PORTLAND, USA
амс-состав х гостевая х сюжет х faq х внешности х новости

октябрь 2018 года
Что-то не так, верно? Осознание ускользает вместе с обрывками неприятного сна: колотящееся сердце приходит в норму, страх смывает прохладная вода — обычные кошмары, было бы на что обращать внимание. В следующий раз просто открой окно и не смотри на ночь фильмы с рейтингом R. И не слушай эти дурацкие истории о тех, кто не смог очнуться.

dial 0-800-U-BETTER-RUN

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » Every Day Will Be Sunday When the Town Goes Dry


Every Day Will Be Sunday When the Town Goes Dry

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i-h2.pinimg.com/564x/16/a5/09/16a509fb06c78095e8e253cfe456d7bd.jpg
Diego Saez & Vito Pastrone;
2 июня 1925, Сан-Франциско, джаз-клуб "The Winged Lion";
Разве же можно не пить, если выпить охота?

+3

2

Диего медленно закурил сигарету. Никакого удовольствия, но положение обязывало: не мог же достойный мистер шататься по не самым позорным улицам Сан-Франциско и даже ни разу не достать портсигар? Первое правило вампира — смешайся с толпой. А первое правило законника — постарайся, чтобы эта самая толпа не уподобила тебя святым. А если и решит это сделать, то хотя бы без гвоздей и каннибализма.
“The Winged Lion, значит. Венецианцы, что ли …”, — аккуратно убрав бесполезный окурок, Диего двинулся к клубу. Казалось бы, самому обычному. Если бы не тот нюанс, что здесь разливали алкоголь для вампиров.

Обнаружилось это совершенно случайно: портовый рубаха-парень Мигель похвалился своим товарищам, что знает как подзахмелеть, даже если ты живой труп. Товарищи, даром что Сухой закон только набирал силу, инициативу поддержали. И буквально через неделю узнали, что пьяными можно не только спать в свинарнике, но и привлечь внимание инквизиции. Шайка Мигеля — низкопробная стая слабаков, которые скидываются на самую дешевую шлюху и потом по вкусу крови гадают о наличии профессиональных заболеваний. И тем опаснее, что такому отребью попадается алкоголь. Вампиры и без того буйные, а уж под хмельком …
— Мистер!
— Саес, джентльмены.
— Мистер Саес, у нас не принято читать метки гостей, это отвлекает от шоу.
Диего молча кивнул и без препятствий прошел вперед. Метки не были новинкой, но любителей копаться в ином грязном белье везде одинаково не любили. В конце концов, это и в самом деле отвлекало от шоу.
А шоу, надо сказать, было что надо. Диего даже мог бы им насладиться, если бы музыкальный вкус у него присутствовал в каком-то формате. К несчастью, исполнение свежей композиции для вампира представляло собой исключительно “негры дуют в смешные трубки”. А потому, похлопав для приличия, Диего сразу же направился к барной стойке.
— Ну что за ночь, а?
— Чудесная ночь, сэр. Любите джаз?, — бармен отвлекся от протирания бокала и приветливо улыбнулся новому гостю. До неприятного услужливый. У такого крови попроси, а он лишь уточнит: “Откуда сосать изволите?”.
— Стыдно признаться, обожаю. А вот моя жена не любитель. Поэтому иногда я отправляюсь в командировку, если ты понимаешь о чем я. А ведь говорил мне отец, жениться только на кротких!
— И то правда, сэр. Виски?
— Виски! В Сан-Франциско! Каков скандал, — перекинувшись через стойку, Диего улыбнулся бармену, продемонстрировав вампирьи клыки. Знак, понятный любому дураку, который крутится в обществе иных. Вернувшись на место, вампир одёрнул пиджак, — Я бы не отказался от этого нового коктейля, как его, “Кровавый Люциан”. Или от крови изрядно подхмелевшего Люциана, если ты понимаешь о чем я.

Бармен непонимающе уставился на вампира. Вампир со всем понимаем уставился на бармена. Оставалось надеяться, что у мальчишки не припрятан под стойкой дробовик с серебряными пулями. Было бы неловко окончить путь инквизитора, как какой-нибудь офицер полиции, застукавший в подворотне шотландцев с ящиками виски. Вампир подмигнул бармену:
— Давай, приятель. Я из самого Чикаго прибыл, потому что слышал о вашем товаре. Я лишь на зубок попробую и — как знать — возможно твой хозяин похвалит тебя за сделку века. Если качество товара соответствует, конечно.
Зал взорвали овации, а музыканты раскланялись посетителям со сцены. А парнишка всё также не спешил, взвешивая все “за” и “против”. И Диего не мог его обвинить: в этом городе он был новичком, а потому от него можно было ожидать что угодно. В том числе и инквизиторского жетона. Но то ли придурковатая улыбка Диего не утратила своих волшебных свойств, то ли ожидание награды сыграло свою роль, но бармен перекинулся через стойку и прошептал:
— Поляк, 27 лет, упившийся водкой почти до алкогольной комы.
— Годится, мальчик мой, годится. Мне полный бокал.
[icon]http://sh.uploads.ru/6zkTN.jpg[/icon]

Отредактировано Diego Saez (2018-11-02 12:44:17)

+3

3

Сам себя не похвалишь – никто, как говорится, не похвалит. И Вито готов обойтись без похвалы, пока прибыль его предприятия устойчиво растёт изо дня в день. Идея абсолютно гениальная посетила его глубокой тёмной ночью, когда вампир, стоя у перил моста Золотые Ворота, привязывал к ноге очередного несчастного алкоголика нелёгкий груз, дающий разрешение пьянице получить вид на жительство на дне пролива. Дело пусть даже не самое сложное, но жутко муторное – необходимость тащиться с трупом через весь город в обмен на недолгое опьянение не лучшее решение животрепещущей проблемы. Ведь куда приятнее сидеть в стенах собственного клуба и неторопливо попивать дурманящий напиток из красивого бокала зная, что тебе нет нужды через пятнадцать минут выползать на промозглую улицу в обнимку с бездыханным телом. Идея создания опьяняющего даже вампира напитка закралась в его голову очень ненавязчиво и была до банальности проста: почему бы не заменить метафорическую бутылку в лице живого человека в ёмкость вполне привычную глазу и носящую стеклянный характер? Да, с осуществлением её придётся повозиться, но зато какая большая польза. Задумчиво разглядывая где-то далеко внизу сомкнувшиеся над покойником воды, Пастроне с толикой меланхолии размышлял о том, сколько ещё потребуется скинуть с моста таких же обескровленных тел, чтобы наиболее успешно воплотить в жизнь столь удачную мысль.
Сарафанное радио – штука абсолютно неконтролируемая, но пока дело его цветёт и пахнет, Пастроне не торопился учиться как-то контролировать процесс, пуская рекламу на самотёк и уповая на собственную удачу. Инквизиторов бояться – в мир иного бизнеса не ходить. Случайная идея дала свои плоды даже в большем размере, чем он мог рассчитывать, а потому на безопасность предприятия временно был положен большой и красивый болт. Барменам и официантам была дана строгая команда подозрительным личностям не наливать, чужаков не приводить, а особенно непрезентабельных так и вовсе на порог не пускать. И самое главное, следить за исполнением наказа Пастроне мог непосредственно сам, для собственных подчинённых являясь скорее ещё одним бездельником, научившимся сносно управляться с инструментом, чем владельцем заведения. Имя хозяина с самого основания клуба было овеяно тайной – не потому, что вампир любил пребывать о ореоле загадочности, а просто так быстро гораздо спокойнее справляться с местными человеческими властями. Сухой закон на дворе, как-никак.

Вечер выдался на славу, о чём можно судить по отсутствию свободных столиков и бесконечному мельтешению официантов между ними. Сцена – прекрасное место для наблюдения за общей обстановкой в клубе, но Вито о данном преимуществе своего местоположения даже и не задумывался, упиваясь музыкой, будто бы охватывающей его со всех сторон, пронизывающей насквозь. Присосавшись к мундштуку не хуже посетителей, мирно, но старательно потягивающих из своих бокалов заветную жидкость, Пастроне поймал себя на мысли, что пора бы уже и ему наконец-таки выпить. Следующее произведение не требовало столь большого количества саксофонистов, а значит можно взять небольшой перерыв и хорошенько подкрепиться.
Дорогой сердцу инструмент он оставил где-то за кулисами, выбравшись в зал с пустыми руками и со стойким намерением направиться прямиком к бару. По сути, платить самому себе за бокальчик свежей крови – не самая страшная цена за конспирацию. Да и появляется возможность покрепче подружиться с барменом, а он, как известно, есть главный собиратель всевозможных слухов и домыслов любого заведения.
- Мне как обычно.
Тем временем бармен обслуживал очередного клиента, в прямом смысле из-под полы наливая тому тот самый эксклюзивный напиток, что вернее всего заманивал в клуб новых клиентов иного сообщества. Не в обиду джазу будет сказано, конечно. Вито наскоро оглядел стоящего рядом господина: признать в нём собрата можно было хотя бы по сделанному заказу, а вот выявить в незнакомце подосланного злопакостной инквизицией шпиона с первого взгляда не получится, здесь требуется куда более тщательный осмотр. Однако Пастроне о возможной опасности в лице представителя закона даже и не задумывался, полностью вверив благополучие своего заведения чутью опытного бармена. Если тот таки согласился поделиться с посетителем их уже постепенно перестающей оставаться таковой тайной, значит можно ни о чём не волноваться.
- А я Вас раньше здесь не видел, - обратился он к господину, опираясь спиной о барную стойку. – Либо у меня появился шанс познакомиться с чемпионом по игре в прятки, либо Вы у нас впервые. Я делаю ставку на первый вариант.
Пока лишь один бокал бармен ставит прямо перед носом посетителя, затем кивает Вито и наклоняется, дабы наполнить второй. Настроение Пастроне близилось к вполне уверенно высокой отметке, а вместе с ним росло и желание скрасить ожидание незатейливый болтовнёй.
[icon]http://s3.uploads.ru/fhtjR.gif[/icon]

+1

4

Актёром, надо сказать, Диего был скверным. А потому тщательно выбирал свои маски с тем прицелом, что рассказанная история и в самом деле могла бы с ним приключиться. А ведь была где-то в далёкой Севилье у него когда-то зазноба. И, будучи женщиной страстной и грузной, не приходилось сомневаться в том, что за каждую лишнюю кружку вампир был бы бит и виртуозными ругательствами обозван. Но так уж вышло, что в жёны ему выпала ночь.
— О, мистер, будь я чемпионом по пряткам, увидели бы вы меня не здесь, а прямо под стойкой. Я так понимаю, именно оттуда достают этот чудесный нектар, — вампир оглядел завязавшего с ним разговор гостя. Завсегдатаев видно издалека. Этот вел себя уверенно и спокойно, будто находился у себя дома. Как знать, может и вовсе один из первых дегустаторов пьянящей крови. Диего так хотелось проверить его метку, что у него чесалась своя собственная. В другом месте он так бы и поступил. Но не здесь — слишком много иных. А он среди них чужак и чужак невежливый. Неспокойный век приучил с такими нахалами вести диалог короткий и неинтеллигентный.
“Ох, приятель, ты бы ещё слежку на своей шкуре начал чувствовать. Это кабак и ты пьёшь. И он пьёт. И все пьют”, — Диего усмехнулся собственному благоразумию и, говоря строго, ссыкливости. Но тут же похвалил себя за аккуратность. Портленд далеко и в Сан-Франциско его не спасут ни жетон инквизитора, ни меч.
— В Чикаго есть два суеверия. Первое — снимать носки в публичном доме. А второе, если уж и пить, то пить со знакомыми лицами. Будем знакомы: моё имя Диего Саез и я алкоголик. Ужасная ирония для джентльмена, который попал в Сухой закон не повелению правительства, а по своей сути, неправда ли?

Вопреки всеобщему мнению, инквизиторов обучали не только передовым способам разделки туш особенно дерзких отступников. Целый курс был посвящен тому, чтобы в потенциально агрессивную среду интегрироваться и эту самую среду покинуть в полной комплектации. Курс, надо сказать, отвратительный и дырявый, как выдуманные биографии шлюх. Вот если бы составитель в своё время столкнулся с бандой Алькасара у мексиканской границы и выжил, он бы знал — текила лучшая сыворотка правды. Правда, есть вариант быть сосватанным за дочь местного криминального дона, но тут уж на своего коня надейся.
— Знаете, очаровательное место. Прям картинка, — Диего медленно обвёл рукой заведение и причмокнул, выражая всем своим видом высшую степень удовлетворенности, — Филадельфия, Нью-Йорк, Бостон! Мистер, я вам без стыда заявляю — дыра! Одна большая кроссгородская дыра. Что толку рассуждать о цивилизации и рассвете нации, если порядочному джентльмену горло прополоскать негде?
Вампир медленно отпил из своего бокала. Поставив его на стойку и цокнув, он вновь его поднял и в этот раз выпил всё до последней капли, жестом предложив бармену повторить. Это была живая кровь. Совсем не та дрянь, которой потчуют при Дворе Порядка. И что важнее, она полна спирта. Вкус алкоголя возвращал старого вампира во времена, когда вся его гоп-компания рукоплескала сцене на очередном шедевре сиятельного Лопе, а потом отправлялась на веранду какого-нибудь дешёвого заведения. Возможно, Диего даже скучал бы по этим временам. Но что ему Лопе, когда под боком есть Бродвей? Да и дряное разбавленное вино не шло ни в какое сравнение с этой кровью.

— Не буду смущать бармена, спрошу у вас. Не знаете откуда вообще у хозяина появилась такая блестящая идея, как продавать пьянящую кровь? Это же — Дева Мария за ляжку меня куси — блестящая мысль! Настоящая золотая жила. Но, признаться, меня смущает, что впервые я нахожу такой деликатес только в Сан-Франциско. Я пусть и вампир, но правил самых честных. Не окажется ли, что это какое-то магическое пойло, которое продают под видом крови?
Болтать. Болтать, болтать и болтать. Путать словами, скакать с темы на тему, но держать фокус на самом главном — кровь. Если повезет, то парнишка решит похвалиться своим знанием всего вокруг и расскажет, как же так вышло: в приличном заведении людям предлагают кровь с алкоголем. А может и возмутится. Или плечами пожмет, мол, какая к чертям разница, если всё равно по шарам даёт?
Но Диего был уверен, что это самая настоящая кровь. И что поляк вряд ли оттелеграфирует в Варшаву, что в Новом Свете у него всё хорошо и болеть он не болеет.
[icon]http://sh.uploads.ru/6zkTN.jpg[/icon]

+2

5

Громкие аплодисменты сменились звуками куда менее слаженными и хаотичными, что с недавнего времени принято величать не иначе, чем музыкой. Вито не может удержаться от того, чтобы по деревянной поверхности стойки начать отбивать пальцами такт навязчивой мелодии. Ответ господина интересует его крайне мало, куда больше внимание его привлекает представление и реакция публики. Однако данное положение дел постепенно меняется, и меняется коренным образом, буквально от каждого произнесённого незнакомцем слова.
Вито еле удержался от желания протереть глаза, чтобы более ясным взглядом ещё раз оглядеть расположившегося рядом мужчину. Выражение лица Пастроне с каждым новым словом собеседника становилось всё серьёзнее и серьёзнее, пока и вовсе не приняло выражение крайней подозрительности. Затевая этот бессмысленный разговор он и не надеялся толком получить ответ более распространённый, чем пара отстранённых слов, а на деле же краткую справку о традициях чикагских охотников выпить, в серьёзности которой в данный момент никак не мог убедиться, да ещё и имя занимательного господина, которое, как ни прискорбно, тоже вполне могло оказаться вымышленным.
Если говорить до конца откровенно, то вампир был приятно поражён лаконичностью речи собеседника и крайне ей заинтригован. К сожалению, в данное место не так часто захаживают люди, желающие хорошенько потрепаться, предпочитая разговору дело, а ловкому словцу высокоградусную кровь. Диего же на остальных совсем не походил и, казалось, с языком мог управляться не хуже чем с заполненным до краёв бокалом, хоть и гордо именовал себя самым настоящим алкоголиком.
- Мне всегда казалось, что настоящий джентльмен не может себе позволить стать алкоголиком. А если уж попался на провокацию зелёного змия, то просто обязан хотя бы попытаться найти способ противостоять всем затаившимся в засаде Сухим законам разом. Вито Пастроне, рад знакомству.
Догадывался ли Вито об истинных мотивах пребывания Саеза в клубе? Абсолютно нет. Был ли крайне заинтересован столь умело болтливым посетителем? Совершенно точно да. Когда бармен поставил перед Пастроне заветный бокал, мужчина наконец отвернулся от уже мало занимавшей его сцены и сделал парочку довольно больших глотков. Он собирался несколько растянуть свою первую порцию, но увидев, как быстро расправился с аналогичным пойлом новый знакомый, поспешил последовать его примеру и очень скоро одним лишь жестом попросить восполнить содержимое опустошённого бокала.
Вито чувствовал себя в полной безопасности, а потому не видел необходимости вести себя совсем уж осторожно и умерять непомерное эго. Похвала Диего не могла не вызвать у хозяина гордую улыбку. Как ни странно, не столь часто ему удавалось стать свидетелем столь пропитанной лестью оценки в адрес его детища, а вычурное воспевание гения Пастроне так и вовсе кружило голову не хуже крови самого отчаявшегося выпивохи. Вампир никогда не считал себя глупцом, что сделать не позволил ему хотя бы непомерный уровень самооценки, да и ни разу не дал окружающим повода себя таковым именовать. Однако перед приятным словцом в свой адрес так и вовсе таял не хуже снега на Сан-Марко.
- Вы не первый, кто задаётся данным вопросом. Я бы даже сказал, что все мы здесь им задаёмся и ругаем себя за то, что не додумались до этого раньше. Насколько мне известно, хозяин этот наш с Вами сородич и от магии также далёк, как я от поклонения трезвости. Может быть спокойны, это не совсем обычная, но всё-таки кровь и никакого мошенничества. Чистый людской алкоголизм и полное отсутствие посторонних компонентов. И если всё гениальное действительно просто, то хозяин этот определённо гений!
К хвалебной речи в свой адрес Вито присоединился с, возможно, даже излишним энтузиазмом. Он ни в коем случае не собирался открывать перед первым встречным все свои карты, но это и не мешало ему лишний раз погладить самого себя по головке и сказать, какой он сам молодец.
- А что, говорите, кроме как у нас в Сан-Франциско о таком удобном способе опьянения ещё никто не додумался? Даже в Нью-Йорке? Мне всегда казалось, что жители Большого яблока опережают нас в скорости появления удачных изобретений.
Пастроне старательно пытался не отставать от гостя в умении правильно броситься красное словцо, а потому не смог удержаться от того, чтобы не вставить в свой вопрос то оригинальное именование Нью-Йорка, что только начинало входить в обиход американцев. К тому же, от слишком разговорчивого посетителя он намерился получить побольше информации о положении дел в других городах – мысль о том, чтобы расширить свой бизнес никак не давала ему покоя. Если ему так уж нравится болтать, так пусть болтает с максимальным коэффициентом полезности.
[icon]http://s3.uploads.ru/fhtjR.gif[/icon]

Отредактировано Vito Pastrone (2018-11-05 17:42:22)

+1

6

Либо Вито ничего не знал, либо талантливо и умело притворялся, что ничего не знал. Оба варианта были довольно паскудные, но Диего давно уже имел очень ощутимые претензии к Госпоже Удаче. Но на то она и Госпожа, что особо спросу с неё не взять.
— О, не сомневаюсь, что хозяин — настоящий гений. Рецептура понятна и известна давно, но кому же достанет дерзости, чтобы реализовать предприятие и до сих пор не попасть в руки к тем дуракам, которые носятся по приличным заведениям с мечами и копьями?
Улыбнувшись и продемонстрировав клыки, Диего снова пригубил из своего стакана. Первый, выпитый залпом, уже давал о себе знать — вампир хмелел. Стоило бы немного притормозить с алкоголем, но кто же дорвавшегося повесу остановит? Уж явно не Вито. Этот, судя по всему, и сам большой любитель пригубить всякого.

— Другие города … Я слышал, что подобное заведение пыталось наладить свои дела в Сиэтле. Даже, говорят, дела шли неплохо. Но сказалась близость Портленда — уже через месяц к ним зашли в гости не-люди, которых в гостях вряд ли кто-то захочет принимать. А Нью-Йорк … Сами понимаете, я там проездом был. Особенно в местные нравы не вникал. Но как я понял, там вовсю идёт возьня с гангстерами и на создание приличной выпивки не хватает рук. ЧТо иронично: тел-то в достатке.
Диего хохотнул своей же шутки, слегка дёрнув головой в сторону, мол, ну чертяки. Алкоголь помог расслабиться и накатывающая паранойя отступила. И жетон, и меч инквизитора благополучно пылились в номере. Брать их с собой было бы неразумно, на входе в клуб могли бы и обыскать. Ходи потом, доказывай, что это не рукоять меча, а крайне своеобразная сигара. Таким фокусом и Фрейда не проведешь, что тут говорить о вертухаях на входе. К тому Диего, как вампир в расцвете сил и борзости, искренне полагал, что на свете существует очень ограниченный круг проблем, где ему не хватит рук и клыков.
Вито нельзя было доверять. Хотя бы потому что он с радостью пускается в разговор с чужаками. Или потому что вампир попивает свой напиток, прекрасно зная способ его приготовления. И по крайней мере в общих чертах догадывающийся, как к такому относится Закон. Но Диего его не осуждал, с обратной стороны баррикад он и сам наверняка выглядел личностью паскудной, доверия не заслуживающей и предпочитающей в высшей степени мерзкие усики. Но не усами красен шпион, а потому веревочке виться.

— Знаете, мистер Пастроне, первый бокал — это шутки. Истина всегда где-то на втором, а то и третьем. Но я свои выводы уже сделал. Я тут рассказывал нашему другу, что приехал не только приятно провести время, но и заняться некоторого рода коммерцией. В Чикаго довольно большое сообщество наших братьев и все они заскучали по хмельку, — приложившись снова к стакану и в этот раз допив, Диего свистом подозвал бармена и попросил вновь наполнить бокал. Вампир не упился, нет, но в достаточной степени отогрелся душой, чтобы полностью войти в роль несчастного супруга настоящей бестии из Чикаго, планирующего наладить поставки вампирского алкоголя. Казалось, Саес с радостью примерит какую угодно маску, лишь бы не снова инквизитора Двора Порядка. Но кто здесь обвинит его?
— Я к чему клоню, Вито. Чикаго — это город Капоне и промышленности. Сухой закон там обходят, но ещё никто не дерзнул подпаивать иных нашего с вами племени. Я намерен вложить в это дело определенный капитал и вы можете мне помочь. Мне нужно переговорить с хозяином заведения, но в такой аншлаг не хочется отвлекать персонал от дел. Не могли бы вы устроить встречу? Или, на худой конец, передать ему, в каком номере я остановился?
Диего внимательно взглянул на своего собеседника, всеми силами стараясь придать своей морде выражение блаженного подпития. Даже если Вито наотрез откажется, будут основания полагать, что он никак не связан с местными владельцами. Если согласится, то ещё лучше: значит или связан, или оказался во власти алчности. А у Диего было достаточно долларов, чтобы утолить средних размеров аппетит. И более, чем достаточно обещаний, чтобы утолить любых других масштабов.
— А теперь вернемся к нашим напиткам. Дело не срочное, но через неделю я планирую возвращаться домой. Было бы здорово до этого момента встретиться. Ну да хватит о делах. Скажите, а я не мог вас видеть в прошлом веке где-то в Луизиане?
Выдав свои желания, Диего поспешил свернуть с пути деловой беседы назад, на любимую тропу хмельного разговора. В конце концов, редко удаётся славно выпить. И ещё реже найти неотвратительного собеседника.
[icon]http://sh.uploads.ru/6zkTN.jpg[/icon]

+1

7

От упоминания доблестных поборников закона, чаще доставляющих неприятности, чем действительно приносящих какую-либо пользу, Вито брезгливо поморщился. Даже горькая, периодически попадающая в его стакан, хоть и не приносящая с собой никакого дополнительного эффекта помимо вкусового, не вызывала у него таких отвратительнейших гримас. С законом честный бизнесмен предпочитал отношений не только плохих, но и хороших не иметь. Гораздо приятнее проворачивать свои грязные делишки в максимальной удалённости от власть имущих – в Портленд соваться у вампира никакого желания не имелось и не намечалось. Однако прекрасная осведомлённость о своих проступках вызывала скорее не благоговейный трепет перед наказанием, а стойкое отвращение от рук его исполняющих.
- Ой, и не напоминайте о них. Захаживал к нам пару месяцев назад один такой любитель продолговатых предметов, всё вынюхивал, что у нас тут да как. Да так старательно вынюхивал, что записался в постоянных клиентов и сам теперь за процветание дела ратует больше многих. Вон он сидит в том углу, рядом с симпатичной блондинкой. Видите?
Вито старательно указывал пальцем на презентабельного господина в противоположном конце зада, силясь продемонстрировать живое доказательство своих слов собеседнику. Второй рукой удерживал свой медленно, но верно, маленькими глотками опустошаемый бокал. В компании интересного человека и пить казалось куда приятнее, а содержимое бокала испарялось куда незаметнее.
Он слушал внимательно, будто бы действительно пытаясь вникнуть в суть рассказа, взять на заметку полезные данные, борясь с подкладывающим помутнением рассудка. Шутка Диего показалось ему невероятно удачной и тонкой, Пастроне расплылся в широкой улыбке и негромко засмеялся, пару раз повторив за гостем вслух столь удачное «тел в достатке» и потерев двумя пальцами переносицу. Этот господин ему определённо нравился. Вито не было нужды отчаянно контролировать каждое слово, он чувствовал себя более чем прекрасно и, что самое главное, спокойно. Был искренне уверен в том, что своей речью никак не может выдать своего истинного отношения к противозаконному дело. Возможно, ему стоило засомневаться в обывательской составляющей любопытства мужчины, однако о чём же ещё можно говорить в клубе, предоставляющем своим посетителям столь уникальную услугу, как не о ней самой.
Однако даже самая привлекательная тема может в любой момент начать надоедать. Убедившись в том, что в иных городах дела с продажей кровавого алкоголя обстоят вообще никак, Вито надеялся на приятной шуточной ноте уйти в какую-нибудь иную, не имеющую с бизнесом ничего общего тему. Известие о желании господина примкнуть к его удачному делу вызывает у дельца усталый вздох и недовольство. Во-первых, мистер Пастроне не привык в таком шатком вопросе на кого-то полагаться, предпочитая всегда рассчитывать на собственные силы и свой личный капитал. Во-вторых, он не чувствовал в себе никакого желания обговаривать действительно серьёзные дела в столь расслабляющий момент. Одно дело просто поговорить, и совсем другое задумываться о возможно выгодном контракте и расширении бизнеса.
Вито еле удержался от того, чтобы прямо заявить господину, что в данный момент он такие вопросы обсуждать никак не намерен и предлагает вернуться к ним не менее, чем через сутки. Но от столь однозначного ответа его спас не столько страх стопроцентного срывания тщательно удерживаемой маски непричастного к нелегальщине, сколько не унимающаяся жажда наживы. Да, делу час, а потехе время – с этим никто спорить и не собирается, однако не каждый день к Пастроне обращаются люди со столь заманчивыми предложениями.
- Наверное, я должен был бы Вам сказать, что помочь ничем не могу, к хозяину никакого отношения не имею и Вы обратились точно не по адресу, но врать Вам, Диего, почему-то совсем не хочется.
Он говорил как бы нехотя, начал намеренно издалека, стараясь всем своим видом намекнуть собеседнику, что оказывает ему неоценимую услугу. Если уж Пастроне действительно придётся иметь дальнейшее дело с этим джентльменом, то пусть непременно чувствует себя всецело обязанным гению самовлюблённого венецианца.
- Насколько я могу судить, человек Вы, прошу прощение, вампир Вы серьёзный и зря время такого же серьёзного вампира тратить не будете. Если хотите, я могу Вам организовать встречу с хозяином, а если хотите очень сильно, то организовать в ближайшие пять минут. Но только если Вы действительно считаете нужным заняться данной проблемой прямо сейчас. Я хоть в Луизиане, даже стыдно признаться, ни в веке прошлом, ни в веке нынешнем не был, однако мне кажется, что Ваше просвещение меня в луизианском вопросе будет куда занимательнее, чем деловое обсуждение.
Неутолимая жажда расширить сферу деятельности в его голове вступило в противоборство с желанием продолжить пьянку, а потому Вито не нашёл иного для себя компромисса, кроме как переложить право выбора на чужие плечи.
[icon]http://s3.uploads.ru/fhtjR.gif[/icon]

Отредактировано Vito Pastrone (2018-11-16 16:06:19)

+1

8

Диего улыбнулся, явив доказательство свой вампирской сущности и медленно кивнул.
— Пять минут, значит. Полагаю он здесь. И коль скоро любит своё заведение, есть у нас время до окончания представления. Хотите расскажу, как я угадал, что любит? Потому что только кровосос с огромным мертвым сердцем дерзнул бы подтереться Законом и скрасить не-жизнь своих иных собратьев, — в который раз отсалютовав бокалом, Диего пригубил его. Казалось бы, рыбёшка заглотила наживку и скоро инквизитор лавочку прикроет и, возможно, сверху даже помочится. Но где-то в глубине души Саес отдавал себе отчёт, что рапорт писать будет проблематично: по сути, и дураку ясно, что владелец заведения здесь бывает. А служитель Порядка просто сидит и строго говоря квасит. Но компания, компания!..
— Ах да, Луизиана. Чудесная земля болот, негров и баб, не знавших мыла. Бармен, арахис! Я собираюсь рассказать мистеру Пастроне немного о дикарях. И да, ещё по одной, — быстро допив стакан, вампир с силой ударил дном о барную стойку — хорошо хоть не разбил. Но с каждой минутой становилось всё очевиднее, что под благовидным предлогом работы Диего собирается неистово кутить. Но без арахиса эффект будет не тот. Дождавшись небольшого блюдца с закуской, Саес сгрёб почти половину и высыпал на стойку, — Внимание, Вито, внимание. Я могу теряться в деталях, но смотри — вот эта пригоршня. Это был Новый Орлеан. И жили в его предместьях две семьи.

Выхватив ещё два орешка, Диего положил их поодаль в разные стороны от кучи, изображающей город, в 18 веке побывавший в составе Испанской империи. Это дело Саес почти не помнил, а потому во многом в истории пришлось бы врать. Но если уж и врать, то виртуозно и с пользой для слушателя. С чувством горькой иронии Диего почувствовал себя самой настоящей цыганкой. Не хватало только пару чумазых дегенератов, пытающихся стащить кошелек у Вито.
— Фамилий я не помню, но были как Двор Хаоса и Порядка: вечно грызлись, публиковали памфлеты и возможно насиловали свиней. Вот к одним — назовём их Свинотрахи — я поступил на службу. Стрелок я был чудесный, а потому потом мне предложили деньги другие ребятки, их для простоты обозначим Трахосвинами, — Саес глупо рассмеялся своей же не особо удачной шутке. Любой дурак знает, что в Луизиане предпочитали коз, — А вот потом началось самое интересное. Я, веришь-нет, когда-то был волнительным и пылким юношей. Влюбился я в дочку Трахосвинов и хоть плачь. А потому, дурак, повёлся на бабу.

Чтобы растянуть историю и добавить трагичности, Диего горько покачал головой и отпил из нового бокала. Хотя, казалось бы, история девушки с такой неоднозначной фамилией уже могла смело тягаться с Шекспиром. Скучающе Саес закинул в рот Новый Орлеан и продолжил, будто неожиданно вспомнил продолжение истории:
— Там разное потом было: и дилижанс я их обидными словами расписал, и негров без документов проезжающим гастролёрам продал. В общем, слово за слово, да и перестрелял я нахрен всех этих Свинотрахов. Времена-то дикие были, — поспешил добавить Диего, будто бы оправдываясь. Но ему стыдиться было нечего. В общих чертах история была примерно той же, только перестрелял он их после попытки его же крестовать и сжечь. Увы, с вампирами и тогда особенно никто не церемонился. Особенно в истово верующей протестантской семьи с благороднейшей фамилией, — Пришёл я ко вторым, значит. А девка эта в лицо мне рассмеялась и с карабина попробовала задницу отстрелить. Понятное дело, что не получилось, не ждала она вампира-то. Ну я её сожрал, а поместье сжёг. Эх, малышка Жоржетт, всё могло быть иначе.

Дамочку, ясное дело, Жоржетт не звали. И дочерью Трахосвинов она не была. Но отдельные нюансы и детали истории Диего предпочёл не сообщать. Во-первых, подробности были не так красочны и часть сраки ему снести всё же умудрились. А во-вторых, история от этого бы всё равно ничего не выиграла.
Старательно изображая не самую маленькую степень опьянения, Саес положил руку на плечо своего неожиданного собутыльника и крепко потряс его:
— Такая история, брат! Хвалиться нечем, но вот чего я задумал. Это же это, то самое, приличное ж заведение? Где тут задние комнаты! Берем бутылок, да двигаем туда. И девок, девок главное позвать. А то сидим тут, о грустном общаемся. Денег хватит, всё красиво.
Диего заговорчески подмигнул Вито. Хитрым манёвром, он планировал перевести их беседу в менее шумное и публичное место, где после пары бутылок можно будет снова вернуться к деловым разговорам и уж тогда точно взять за мохнатое достоинство владельца клуба. По крайней мере, именно так видел ситуацию вампир. Но будем откровенны: кто откажется отправиться с дамами на диваны?
[icon]http://sh.uploads.ru/6zkTN.jpg[/icon]

+1

9

- Ну а разве его можно не любить? – Вито широко развёл руки, будто в попытке обхватить весь клуб сразу. – Будь у Вас такое заведение, разве не стали бы Вы здесь проводить всё своё свободное время? Вроде бы сидишь и наслаждаешься жизнью, спокойно попивая столь прекрасный напиток, а тем временем денежки то капают!
Пастроне многозначительно поднёс к губам свой стакан, дабы сделать ещё один небольшой глоток, но ему тут же пришлось от этой мысли отказаться – пришлось допивать всё сразу. Желание гостя – закон, которому не потворствовать вампир был попросту не в силах. Когда кто-то говорит «ещё по одной» отказываться от такого заманчивого предложения прямо-таки неприлично. Вито лишь одобрительно кивнул бармену, куда более тихо поставив уже свой пустой стакан на барную стойку.
Поначалу вампир даже и не понял, на кой чёрт Диего вообще потребовался арахис – не есть же он его собирается. Но когда Саес начал раскладывать орешки на деревянной поверхности, Вито довольно быстро включился в эту новую игру. Он с интересом слушал собеседника, вставлял массу уточняющих вопросов, ярко демонстрируя свою искреннюю заинтересованность в рассказе. Не находись вампир в состоянии некоторого алкогольного опьянения, шутку с красноречивыми фамилиями главных героев однозначно бы пропустил мимо ушей – сейчас же расхохотался в голос, еле удержавшись на стуле. Периодически он переспрашивал что-то относительно самых уж запоминающихся частей нешуточной трагедии, будто бы действительно был готов поверить в её истинность и нуждался лишь в маленьком заверении, что всё это чистейшая правда. Чувство того, что где-то он похожую историю уже слышал, не покидало Пастроне на протяжении всей истории, и всё же он старательно отмахивался от него и даже немного расстроился, когда повествование таки подошло к своему логическому концу.
- Да это с самого начала было понятно, что ты этой бабе ладу не дашь, - с видом китайского мудреца заверял нового приятеля Вито, размахивая уже наполовину опустевшим стаканом. – Какая вообще нормальная девка может носить имя Жоржетт? У тебя просто не было и шанса.
Квасить под вполне себе красочные россказни о далёком да к тому же ещё и Новом Орлеане Пастроне определённо нравилось. Он даже успел проникнуться ни с чем не сравнимым духом этих земель и честно-пречестно себе пообещал, что когда-нибудь такую поездку обязательно совершит. А пока ему предлагалось совершить путешествие совсем недалёкое, даже не принуждающее вампира покидать свою обожаемую вотчину. Да вот незадача – предполагаемый пункт назначения в данном заведении просто не существовал.
- Вынужден сообщить тебе крайне печальные новости, мой друг, - с выражением вселенской скорби на лице начал было Пастроне, - задних комнат в этом месте, к сожалению, не имеется. Не предусмотрено, так сказать. Но! – в этот момент воздух перед самым лицом гостя сотряс направленных вверх указательный палец Вито, - для тебя я могу найти хорошее местечко, куда не стыдно было бы привести даже самых очаровательных дам.
Естественно, когда Вито ещё только задумывался о создании клуба, он никак не собирался открывать в его стенах места для более увеселительного времяпрепровождения гостей. Единственный человеком, которому были доступны здесь все виды удовольствия, был он сам, а для личного пользования вполне должно было хватить одного кабинета. И раз уж с Диего рано или поздно Пастроне всё равно предстояло перейти к делам деловым, хозяин не видел ничего плохого в том, чтобы предложить тому переместиться именно туда.
- Я тебе вот что скажу. Девки тут каждый день бывают, да много, на любой вкус и цвет. Но я для себя выделил парочку-троечку, лично проверил, отобрал – самый сок! Точно останешься доволен, и это ещё мягко говоря.
На многообещающее подмигивание Вито просто не мог не ответить дружеским толчков с бок. Он был очень ряд тому, что Саес всё же решил отложить важные дела на потом и согласился повеселиться – в этом Пастроне был бесповоротно уверен. Он резко повернулся в сторону бармена, ввернул в его распоряжение опять опустевший стакан и очень таинственным голосом попросил достать ещё не откупоренную бутылку.
- Угощаю, - улыбнулся он, в духе французских мусье попытавшись выписать какой-то странный поклон с использованием лишь одной руки и наклона головы.
Затем последовала попытка подняться с насиженного места: безрезультатно – попытавшийся опять завалился на только что оставленный стул. Вторая же увенчалась успехом, и относительно ровно стоя на своих двоих, Вито прямо-таки всей рукой указал на не столь далёкий столик, за которым находилась парочка вполне себе приятного вида дамочек.
- Предлагаю скрасить наше одиночество компанией вон тех красоток, – самодовольно изрёк он свой вердикт.
[icon]http://s3.uploads.ru/fhtjR.gif[/icon]

0


Вы здесь » dial 0-800-U-BETTER-RUN » прошлое » Every Day Will Be Sunday When the Town Goes Dry


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC