычек. если я перестану разговаривать с самой собой, то есть все шансы, что я сойду с ума и добровольно появлюсь на пороге денверского полицейского участка. — вот же порадуется это животное по кличке детектив джейн.
//
солнце настырно прорывается сквозь стеклопакет, целует тебя сначала в макушку русых волос, потом в скулы и глаза, заставляя поморщиться; потом солнце опускается на твои плечи, мягко касается их, от чего ты тут же сладко чуть тянешься — нежишься.
лениво отрезаешь кусок мяса. — ты помнишь лекси уоррингтон? — звук, бьющегося метала ножа о фарфор тарелки, вспарывает твои слова, словно брюхо рыбы; потроха — слова — вываливаются на тарелку, задевая зеленый горошек, мясо и картофельное пюре.
наблюдая за всей этой картиной, я киваю тебе в ответ. — говорят она уехала покорять нью-йорк. сколько денег, моих денег, — ты делаешь паузу заканчивая ее усмешкой, —  ты бы поставила на то, что она вернется уже через месяц и принесет своей матери под подолом подарок?
— почему ты решила, что она вернется? — я сжимаюсь в плечах, упираясь взглядом в горошек. я не хочу поднимать взгляд на тебя, я уже заранее знаю, что я там найду — презрение; я предпочитаю отсчитывать зеленый горошек ножом, иначе есть риск, что я начну отсчитывать твои ребра столовым ножом. мама бы не одобрила, этим приборам больше, чем нам с тобой, этель. понимаешь?
— господи, неужели ты действительно настолько глупа? — я слышу, как ты вздыхаешь и закатываешь глаза. я слышу твое презрение, вот об это я и говорила; раз горошек, два горошек, три горошек. — сними уже розовые очки.
каждый раз диалог с тобой меняет форму, это происходит непроизвольно; память играет со мной кошки-мышки переставляя, убирая, добавляя слова и действия. не меняются только действующие лица — ты и я.
//
сними уже розовые очки — эхом разбиваются ее слова о заснеженные горы, я с завистью смотрю на эту печальную картину.
затягиваюсь сигаретой уже раз четвертый, меня окутывает дурман. я поддаюсь ему, принимая его объятия. меньше всего я хотела бы сейчас слышать голос этель, слышать, как она задыхается. но я упрямо проворачиваю наш с ней диалог в памяти; тут же грудную клетку сковывает невозможность сделать выдох.
я не могу выдыхать, потому что эта дрянь тоже не может этого делать.
больше не сможет.
ощущение легкости и боли переполняют меня, кажется вот-вот и они польются через край. польются водопадом по этому склону. шальная мысль, политься таким же водопадом по склону, мечется в черепной коробке, словно птица запертая в клетке. ей нужна свобода, мне она тоже нужна.
я замечаю, что уже давно стемнело, а сидеть на камне становится уже просто невыносимо; я замечаю, что закончила уже далеко не первую сигарету, набитую доверху травой; я замечаю, что в попытках угнаться за ложным чувством свободы, я оказалась на краю жизни. я, наконец, вижу; вижу в этой чертовой темноте, я все кристально хорошо вижу. — блядь. — с жалостью подытоживаю вслух.
//
— сними уже розовые очки, — ты кладешь кусок мяса в рот, начиная его активно жевать. я продолжаю отсчитывать горошек ножом: пять горошек, шесть горошек, семь горошек. — как можно быть такой дурой?
восемь горошек, девять горошек. я, наконец, понимаю, что что-то пошло не так — я не слышу ядовитого голоса; я слышу только быстрые вздохи. поднимаю голову и вижу, как ты краснеешь, а потом синеешь от недостатка кислорода.
— как можно быть такой дурой, чтобы жевать и говорить одновременно? — я смелею и цежу слова через зубы, усмешка на губах появляется непроизвольно. я понимаю, что мне нужно встать и предпринять хоть что-нибудь, хотя бы вызывать скорую. я понимаю, мама бы не одобрила такое безразличие к ближнему своему, но вот беда — ее здесь нет.
здесь только ты, я и приближающаяся смерть.
ты смотришь на меня удивленно, как минимум; как максимум, ты смотришь на меня с ненавистью. я не могу пошевелиться, я искренне пытаюсь это сделать. но я также искренне не в силах это сделать, милая, прости меня.
я даже не могу говорить, я могу только смотреть, как ты пытаешься дышать. вдох, вдох, вдох. ты отбиваешь ритм своими забитыми дыхательными путями, только ритм внутрь. наружу у тебя получается выдавить сдавленный хрип. хватаешься за скатерть, дергаешься в собственном инвалидном кресле, роняя его и скатерть с ее содержимым, на пол.
я глохну от звуков, хочу пошевелиться, но не могу. потому что где-то в глубине души я не хочу этого делать.
десять горошек, одиннадцать горошек.
я проживаю эту чертову историю по десять раз за день. память играет со мной в кошки-мышки. давая отдохнуть и расслабиться, она ударяет прямо в солнечное сплетение. она заставляет мое сердце биться быстрее, заставляет меня чувствовать вновь и вновь невозможность пошевелиться.
//
я, наконец, встаю с камня и двигаюсь в сторону подлеска. каждый шаг дается мне с большим трудом то ли из-за снега, которого по щиколотку, то ли из-за количество выкуренной травы. в кармане куртки нащупываю фляжку с джином. — фух, — выдыхаю облегчение.
делаю глоток и вижу, как начинает блестеть снег. — ни хрена себе. — пока мозг судорожно пытается сообразить с чего бы вдруг снегу так блестеть ночью; тело уже начинает искать причины нарушения спокойствия. делаю несколько поворотов и натыкаюсь на фигуру с фонариком. — fuck.
все-таки техническая служба тут работает медленно, но работает, судя по твоим словам. я разбираю их с трудом, потому что в ушах у меня гул воспоминаний, чувства вины, желания развернуться и сброситься все-таки со скалы; у меня в ушах гул, вызванный травой на голодный желудок.
чувак, ты знал, что если покурить на голодный желудок, то переход в другой мир будет таким быстрым, что ты и не заметишь. я ухмыляюсь своим мыслям, а в подсознание тем временем проносится молнией — а что, если ты галлюцинация?
твоя вежливая фраза «вы в порядке?» застревает у меня где-то в груди, предательски сжимая там все внутренности. — а что если нет? — тихо бросаю слова в снег, надеясь, что ты услышишь и не услышишь одновременно. последнее все-таки срабатывает, потому что ты продолжаешь что-то говорить, теперь уже про поезд, который идет вниз.
я сама прекрасно сейчас сойду за поезд, который идет вниз; если хочешь, садись, поедем вместе.
я не замечаю, как близко ты оказываешься ко мне. в ушах все еще шумно от выкуренной травы, в пальцах так и застряла фляжка с джином; ты неожиданно предлагаешь мне джин (серьезно? а так бывает?) и музыку. я ухмыляюсь, ведь именно последнего мне сейчас и не хватало, мне просто необходимо сбить этот ностальгический и травяной гул музыкой. — джин у меня есть, — я поднимаю вверх фляжку, чтобы показать ее наличие и отсалютовать, потому что следом я делаю глоток. — но от музыки я бы не отказалась. — в конце я чуть сжимаюсь в плечах, поглядывая в твою сторону с осторожностью.
я так привыкла к тычкам жизни и той суки-которая-задохнулась, что на любое предложение помощи от стороннего человека реагирую с осторожностью. тело группируется в боевую готовность, ведь сейчас ты обязательно придвинешь меня к себе, схватишь за шкирку и потащишь в свой чертов поезд, который идет вниз.
ты потащишь меня, не зная, что я уже самостоятельно иду вниз. я — поезд.
то ли от травы, то ли от джина, то ли от боевой готовности, в меня словно влили литры смелости; я преодолеваю оставшееся расстояние между нами, благополучно вставляя свободный наушник в ухо.
бедра непроизвольно начинают двигаться в такт музыке, а глаза разглядывают твое лицо. серые, как талая вода, глаза, русые волосы, щетина трехдневной (?) давности, острые скулы и подбородок. — красивый. — срывается с моих губ непроизвольно, ведь я так привыкла к разговорам с самой собой вслух; я просто забыла, что ты есть здесь, хотя это очень сомнительно, ведь я так много выкурила.
быстрым движением зубов снимаю перчатку, которая тут же падает в снег. ты ошалело смотришь на меня, а я игнорирую все и касаюсь пальцами твоей скулы. — настоящий. — с облегчением и долей страха заключаю я. не знаю, что хуже — что ты настоящий и наблюдаешь уже минут десять мой приход, или что у тебя настолько классная музыка, что я не могу сдвинуться с места.
— здесь так холодно, не хочешь выпить со мной?

Отредактировано Erna Gallagher (2018-12-10 22:54:41)

+4


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » нужные персонажи » нужные


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC